Игорь Куницын – о том, как российский теннис выживает в условиях недофинансирования

Большой спорт №10 (86)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Евгений Пахоль
Один из сильнейших отечественных теннисистов недавнего прошлого Игорь Куницын прекратил активные выступления в 32-летнем возрасте. Однако от спорта не отошел, перейдя на работу в Федерацию тенниса России (ФТР). О своих нынешних обязанностях, перспективах отечественных игроков, финансовой ситуации в своем виде и турнире «Банк Москвы Кубок Кремля», который в нынешнем году отмечает 25-летний юбилей, Игорь Куницын рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 30 сентября 1981 года во Владивостоке
  • C 1998 по 2013 год выступал в AТP-туре
  • Победитель Кубка Кремля в одиночном (2008) и парном (2010) разрядах
  • Лучшее место в рейтинге ATP – 35
  • Член правления Федерации тенниса России

Вы планировали в 2013 году завершить карьеру игрока или решились на этот шаг, получив предложение от ФТР?
Я сообщил о своем решении закончить выступления руководству ФТР, мне предложили определенную роль в федерации. Стало более-менее получаться, по сей день сотрудничаем.

За какой участок работы вы отвечаете?
Главная задача – подготовка команды для выступления в Кубке Дэвиса. Я тренер основного состава.

Главные причины отсутствия сильнейших отечественных игроков в сборной лежат в финансовой плоскости?
Устаревший формат турнира не устраи­вает теннисистов, которые не хотят работать семь-восемь недель в году себе в убыток. И я благодарен тем, кто все же соглашается представлять страну. Считаю, что любая критика в адрес спорт­сменов идет от отсутствия правильной информации.

Не платить за участие в Кубке Дэвиса – принципиальная позиция ФТР или дело в объективном отсутствии средств?
В этом турнире практически нет призовых, а федерация у нас, прямо скажем, нищая.

Сборную Португалии россияне победили сильнейшим составом или были отказники?
Он лучший из возможных. В команде отсутствовали три лучших по рейтингу игрока по причине травм. Теймураз Габашвили получил повреждение во время US Open, выбыв на пару недель, а Михаил Южный и Дмитрий Турсунов по состоянию здоровья в данный момент просто не могут выходить на корт. За исключением троих вышеназванных – все сильнейшие. Константин Кравчук – хороший парный игрок, а бронзовый призер юношеских Олимпийских игр Андрей Рублев – один из самых перспективных отечественных юниоров.

Сейчас молодым теннисистам легче пробиться, чем в то время, когда вы начинали карьеру?
Мне сложно сравнивать, поскольку в тот период я не работал в ФТР и не мог судить об общей ситуации. Но сейчас в финансовом плане она просто отвратительная. В то же время отечественные юниоры показывают выдающиеся результаты и при должной поддержке могли бы помочь нашей стране занять ведущие позиции в мировом теннисе.

Может ли в такой ситуации заработать схема, при которой частный инвестор помогает молодому игроку за дальнейший процент от его призовых?
Подобные случаи практикуются. Но частный пример не может ставиться в основу глобальной системы развития вида спорта в стране, концепции подготовки национальных сборных команд. Хорошо, что есть люди, способные помочь, будь то с перспективой возврата вложенных средств или же безвозмездно. ФТР разработала программы развития тенниса, но их реализация упирается в финансирование. Все мы понимаем, что действительно крупные российские компании в той или иной степени являются государственными.

Давайте перейдем от финансовых вопросов к собственно теннисным. Вас не удивляет большое количество возрастных игроков на верхних строчках рейтинга ATP?
Ни в коем случае. Игра усложнилась, и, для того чтобы выбиться в лидеры, нужно гораздо больше умений и навыков, нежели лет 20 назад. Еще один аспект – материальный: чем ближе к вершине рейтинга, тем выше призовые. Для того чтобы их выиграть, спортсмены более профессионально относятся к делу, стараются по возможности продлить карьеру. Полулюбительский подход уже не проходит: все топ-игроки ездят по турнирам с массажистами, докторами, тренерами по физподготовке. Далеко не каждый молодой теннисист может позволить себе возить такую команду поддержки.

Какое место в рейтинге надо занимать, чтобы содержать себя игрой в теннис?
Это во многом зависит от того, в какой стране жить. По собственному опыту могу сказать, что, входя в первую сотню рейтинга ATP, можно выйти на самоокупаемость при условии, что ездишь по турнирам без тренера. При этом существуют варианты: нанимать специалиста на определенные недели, оплачивать его услуги в складчину с каким-то другим спортсменом…

На пике карьеры вы могли содержать такую же команду как, скажем, Роджер Федерер?
Конечно, нет. Максимум – тренера на постоянной основе и оплачивать услуги физиотерапевта на пару с кем-то. В той же Японии теннисист, пробившийся в топ‑100 рейтинга ATP, обес­печивает себя на всю жизнь. Там очень развит спонсорский рынок. Во многих странах все расходы игроков, включая услуги тренеров и массажистов, оплачивает национальная федерация. Плюс спонсорская поддержка. Российские же теннисисты живут преимущественно за счет призовых.

Кому из молодых российских теннисистов по силам пробиться в первую мировую сотню? Возможно, у нас есть спорт­смены, способные решать гораздо более серьезные задачи?
Если говорить о тех, кто выступает на достаточно высоком уровне сейчас, то это Андрей Кузнецов и Евгений Донской. Если, конечно, избегут травм. Способен показывать стабильно качественную игру Теймураз Габашвили. Из более юных спортсменов отмечу Карена Хачанова, Андрея Рублева и Романа Сафиуллина – они весьма перспективны. Я бы даже сказал, по потенциалу способны войти в первую десятку рейтинга ATP.

В мировой группе Кубка Дэвиса выступает сборная Казахстана, костяк которой составляют натурализованные россияне. Мы могли удержать этих игроков?
Им предложили шикарные условия для профессионального роста, оплачивают все поездки. Останься Андрей Голубев, Михаил Кукушкин и Евгений Королев в России, они не достигли бы таких успехов, как сейчас. Я считаю, что чинить препятствия отъезду теннисистов за рубеж не стоит. Наоборот, нужно создавать благоприятные условия здесь, чтобы к нам хотели приехать.

Обращался ли кто-либо из молодых теннисистов в ФТР со своего рода ультиматумом: если не поможете, сменю гражданство?
За полтора года, что работаю в федерации, я с такими случаями не сталкивался.

11 октября стартует «Банк Москвы Кубок Кремля». Как вы оцениваете состав участников мужской сетки?
Если смотреть по именам, в нынешнем году он один из сильнейших за всю историю турнира. Выступит вся элита российского мужского тенниса, включая Михаила Южного и Дмитрия Турсунова, которые, надеюсь, избавятся от проблем со здоровьем. В заявке на турнир значатся 12 мужчин, входящих в топ‑30 рейтинга ATP, и 9 женщин из топ‑20 рейтинга WTA. К нам приедут такие мастера, как Марин Чилич и Милош Раонич.

Считаете ли вы оптимальными сроки проведения Кубка Кремля?
Это единственная неделя, когда можно совместить по времени мужской и женский турниры. Другого варианта на данный момент нет. Основные спонсоры настаивают на том, чтобы соревнования ATP и WTA совпадали. В нынешнем году турнир отмечает 25‑летний юбилей, и в дополнение к звездному составу участников организаторы подготовили для зрителей специальное световое шоу.

В чем заключались ваши обязанности как сотрудника ФТР применительно к Кубку Кремля?
В первую очередь контактировать с российскими игроками, вести с ними переговоры, решать организационные вопросы. За приглашение зарубежных теннисистов отвечает Евгений Кафельников. По регламенту организаторы могут предоставить три wild card не попадающим в основную сетку по рейтингу. Скорее всего, их получат Андрей Кузнецов и Евгений Донской – отдаем приоритет выступающим за сборную России. Над третьей кандидатурой думаем, рассматриваем Андрея Рублева и Карена Хачанова.

Исчезновение из календаря турнира ATP в Санкт-Петербурге помогает вести переговоры о приезде игроков в Москву?
Не вижу здесь связи, эти турниры проходили в разные недели. Московское соревнование конкурирует не с питерским, а с зарубежными, проходящими в эти же сроки. Одни иностранцы не хотят заморачиваться с визами, другие предпочитают выступить поближе к дому. При этом хочу отметить, что количество соревнований более низкого уровня у нас в стране растет. Когда я начинал, в России проводились лишь два фьючерса, сейчас же – более двадцати. Схожая ситуация и с челленджерами.

В то же время благодаря Банку Москвы Кубок Кремля является единственным теннисным мероприятием в России, у которого фактически нет проблем. Даже с домашними поединками Кубка Дэвиса существуют сложности: многое держится исключительно на личных контактах Шамиля Тарпищева. Благодаря титульному спонсору столичного турнира мы можем проводить не только собственно игры, но массу сопутствующих мероприятий: тренерские семинары, «детский день»…

Чем вы будете заниматься по окончании Кубка Кремля?
Все упирается в финансирование. Оптимально было бы примерно через месяц после окончания турнира начать подготовительный сбор с кандидатами в сборную. Но опыт предыдущих лет свидетельствует, что средства вряд ли найдутся, так что останусь в Москве и продолжу заниматься организационной работой.

Она вам близка по духу или предпочитаете находиться непосредственно на корте?
Какие глобальные планы могут быть в условиях тотального дефицита средств в ФТР? В данной ситуации мне больше нравится тренировать в «полевых» условиях.

Мысли возобновить карьеру игрока не посещают?
Нет. Эту страницу своей биографии я перевернул.

Партнеры журнала: