Глава Pirelli Tyre Russia – о выходе из кризиса и поддержке автоспорта и хоккея

Большой спорт №9 (125)
Текст: Андрей Супранович
Генеральный директор Pirelli Tyre в России – человек не простой: он не только бизнесмен, но и наследный итальянский принц и герцог. При этом большую часть жизни Аймоне ди Савойя Аоста прожил вдали от родины, которая пока не спешит возвращаться к монархии, и посвятил себя работе в России. За это в нынешнем году он был награжден орденом Дружбы. В разговоре с «Большим спортом» принц Аймоне рассказал о своем «шинном» призвании и важности полученной награды.

Досье / Аймоне ди Савойя Аоста

- Родился 13 октября 1967 года во Флоренции

- Сын герцога Амадея Савойского-Аостского, представителя одной из младших ветвей
- Савойской династии и претендента на итальянский престол
- Женат на греческой принцессе Ольге Изабелле
- В 1994 году переехал в Россию, в 2000 году перешел в Pirelli Group
- В 2018 году награжден орденом Дружбы

Pirelli и Россию связывают давние отношения – еще до революции продукция вашей компании поставлялась в страну. Как возникла такая прочная связь?
Действительно, мы поставляли различную продукцию (тогда это были еще не шины) в царскую Россию, а в 1960-х было налажено сотрудничество с советскими властями. Знаете, Pirelli – это международный концерн, поэтому мы можем работать в любой стране и везде вести себя как местная компания, а не как итальянская. Российский рынок крайне важен для нас, ведь здесь производится более 10% всех шин Pirelli.

Нам нужно так много шин?
Раньше потребность в шинах была куда выше, но спрос резко упал в кризис. Нас спас экспорт – теперь мы значительную часть продукции продаем за рубеж.

В 2014 году в России прошел первый Гран-при «Формулы‑1». Это событие как-то изменило работу компании в стране?
Естественно, с маркетинговой точки зрения очень полезно иметь этап F1 в такой близости от нас. То же самое могу сказать и про Баку – гонка в Азербайджане для нас стала второй домашней. Не думаю, что продажи шин растут из-за того, что в стране проходит «Формула‑1», но этап – прекрасная возможность познакомить клиентов, дилеров, журналистов с тем, как Pirelli живет в мире автоспорта. Интересно, весело и полезно. Кстати, первая в истории гонка, в которой принимали участие шины Pirelli, частично проходила на территории России. Это был пробег из Пекина в Париж, в честь которого мы установили в Кирове, где находится один из наших заводов, памятник.

Pirelli сотрудничает и с раллийными чемпионатами, и с Супербайком. Зачем поддерживать что-то, кроме королевских гонок?
«Формула‑1» – это престижно, но вы не думайте, что мы работаем ради пиара. Pirelli всегда использует те технологии, что разрабатываются для гонок, в серийном производстве дорожных шин. Раллийные шины куда ближе к обычным, чем формульные, а в мотосегменте мы вовсе лидеры премиального рынка, так что участие в Супербайке очень важно для исследований. И тестирования новинок.

Что же секретного в ваших технологиях? Если с других чемпионатов можно спокойно унести шины на память, то в Pirelli собирают даже мельчайшие частички и все увозят…
Скажу честно: я не знаю. Вопрос к разработчикам шин, если так делают, значит, есть необходимость скрывать.

Раньше в «Формуле‑1» была конкуренция, а теперь Pirelli монополист. Это хорошо или плохо?
Это хорошо хотя бы потому, что команды не могут оправдывать свои поражения исключительно работой шин, как всегда было раньше. Теперь же все находятся в равных условиях. Еще важно, что при отсутствии конкуренции резко падают затраты на разработку. Мы спокойно работаем, не устраивая войну с конкурентами.

Вы запустили специальную линейку цветных шин под «Формулу‑1». Как они продаются?
В России их пока не много, так как производство небольшое. Мы будем его наращивать, ведь спрос есть, но осторожно. В целом рынок должен вырасти, хотя темпы пока не радуют. Кризис, конечно, тяжелый, все предыдущие переносились проще и быстрее.

Как рынок изменился за те четверть века, что вы работаете в России?
Технологии шагнули далеко вперед, это нельзя отрицать. Раньше шина была просто шиной, а теперь можно выбрать и Run flat, и с шумоподавлением, и с технологией Seal Inside, которая позволяет управлять автомобилем после прокола. Изменились и покупатели: они куда более образованны, много сидят в интернете и порой разбираются в наших продуктах лучше, чем продавцы в салонах. Важно, чтобы прислушивались и к автопроизводителям. Они не просто так советуют нашу продукцию – каждый четвертый новый автомобиль в стране продается с нашими шинами, и все они разрабатываются индивидуально под ту или иную модель еще на стадии ее создания. Поэтому для BMW нужны те, что со звездочкой, а для Mercedes-Benz – с буквой M. Разница ощутимая.

Помимо автоспорта, Pirelli поддерживает и другие виды: хоккей, горные лыжи, футбол. Почему это важно?
Это все имиджевые проекты, конечно. Pirelli и Inter 23 года вместе, сложно представить футболку клуба без нашего лого. Никто в Европе не может похвастать таким постоянством. Хоккей же в России и Европе очень популярен. Горные лыжи же шли в одном пакете с хоккеем, нам выбирать не пришлось. Но мы не жалуемся – это хорошие виды для рекламы зимних шин, которые хорошо продаются в России и Скандинавии, где так любят хоккей.

Ваш вклад в развитие бизнеса между Россией и Италией был очень высоко оценен. Орден Дружбы, полученный из рук президента, – важная награда?
Конечно. Ровно половину своей жизни я провел в вашей стране. Можно сказать, что мы выросли вместе – я и Россия. Очень горжусь тем, что мою работу заметили, и теперь буду трудиться еще усерднее.

Партнеры журнала: