Артем Ребров – о спарринге с ван Бастеном и зарплатах молодых игроков

Большой спорт №9 (125)
Текст: Владимир Морозов Фото: Платон Шиликов
Чемпион России и многолетний вратарь «Спартака» Артем Ребров рассказывает «Большому спорту» о том, почему футболисты игнорируют прессу, как большие зарплаты сказываются на молодых игроках и кому из россиян нужно уезжать в Европу прямо сейчас.

Досье

- Родился 4 марта 1984 года в Москве
- Выступал за «Динамо» / Москва (2003–2004), «Сатурн»/ Раменское (2005–2010), «Сатурн-2»  (2008), «Авангард» / Курск (2007), «Томь» / Томск (2008), «Шинник» / Ярославль (2011), «Спартак» / Москва (2011 – н.в.)
- Чемпион России (2016/2017)
- Серебряный (2011/2012) и бронзовый призер (2017/2018) чемпионата России
- Обладатель Суперкубка России (2017)
- В 2015 году получил приз «Вратарь года» имени Льва Яшина
- За сборную России провел 1 матч, пропустил 3 гола

- Имеет два диплома – ветеринара (МГУПБ) и Московской академии физической культуры

Сергей Игнашевич как-то сказал: «Если есть возможность избежать интервью, любой футболист ею воспользуется».
Вы знаете, нет. Суть не в возможностях, а в журналистской работе – ее нужно уважать. Хотя иногда, конечно, встречаться с прессой не хочется. Но, так или иначе, интервью остается частью нашей профессии и футбола в целом. Ничего плохого в этом не вижу.

Тогда почему наши футболисты не умеют общаться с прессой? Всячески ее избегают, проходят молча в микст-зоне?
Так не всегда, просто иногда у игроков плохое настроение. А вообще, все зависит от воспитания. Сначала в семье, потом в детских школах. Нужно объяснять с малых лет, что есть сам футбол и кое-что вокруг него – болельщики, корреспонденты, которым нужно помогать рассказывать об игре с разных сторон. Я ни разу не слышал, чтобы с детьми специально говорили об этом.

Самый надоевший вопрос от журналистов?
Конечно, про штанги (Перед началом матчей Ребров целует обе штанги и что-то нашептывает – Прим. БС). «Как дела, жена не ревнует?» – самый дурацкий вопрос.

Топ‑3 спортивных издания, которые вы читаете?
Новости смотрю на «Чемпионате», Sports.ru и в приложениях других онлайн-изданий. Когда прихожу заниматься в World Class, иногда беру ваш журнал. Одной любимой газеты, как было лет 15 назад со «Спорт-Экспрессом» (я покупал его каждое утро), у меня сейчас нет.

Что-то дельное в прессе почерпываете?
Увы, редко. Мне кажется, журналисты ищут какие-то сенсации, интриги и грязь, чтобы потом в чем-то обвинить человека и взорвать таким образом «бомбу», собирающую много просмотров. Очень мало внимания уделяют достойным поступкам и хорошим новостям. Например, кто-то построил детскую школу. Да, об этом напишут, но не в таких тонах, как если бы, например, тебя поймали пьяным за рулем.

Вас немало критиковали. Как с этим справлялись?
Нормально. Больше задевает моих родственников – у нас же любят вспоминать в интернете про жен, семью и детей. Это не очень приятно.

C чем тяжелее справиться – с критикой или похвалой?
Желательно одинаково относиться и к тому и к другому. Выиграл? Проанализировал и забыл. Проиграл? То же самое.

У вас только один матч за сборную. Это следствие травм, конкуренции или объективно ваш уровень?
На самом деле для меня одна игра – уже большой успех, я не чувствую неудачу. При живом и здоровом Акинфееве вообще тяжело что-то сделать. Так что все по делу.

Самая сложная вещь в работе футболиста, которую мало кто замечает?
Для меня – сборы и расставание с семьей на долгое время. Я понимаю, многие скажут: «Ты получаешь такие деньги и при этом тяжело уехать на две недели?» И они будут правы. Но я же говорю про свой внутренний мир.

Мы задавали тот же вопрос Самедову и Березуцкому. Оба сказали: «Здоровье. К 30 годам большинство футболистов – инвалиды».
Они правы, футбол – большой удар по здоровью. Как говорят, физкультура лечит, а профессиональный спорт калечит. Я себя хорошо чувствую. Да, есть болячки и мелкие проблемы, но благодаря спорту, дополнительным тренировкам в зале и восстановлению в целом пока все в порядке.

Недавно вы играли в сквош с Марко ван Бастеном. Как это случилось?
Играл – громко сказано. Перед Кубком мира мой тренер Алексей Северинов узнал, что Ван Бастен может приехать в Москву. «Хочешь, спарринг устроим? – Давай! Будем потихоньку готовиться». В июне звонок: «Он здесь!» Я сорвался, тут же приехал в World Class. Перед выходом на площадку решил глянуть, что Марко из себя представляет. И приуныл: мне понадобилось две минуты, чтобы понять его уровень. А человеку уже 53: оказывается, он у себя в Голландии играет пять-шесть раз в неделю и состоит в клубе. Я говорю: «Давайте мы просто с ним сфотографируемся, и я спокойно пойду…»

Вы поклонник русского театра. Последняя постановка, которая вас впечатлила?
«Пиковая дама». Это смесь квеста и оперы. Ты ходишь, гуляешь и полностью погружаешься в действие. Прикольно. Из недавнего – мюзикл «Привидение» и «Бенефис» в Театре Вахтангова с 96-летним Владимиром Этушем. Актер поразил: не думал, что в таком возрасте можно творить что-то подобное.

Последнее чтиво, от которого вы не могли оторваться?
Теодор Драйзер – «Трилогия желания»: «Финансист», «Титан», «Стоик». Лучшее, что мне приходилось читать. Сейчас в руки попался «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург. Про сталинские лагеря и непростую жизнь автора. Сильное произведение.

Как выбираете литературу?
То в интернете что-то понравится, то по рекомендации. Например, Гинзбург приобрел в Краснодаре. Гуляли по городу с Сережей Песьяковым, нашим вратарем в тот момент, зашли в книжный. «Вот хорошая, почитай», – говорит, а самому жена постоянно советует.

Вы не сыграли на ЧМ, но смотрели. Давайте назовем лучших.
Вратарь – Уго Льорис.

Несмотря на фейл в финале?
А счет какой был? 4:1. Расслабились. Лучший защитник – Марсело. Полузащитник – Модрич. Еще Азара назвать хочется. Форвард – Дзюба. С ним – Мбаппе. Тренер – Златко Далич (Хорватия).

Впечатлило, как Россия шла по дистанции?
Впечатлила сама история – эмоции Акинфеева, слезы Дзюбы, характер Черчесова и реакция людей на происходящее. Команду полюбили. Она была изгоем, а стала любимицей. Чувствовалось единство, ребята играли с душой, хотя со стороны многим казалось, что у наших футболистов ее нет – мол, играют только за деньги. Матчи с Испанией и Хорватией все перевернули. Было круто.

Вся страна злилась на Смолова. А вы?
Я – нет. Это лотерея, пенальти. Да, он мог пробить сильно, как Фернандес, и не попасть. Всегда кто-то ошибается. Это футбол.

Если в «Спартаке» кто-то ударит так же вальяжно и не забьет, то вы не отреагируете?
Нет, абсолютно. У нас Промес недавно не забил PAOK. Не забил – и не забил. Ничего такого. Получится в следующий важный момент для команды.

Видели реакцию спортсменов, которые протестуют против вручения футболистам звания ЗМС?
Тяжело отстраниться, естественно, обсуждали с ребятами. Изначально услышал: «Гамова против…» Потом специально зашел в Instagram и нашел пост Катерины. На самом деле, ничего такого она не сказала. Посыл таков: когда выступала она, звания получили только те, кто играл, а здесь наградили всех, к тому же сборная ничего не выиграла. Гамова написала в конце: я не имею претензий к футболистам, они молодцы. Вопросы – к системе.

Почему так происходит?
О чем я говорил выше? У нас любят создавать немножко другой новостной фон. Как следствие – вновь начались разговоры, на сей раз: заслуживают или нет? Хотя, как мне кажется, Гамова говорила не совсем про это.

Кто следующим из российских игроков (после Головина) уедет в Европу?
Хотелось, чтобы им все-таки стал Федя Смолов. А также Илья Кутепов и Рома Зобнин. Тем более такая информация уже появлялась. Для «Спартака», конечно, это будет потеря, но для самих ребят, для их профессионального роста, – только на пользу. Кутепову, на мой взгляд, подошла бы Италия, Зобнину – та же Италия или Испания.

Расскажите, что сейчас за молодежь в футболе? Борзая, наглая?
Дерзкая – да. Наглой назвать не могу. Если кого-то из молодых прошу донести сумку или сетку с мячами, то они выполняют. Полагаю, все зависит от того, какая команда, из какого она региона и кто из ее ветеранов может пресекать определенные действия со стороны молодых игроков.

Высокие зарплаты мешают прогрессировать нашим молодым футболистам?
Хороший вопрос. С одной стороны, когда игрок уже в 20 лет получает большую зарплату, то ему тяжело думать о футболе, появляется много лишнего. В то же время ты не можешь искусственно создать для него потолок. Поэтому все должно быть постепенно, лесенкой. Добился – получи, заслужил. А когда на тебя сваливается куча денег, то сразу появляется море соблазнов, а с ними тяжело справиться. Я видел много таких ребят. С десяток как минимум.

В марте вам исполнится 35. Уже думали, чем займетесь после карьеры?
Мысли есть. В принципе, все со спортом связано, я в нем всю жизнь. У моей жены мебельный бизнес. Я же не пойду к ней столяром, правильно? Интересна функциональная подготовка детей, где наблюдается очевидный провал. Это переходный возраст, дети быстро растут и часто травмируются, зачастую психологически неустойчивы. Питание – отдельная тема, в «Спартаке» узнал, кто такой нутриционист.

Как помог, чему научил?
Раздельное питание – это основа. Мы же любим есть первое, второе, третье и сладкое: все это мешаем, начинается процесс брожения. Если ты ешь мясо, то ни в коем случае не притрагивайся к рыбе. Иначе организм будет переваривать дольше – это плохо. Питаться нужно через каждые три-четыре часа.

Какие продукты в «Спартаке» под запретом?
Свинина, майонез, кетчуп, масло, различные соусы.

Вам неоднократно предлагали инвестировать деньги в проекты. Что хорошего или, наоборот, неприятного из этого вынесли?
Понятно, что каждый хочет иметь свое дело. Первое время я сам загорался: то мойку открыть, то куда-то вложиться или что-то построить. Но вовремя понял: если инвестируешь, то за работой нужно следить и быть уверенным в человеке, которому доверился, иначе он тебя кинет. Заниматься самостоятельно не могу из-за футбола, а доверять кому-то из «своих» не хочу – боюсь друзей потерять.

Партнеры журнала: