Как сын профессора антропологии строит карьеру тренера в белорусском райцентре

Большой спорт №9 (125)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Евгений Давидович, ФК «Осиповичи»
Осиповичи – 30-тысячный городок примерно в 100 км от Минска. Местная футбольная команда в 1999 году выступала в сильнейшем дивизионе чемпионата Белоруссии, а сейчас является середняком полупрофессиональной второй лиги. В апреле ее старшим тренером был назначен японец Аллен Нишие. Корреспондент «Большого спорта» съездил в белорусский райцентр, чтобы пообщаться с сыном известного антрополога и лингвиста, которому местный клуб должен открыть дорогу в профессиональный футбол.

У «Осиповичей» нет официального сайта. Зато есть страница в популярной социальной сети, на которой оперативно публикуются результаты матчей и фотографии с них, а также ведется общение с болельщиками. Ее администратором является 22-летний Павел Остроух. Он пришел в клуб на должность пресс-секретаря, но в марте минувшего года неожиданно стал директором. Занимавший эту должность Александр Кончиц перебрался в выступающий в высшей лиге «Слуцк», и вакантный пост предложили вчерашнему студенту. Именно Павел ответил, когда я позвонил по указанному на странице команды телефону: «Приезжайте, организуем вам интервью».

С юным директором мы встретились в столовой местного предприятия «Кровля», куда зашли с Алленом Нишие подкрепиться после беседы. Обед из трех блюд обошелся мне примерно в 90 российских рублей. «Видите, у нас можно жить и при весьма скромном доходе», – с улыбкой отметил Павел. И рассказал, что бюджет местного клуба составляет примерно $65 000 в год. Однако потратить «Осиповичи», находящиеся полностью на государственном финансировании, планируют лишь около 50 тыс. «На ставке у нас 24 человека, вот и считайте, какова средняя зарплата», – говорит Остроух. Он занимается в клубе буквально всем: выбивает финансирование, ищет квартиры для иногородних игроков, ведет страницы в социальных сетях, работает диктором на домашних играх, организует транспорт для выездных матчей. На некоторые из них «Осиповичи» берут с собой болельщиков. «Если выезд дальний, просим автобус побольше, чтобы игрокам было комфортнее. Но свободные места все равно остаются, поэтому размещаем объявление в социальных сетях и везем с собой группу поддержки. Совершенно бесплатно»,– рассказывает Павел.

В июле команду покинули сразу семь футболистов, в том числе играющий главный тренер Денис Дригалев, перебравшийся в финансово благополучный «Спутник» из Речицы. Исполняющим обязанности назначили Нишие, однако японец продержался в роли главного лишь несколько дней. По признанию Остроуха, в условиях белорусской второй лиги и скромного бюджета основное качество успешного тренера – наличие связей и умение привлечь игроков в команду, а вовсе не владение современными методиками. По этому критерию зарубежный специалист отбор не прошел. И стал ассистентом 27-летнего Константина Чахова. Новый главком не говорит по-английски, и этот факт несколько смущает Аллена: на вопросы о своем будущем в клубе он отвечает неопределенно. Однако Остроух проблем не видит, отмечая, что первый во второй белорусской лиге японец уже сносно изъясняется по-русски. Говоря о мотивации Нишие, директор «Осиповичей» отмечает, что она явно не финансовая: «Мы с Денисом Дригалевым провели собеседование с Алленом по Skype. Сразу сказали, что не сможем платить ему больше, чем другим членам команды. Квартиру японец снимает сам. Она скромная однокомнатная, стоит около $70 в месяц. Так что главный интерес тренера  – профессиональный». Дадим слово самому герою.

Досье / Аллен Нишие

- Родился 15 мая 1977 года в Токио
- Выступал в низших дивизионах чемпионатов Канады, Франции, Бельгии, Германии, Австрии и Чехии
- Работал тренером в академии пражской Dukla, женской команде Minerva и непрофессиональных чешских лигах

Сын ученого
Отец Аллена – известный японский лингвист и антрополог Масаюки Нишие (1937–2015) – занимался преимущественно изучением диалектов африканских и карибских языков. Он издал несколько книг и собрал внушительную коллекцию артефактов – масок, элементов декора и народных инструментов. После смерти профессора коллекция была передана в Музей антропологии университета Нанзан в Нагое. Там также экспонируются фотографии, сделанные Масаюки Нишие в поездках.

Как сын известного профессора Масаюки Нишие стал тренером в «Осиповичах»?
В детстве я показывал хорошие результаты в математике, мне даже прочили успех в этой области. Поступил в университет в Америке, но со временем понял, что выдающимся ученым мне не стать. Это очень конкурентная среда – каждый год в США приезжают лучшие из разных стран, в том числе Индии и России, в надежде сделать карьеру. Я объективно не смогу достичь уровня своего отца в науке, поэтому решил выбрать другой путь. В Японии или США зарабатывать серьезные деньги наукой могут только выдающиеся личности, в то время как офисным сотрудникам, чтобы обеспечить себе приемлемый финансовый уровень, не надо быть топ-специалистами. Это менее конкурентная среда. То же самое касается и профессии футбольного тренера. Я играл на полупрофессиональном уровне и со временем получил приглашение тренировать одну из любительских команд. Совмещал это с другой работой, однако хотел сосредоточиться только на футболе. И получил такую возможность в «Осиповичах». У меня в Праге есть друг родом из Минска. Мы разослали мое резюме в белорусские клубы, и откликнулись именно здесь.

Отправиться во вторую белорусскую лигу – это серьезный вызов…
Мне нередко говорят, что резко меняю свою жизнь. Однако по большому счету я сделал лишь один действительно значимый выбор, когда решил профессионально заняться футболом, предпочтя его офисной карьере. Трудоустроиться в профессиональном футболе сложнее, поскольку клубов гораздо меньше, чем коммерческих структур. Но я решил попробовать.

В футбольной тактике есть что-то из математики?
Между этими сферами действительно есть общее. Не случайно некоторые футболисты сильны в математике, а один из игроков сборной Японии на чемпионате мира нынешнего года в детстве выиграл математическую олимпиаду. Думаю, это не просто совпадение. В Англии проводили любопытное исследование, оценивая интеллект игроков премьер-лиги по различным показателям. Выяснилось, что футболисты уступают среднестатистическим англичанам в умении излагать свои мысли. Поэтому их нередко считают глупыми. Но в то же время по умению быстро соображать, оценивать ситуацию, предвидеть многие игроки премьер-лиги значительно превосходят рядовых соотечественников.

Кем вы себя видите через несколько лет – главным тренером, ассистентом в «большом» клубе или специалистом, скажем, по физподготовке?
Я не заглядываю так далеко. У меня есть собственные идеи, как надо проводить тренировки, система. И я хочу воплотить ее в жизнь. Как правило, в полной мере такая возможность появляется лишь у главного тренера. Однако история знает немало примеров, когда ключевые решения, в частности, по тактике, принимал ассистент. А главный тренер – просто публичная фигура. Футбольная наука сделала огромный шаг вперед за последние десять лет, однако многие именитые тренеры работают по старым методикам. Способность учиться новому очень важна для успеха, но я замечаю, что даже в «больших» клубах люди доверяют мифам, не имеющим научного подтверждения.

Если возвращаться к вопросу, меня полностью устроит роль человека, непосредственно проводящего тренировку. Именно этим я занимался в «Осиповичах» до ухода прежнего главного тренера Дениса Дригалева, у нас было очень плодотворное сотрудничество. Как будет в дальнейшем – покажет время. Мне нравится планировать и проводить занятия. В целом же опций много: поступало предложение поработать в отделе скаутинга в чешском клубе.

Игроки второй белорусской лиги достаточно подготовлены, чтобы воспринимать ваши идеи?
Ну и вопрос! Мне не нравится такая формулировка. Вижу, что сами жители Белоруссии относятся к своей стране с большим пессимизмом, нежели я. Хорошие у нас игроки! Когда мы говорим о тренировочном процессе, подразумеваем, что хотим улучшить какие-то качества. Будь то второй белорусский дивизион или немецкая бундеслига.

Какие типичные для тренеров поступки вам кажутся ошибочными?
Нередко вижу, как наставники бегают по бровке, подсказывают футболистам, кричат, словно американские рестлеры. Считаю, что такое поведение оправдывает себя разве что при работе с детскими командами. На профессиональном уровне игрок должен принимать решение сам. Он не может попросить судью остановить матч, чтобы спросить у тренера, кому отдать пас. Поэтому надо отходить от практики обращения с игроками как с детьми. На профессиональном уровне задача тренера – дать информацию по тактике на матч, логически объяснить, почему надо действовать тем или иным образом. Футбол – очень конкурентная среда, и на место тех, кто не хочет выполнять задание, придут новые игроки. Я не говорю, что это произойдет сразу, а обозначаю принцип работы. Возможно, потребуется некоторое время, чтобы собрать в команде тех, кто действует по установке и сохраняет высокую внутреннюю мотивацию. Она и игровой интеллект – решающие факторы для достижения успеха.

Какую расстановку вы считаете наиболее прогрессивной? Как играют «Осиповичи»?
Команда действует по схеме «4–5–1», но это частный случай. Многое зависит от подбора игроков, их сильных и слабых сторон. Расстановка, схема – это преимущественно для прессы. Для тренера важны принципы действия в той или иной ситуации: прессинг, зонная защита…

Ваша команда располагается в середине турнирной таблицы и почти утратила шансы на повышение в классе. Каковы ее цели на сезон?
Это вопрос скорее к директору клуба. Конкретная задача на матч – победить. Я недоумеваю, когда тренеры команд произносят фразы из серии: «Цель – набрать шесть очков в трех матчах». Означает ли это, что после двух побед будет поставлена задача проиграть?

«Осиповичи» – сильнейшая команда, в которой вы играли или работали?
Я выступал в Нидерландах и Чехии, средний уровень лиг там повыше. А что касается тренерства… В июле из «Осиповичей» ушли семь игроков. Когда они были в команде, она была однозначно лучшей из тех, с которыми я работал.

Насколько я знаю, вы хотите получить тренерскую лицензию категории А…
Такая цель есть. В Чехии очень конкурентная среда, в Белоруссии с этим должно быть попроще. Но о конкретной дате получения лицензии я пока не могу сказать. Хотя она нужна – мне несколько раз предлагали хорошую работу, но не взяли именно из-за отсутствия лицензии.

Белоруссия – комфортное место для жизни?
Как я уже говорил, замечаю, что в целом оцениваю страну более позитивно, чем многие местные. Мой отец проводил исследования в Африке, я много путешествовал по этому континенту в детстве. Мы подолгу жили в разных странах Азии. И скажу откровенно: Белоруссия – далеко не бедная страна. Нищета выглядит совершенно по-другому. Общаясь с белорусами, заметил, что многие из них никогда не были на Западе, но идеализируют тамошнюю жизнь. Это меня немного удивляет. Везде есть свои проблемы – и в Японии, и в Нидерландах, и в Чехии. Мне очень нравится Прага, однако там моя карьера развивалась слишком медленно. Я решил придать ей новый импульс и не жалею о переезде в Осиповичи. Работа в клубе третьего по рангу дивизиона – хорошая строчка в резюме. В то же время если мне вдруг предложат возглавить белорусское представительство крупной японской корпорации, я подумаю.

В бытовом плане мне всего хватает. Единственное, приходится все время разговаривать по-русски. Только девушка в кафетерии и директор нашего клуба могут побеседовать со мной на английском. Бывший главный тренер «Осиповичей» Денис Дригалев отлично владеет этим языком, на первых порах он здорово помог мне наладить общение с игроками. Сейчас я уже могу общаться с футболистами без переводчика. Однако признаюсь, русский язык дается мне тяжелее, чем ожидалось.

Вы много ездите с командой. Как оцениваете местную архитектуру?
Все зависит от города. Как, впрочем, и в любой другой стране. Прага – красивый город, однако в чешской провинции не так много интересных строений. Некоторые белорусские города напоминают мне польские. Но я не лучший кандидат для беседы о белорусской географии. Команда выезжает на выездные матчи в день их проведения, поэтому мы почти ничего не видим, кроме стадиона. Минск мне нравится, красивый город, часто езжу туда в выходные.

Вы жили во многих странах Европы. Что-нибудь, кроме места рождения, связывает вас с Японией?
Я переехал в США с родителями, будучи подростком. Затем учился в школе во Франции и решил, что будет удобнее строить карьеру игрока в Европе. В Японии у меня не было необходимых связей. А в дальнейшем старался пользоваться хорошим знанием английского и трудоустраивался в европейские представительства японских компаний. У меня есть много знакомых в чешском футболе, поэтому думаю, что в этой стране мне будет легче всего. Хотя в целом комфортно везде.

Сколько языков вы знаете?
Вопрос в том, что считать знанием языка. Насчет японского и английского сомнений нет. По-голландски и по-чешски говорю достаточно свободно, по-французски – хуже, по-русски – еще хуже, примерно на этом же уровне у меня немецкий и испанский.

Вы счастливый человек?
В целом – да. Занимаюсь тем, что мне нравится. Многие хотят тренировать профессиональную команду, но далеко не всем это удается. Но полностью счастливым быть и не хочется: это означает, что некуда развиваться, а развитие, прогресс составляют суть жизни.

Партнеры журнала: