Алексей Волков – о Сочи-2014 и о мечте

Большой спорт №10(76)
Дмитрий Маслов
Рейтинги телевизионных трансляций позволяют предположить: на Олимпийских играх в Сочи биатлон будет спорить с хоккеем за звание самого популярного у российских болельщиков вида. Смогут ли отечественные спортсмены оправдать возлагаемые на них надежды? Сейчас достоверно ответить на этот вопрос нельзя. Многое будет зависеть от того, какую базу заложит команда в подготовительный период. О его ходе, планах на Игры-2014, расстановке сил в мировой элите, а также о своих шансах попасть в состав олимпийской команды в интервью «Большому спорту» рассказывает самый меткий российский биатлонист, четырехкратный чемпион Европы Алексей Волков.

Досье

  • Родился 5 апреля 1988 года в поселке Радужном Тюменской области
  • Серебряный призер юниорского чемпионата мира (2009) в индивидуальной гонке
  • Четырехкратный чемпион Европы
  • На этапах Кубка мира дважды побеждал в смешанной эстафете, единожды – в мужской эстафете
  • Лучшее место в личной гонке на этапе Кубка мира – 4-е
  • Итоговое место в общем зачете Кубка мира сезона 2012/2013 – 33-е
  • Статистика стрельбы в сезоне 2012/2013 – 88,7% (8-й показатель в Кубке мира)

Старший тренер мужской сборной России Николай Лопухов известен тем, что в межсезонье дает спортсменам большие нагрузки. Справляетесь?
Я пропустил майский сбор из-за проб­лем со здоровьем, остальные прошел с командой. Мне заниматься под руководством Лопухова нравится, хотя раньше, наблюдая за его тренировками со стороны, находил некоторые моменты странными.

Тот факт, что Олимпийские игры проводятся в среднегорье, сказался на плане предсезонной работы?
Она идет по наработанным схемам, ничего сверхъестественного выдумывать не надо. Нет такого, чтобы летом тренировались как-то по-особенному, дабы выйти на пик формы именно в дни проведения Игр.

Бытует мнение, что сочинская трасса с обилием подъемов и спусков, а также безветрием на стрельбище оптимально подходит «бегункам», а не тем, чей козырь – меткость.
Считаю, нет такого, чтобы трасса подходила определенным спортсменам. Если человек готов – будет бежать на любом рельефе. Взять того же Мартена Фуркада, который показывает высокую скорость везде: и в Норвегии, и в Сочи. Другое дело, что тяжело находиться на пике формы весь сезон. Поэтому могут быть спады в результатах. Выросла конкуренция: если раньше на места в призовой тройке претендовали около 10 спортсменов, то сейчас их количество увеличилось до 30–40. Поэтому и меняются лидеры от этапа к этапу Кубка мира.

Мне довелось ознакомиться с «планом-прогнозом», по которому ОКР планирует, что биатлонисты (мужчины и женщины) в общей сложности завоюют семь медалей на Играх в Сочи. Это реально?
В биатлоне теоретически все возможно. Надо только помнить, что у других стран, у наших конкурентов, не менее амбициозные планы. В принципе, в биатлоне слишком много факторов, которые могут как за нас сыграть, так и против. Да, есть супергерои, которые с большей долей вероятности могут победить: Фуркад, Свендсен… В сборной России нет человека, который «выкашивает» весь сезон, но наша мужская команда способна на многое. С ситуацией в женской сборной я знаком хуже. Знаю лишь, что в этом году СБР специально разделил команду на две группы: одна занимается под руководством Вольфганга Пихлера, другую готовит Владимир Королькевич. Идея в том, что если не сработает одна методика, сработает другая.

При этом в женской команде конкуренция объективно ниже…
Это со стороны так кажется. Поверьте, желающие занять место в составе олимпийской сборной всегда найдутся.

Вы являетесь лучшим стрелком в сборной России. Следовательно, вашей коронной дистанцией должна быть индивидуальная гонка. В то же время в эстафете регулярно выступаете на первом этапе, где много контактной борьбы…
В масс-старте, пасьюте и эстафете стрельба так же важна. На этапе протяженностью 7,5 километра лидер ходом у меня выигрывает 30–40 секунд. Примерно такое же время тратится на то, чтобы использовать четыре дополнительных патрона. Где гарантия, что «бегунок» отстреляется лучше меня?
Воздействие внешних факторов, к примеру порывов ветра, действительно сведено к минимуму в Сочи?
Стрельбище там своеобразное: его отгораживает стена, защищающая от ветра. Поэтому на первое место выходит мастерство спортсменов.

Эмиль-Хегле Свендсен, и не только он, критикует россиян за то, что они тренируются на олимпийской трассе, а соперников туда не пускают. Это дейст­вительно может дать преимущество?
Не слышал, чтобы кого-то не пускали. Думаю, Свендсена и остальных, кто якобы так говорит, просто неправильно поняли.

В детстве вы хотели «быть Бьорндаленом». Сейчас в биатлоне есть фигура, сравнимая по масштабам с Бьорндаленом образца, скажем, 2002 года?
Явным лидером и фаворитом является Мартен Фуркад. К его конкурентам причислю человек 30. У девушек стабильно выступает Тура Бергер и еще 4–5 спорт­сменок. Наша Ольга Зайцева в числе сильнейших.

Брат Александр моложе вас всего на год, а в основную сборную России еще не приглашался. Как оцениваете его перс­пективы?
Тренируется, выступает за Свердловскую область, гражданство менять не собирается. Наступающий сезон станет определяющим для карьеры Александра, даст ответ на вопрос, стоит ли продолжать профессионально заниматься биатлоном. Физически это очень сильный спортсмен, но надо поднимать уровень функциональной подготовки, которой Александр отличался в юношеском возрасте. Есть предположение: его в свое время «загоняли». Но все поправимо, главное – тренироваться по правильной методике.

Если бы вы сейчас заглянули в будущее и узнали, что так и не доведется пробиться в состав сборной России на Игры 2014 и 2018 годов, согласились бы в таком случае выступить, скажем, за Украину?
На подобное предложение ответил бы: «Нет, спасибо». Меня в нашей стране все устраивает, не возникает мысли менять спортивное гражданство. Но тех, кто поступает подобным образом, не осуждаю: у каждого свои причины и свои принципы.

Зарубежные биатлонисты нередко завидуют россиянам: только в нашей стране спортсмен может хорошо зарабатывать, не попадая в состав национальной команды. Как оцениваете подобную ситуацию?
В Европе начинающие спортсмены тренируются преимущественно за свой счет или родительский. А когда добиваются результата, заключают спонсорские контракты, за счет которых окупают предыдущие вложения. Существуй подобная система в российском биатлоне, меня бы в нем не было. В семье трое детей. Для того чтобы полностью экипировать ребенка, нужно потратить около 100 тысяч рублей. Для моего отца это пять месячных окладов. Как он сможет финансировать занятия биатлоном двух сыновей? В детстве отец открыл нам с братом по банковской карточке, на каждую из которых клал по 1000 рублей в месяц. Благодаря этому я смог купить себе шапочку, перчатки… Сейчас, конечно, ситуация улучшается. Из-за Олимпиады в Сочи спорту в нашей стране стали уделять гораздо больше внимания. Я знаю, например, что президент СБР Михаил Прохоров бесплатно помогает детско-юношеским спортшколам инвентарем, что есть разные гранты для лучшей биатлонной школы и лучших тренеров. Но страна большая, всем не помочь.
В моем родном городе, например, биатлон вообще не развивается, только лыжные гонки. Пришлось ехать в Нижневартовск, где набирали лыжников и делали из них биатлонистов. Благо еще в Радужном мы с братом занимались летним (в него входят бег, плавание, метание, стрельба, подтягивание на перекладине. – Прим. БС) и зимним (лыжные гонки, стрельба и подтягивание. – Прим. БС) полиатлоном. Стрельба получалась у меня очень хорошо, так что определенные навыки к моменту перехода в биатлон имелись.
Конкуренция полезна в любом виде спорта. В России делают все, чтобы она была. Меня тоже «отцепляли» от сборной. При этом всегда есть возможность показать хороший результат на соревнованиях более низкого уровня и вновь войти в основной состав. Ситуация, при которой за место в команде надо бороться, не надламывает: я психологически стоек.

А Максим Чудов с Иваном Чере­зовым?
Мы с ними общаемся по мере возникновения такой возможности. Оба полны оптимизма, надеются пробиться в олимпийскую сборную.

В последние годы популярность биатлона стремительно растет, он конкурирует за звание самого популярного зимнего вида с хоккеем. Как думаете, почему удалось совершить подобный прорыв?
Если говорить о России, то во многом благодаря приходу в СБР нового руководства, правильной организации процесса. К тому же болельщикам нравится следить за теми видами, в которых отечественные спортсмены побеждают. Биатлон – зрелищный вид, где сложно предсказать результаты.

Вы следите за спортивными трансляциями по телевидению?
Я вообще редко смотрю телевизор, разве что 20–30 минут за завтраком, предпочитаю новости. Интересно узнать, что происходит в России. За границей же русскоязычных каналов нет, в их отсутствие предпочитаю музыкальные. В свободное время отдыхаю, а если после тренировок остаются физические силы, активно провожу время, гуляю по окрестностям, фотографирую. В Эстонии с Александром Логиновым прыгали на батуте.

Вы уже вышли на пик карьеры?
Тесты показывают, что прогресс еще идет. Медленно, но верно. В стрельбе прибавить сложнее, чем в беге, где имеется большой резерв.

Как-то вы сказали, что не стань вы биатлонистом, были бы электриком в родном поселке…
Если бы не биатлон, я бы в этом поселке и остался, не повидал мир. Сейчас уже становиться электриком не планирую. Будущее во многом зависит от того, чего добьюсь в спортивной карьере, как долго она продлится. Может, стану тренером. Но пока есть интерес и возможности, буду продолжать бегать.

Хоккеисты часто говорят, что их вид спорта ассоциируется с тяжелым роком. А какая музыка подходит биатлону?
Лично я могу слушать все: дабстеп, хип-хоп, хаус, классику… Зависит от настроения. Не думаю, что биатлон ассоциируется с каким-то определенным стилем музыки: у каждой гонки он свой. Будь я диджеем на вечеринке по поводу закрытия сезона, поставил бы коммерческий хаус, иногда сменяя его дабстепом.

Образ жизни профессионального спортсмена накладывает ограничения. Чем бы вы занялись, не будь необходимости ездить по сборам и соревнованиям?
У меня масса идей: хотел бы профессионально научиться играть на диджейском пульте и пианино, выучить несколько иностранных языков…

Как вы относитесь к автомобилям?
Получил права только после того, как выиграл машину на чемпионате России в Увате. Но сейчас вожу часто: обычно приезжаю в Ханты-Мансийск всего на несколько дней, за которые необходимо решить массу вопросов. Город не маленький.

А на чем ездите во время сборов?
На минивэнах Volkswagen. Меня они всем устраивают, отличный вариант для нашего вида спорта. Мне вообще нравится эта марка. Когда собирался покупать машину, рассматривал Scirocco, но не смог протестировать модель с двухлитровым двигателем. Сейчас осуществил давнюю мечту – прокатился на ней.

Расскажите какую-нибудь занимательную историю, связанную с автомобилями. Из серии «однажды я за день проехал 1500 километров…»
Ничего особенного в том, чтобы преодолеть такое расстояние, не вижу, с нашими-то российскими просторами. Но историй, связанных с машинами, у меня, боюсь, нет.

Видимо, Союз биатлонистов России избавил вас от всех проблем…
Сегодня у нас действительно есть все для того, чтобы тренироваться, не заботиться о быте и показывать результат. До прихода нынешнего руководства было намного жестче.

Не боитесь, что окруженные заботой молодые спортсмены потеряют мотивацию?
В том-то и дело, что сразу ничего не приходит. Я в Ханты-Мансийске насмотрелся на хоккеистов – парней моложе меня на три-четыре года, у которых в материальном плане есть все. И ребятам больше ничего не надо! Я к обыденной жизни подготовлен гораздо лучше.

Не завидуете благосостоянию представителей игровых видов?
Не жалуюсь точно. Просто в игровых видах спорта другая система и другие деньги – дорогие клубные контракты и личные спонсоры.

У вас есть личные спонсорские конт­ракты?
Пока нет.

Кроме финансовой, какая у вас мотивация в спорте?
Золотая олимпийская медаль. Ради нее тренируемся. Деньги не главное. Когда завоюю ее, появятся другие желания.

Тот факт, что ближайшие Игры пройдут в Сочи, приближает вас к мечте?
Лично для меня нет особой разницы, где соревноваться. Трассы везде одинаковые по протяженности, меняются только высота и рельеф. Мы прекрасно понимаем, какая ответственность лежит на команде, и сделаем все, чтобы на домашней Олимпиаде российские болельщики были счастливы. Медального плана нам еще не объявляли, да и большого смысла в нем не вижу. Зачем, условно говоря, настраиваться на четыре награды? Может, мы хотим завоевать восемь?

Партнеры журнала: