Евгений Плющенко – о сочинских Играх, Евровидении и охоте

Большой спорт №10(76)
Алексей Немов
Очередное интервью главного редактора «Большого спорта» Алексея Немова состоялось в Петербурге, где живет и готовится к грядущей Олимпиаде в Сочи его давний приятель Евгений Плющенко. Во время дружеской беседы олимпийских чемпионов выяснилось, как Евгений оправляется от тяжелой травмы, чего ждет от предстоящей Олимпиады и как проводит редкие минуты отдыха между тренировками.

Досье

  • Родился 3 ноября 1982 года в городе Солнечный Хабаровского края
  • Олимпийский чемпион 2006 года, двукратный серебряный призер Игр (2002, 2010)
  • Трехкратный чемпион мира (2001, 2003, 2004)
  • Семикратный чемпион Европы (2000, 2001, 2003, 2005, 2006, 2010, 2012)
  • Обладатель государственных наград: ордена Почета, ордена Дружбы, медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени, медали «За укрепление боевого содружества» (Минобороны)

Как продвигается подготовка к Олимпиаде? Как чувствует себя спина?
Состояние стало гораздо лучшим, спасибо моему доктору Алексею. Понемногу выхожу на лед. Перед нашим разговором уже откатал короткую программу и исполнил четверной прыжок. Были ошибки, но для первого проката идеально. Если буду все правильно делать в дальнейшем, то все должно получиться.

Тебя ждет уже четвертая по счету Олимпиада. Тяжело ли настраивать себя на борьбу?
Я так скажу, ментальной усталости нет, мог бы кататься еще долгое время. Приходишь на тренировку, голова говорит: надо делать, а тело отвечает: зачем это надо? Вот мои 12 операций как раз говорят, что силы небеспредельные. Особенно подкосила последняя – на позвоночнике. Мне заменили межпозвоночный диск, закрепили его четырьмя шурупами. Восстановление очень длительное, так долго – семь месяцев – еще не приходилось простаивать.

Вообще фигурное катание, как и, например, художественная гимнастика, – спорт молодых, хотя ты своим примером пытаешься опровергнуть это.
Я немного изменил фигурное катание, сделал его более возрастным. Раньше было как? Выиграл что-нибудь – и ушел. Тара Липински, олимпийская чемпионка, ушла из любителей в 15 лет. Сейчас все иначе, и мне это нравится. Взять хотя бы Бриана Жубера. Ему 29, и он давно мог бы закончить, но все еще катается, потому что мой пример перед глазами. Ю‑На Ким, олимпийская чемпионка Ванкувера, тоже собиралась завязывать, но потом решила, что хочет «как Плющенко». При этом она еще молода, сочинские Игры станут для кореянки лишь вторыми. А мне уже 31, и ведь в 13 лет я уже участвовал в чемпионате мира среди юниоров. 17 лет в большом спорте!

Слышал, что к Сочи собирается вернуться и Эван Лайсачек…
Недавно Эван отказался выступать в международных соревнованиях из-за травмы, но он везде кричит, что вернется. Такое тяжело дается, не каждый сможет. Ранее многие возвращались и после перерыва ничего не могли показать. Когда ты попадаешь в шоу-бизнес, у тебя появляется много времени и денег, ты не ограничиваешь себя в еде и напитках, потом очень сложно заставить себя вернуться и вновь пахать как лошадь.

Кстати, какие у тебя отношения с Лешей Ягудиным?
Ну, мы, конечно, не друзья, но здороваемся, у меня отношение к нему позитивное. Раньше было хуже: при встрече отворачивались. Биться за первое место и дружить – тяжеловато. Я считал и считаю его самым сложным соперником за мою карьеру. Это потрясающий спортсмен с жестким характером. Бывало, мы выступали вместе на показательных выступлениях, но так чтобы пойти куда-то вместе – такого нет.

Твоя нынешняя программа заточена под победу на Олимпийских играх?
Рано говорить об этом, сначала на Игры нужно попасть. Выступлю на Гран-при, выиграю чемпионат России, а там посмотрим. К сожалению, из-за неудач на последних чемпионатах мира мужчины получили лишь одну путевку в Сочи. Отберусь на Олимпиаду, а потом прикинем, сколько четверных делать. Пока же не форсируем восстановление, спокойно работаем. Знаю свой организм и не нагружаю сверх меры, стараюсь переключаться.

Когда мы увидим твой первый официальный старт после травмы?
7 ноября выступлю в Риге. Как ни смешно, но мне нужно подтвердить право выступать на международной арене. Для этого нужно набрать технический минимум оценок в произвольной программе.

Расскажи о семье, все ли в порядке?
Все отлично, но, к сожалению, я сейчас живу в Петербурге, а Яна – в Москве. У нас много работы, видимся редко. Я ощущаю ее поддержку, мы постоянно на связи. Одному очень тяжело. Не хватает младшего сынишки, который родился только в январе.

Слышал, что твой старший сын Егор занимается хоккеем…
Уже нет. Он спортивный парень, ходил и на футбол, но понял, что командные виды спорта не для него, Егор индивидуалист. Сейчас он начал заниматься теннисом, ему нравится.

Ты сам следишь за хоккеем? Видел последний чемпионат мира?
Это тот, где мы плохо сыграли? Смотрел. Грустно, но я думаю, что к Олимпиаде все наладится. Все же играем дома. Вот Илья Ковальчук приехал в Питер, не просто же так. Вся ставка на Игры. Хоккей у нас продвигается вперед, и меня это радует.

Знаю, что у тебя много хобби. Чем сейчас увлекаешься?
Сейчас схожу с ума по гольфу, очень полюбил его. Еще увлекся охотой, причем совершенно случайно. Ехал к себе на дачу и увидел объявление. Позвонил, и оказалось, что охотничьи угодья совсем рядом с домом. Поехал, оформил лицензию, и пошли на утку. Охота помогает мне отвлечься от суеты и очень затягивает. Целый день проводишь на природе – что может быть лучше? Недавно подстрелили трех уток и полтора часа искали их в высокой траве, ведь собаки у нас не было. Похудел на полтора килограмма за выходные.

Давно хотел у тебя спросить про Евровидение. Сейчас, по прошествии пяти лет, не жалеешь, что согласился принять участие в номере Билана?
Ты что, как я могу жалеть? Я же уходил из любительского спорта, и мне ничего не мешало. Смешно вспомнить, тогда я весил 82 килограмма при боевом весе 70. Идея мне понравилась, правда, я думал, что буду кататься на настоящем льду, а оказалось, что в моем распоряжении лишь маленький пятачок пластикового. Мне безумно это не нравилось, ощущался дискомфорт. Во время выступления был интересный момент, когда Дима в экстазе пошел не в ту сторону и сблизился со мной. Представьте, босой Билан чуть не лишился пальцев, настолько близко к его ногам прошел мой конек, заточенный как бритва. А на пластиковом льду остановиться невозможно, он проскальзывает. До сих пор при встрече вспоминаем этот момент. В целом был полный восторг, публика нас приняла на ура, да мы еще и выиграли.

Что чувствуешь, когда слышишь словосочетание «второй Плющенко»? Есть ли перспективы у современной молодежи?
Я всегда говорил, что на мое место должны прийти те, кто лучше меня. Сейчас есть талантливые мальчишки 10–12 лет, но что из них получится – сложно сказать. Если же говорить о сегодняшних профессионалах, то им еще нужно время, они еще не раскрылись. Желаю ребятам удачи, новые кадры нам нужны.

Партнеры журнала: