Елена Ханга – о специфике детско-юношеского тенниса в России и талантливых детях из малообеспеченных семей

Большой спорт №10(76)
Алексей Немов
Елена Ханга пришла в журналистику из большого тенниса. Девочке исполнилось 9 лет, когда мама, Лия Голден, выступавшая за сборную Узбекской ССР, доверила ее небезызвестному тренеру Анне Дмитриевой. Первоклассной спортсменки из Ханги, правда, не вышло, а 10 лет назад одна из самых успешных телеведущих страны заявила: «Моя дочь будет чемпионкой мира по теннису». О том, как стать лучшим, по какой причине квалифицированных тренеров становится все меньше и во сколько обходятся занятия, мама 12-летней Елизаветы-Анны охотно рассказала главному редактору журнала «Большой спорт» Алексею Немову.

Досье

  • Родилась 1 мая 1962 года в Москве
  • Играла за «Динамо» под руководством Анны Дмитриевой и за ЦСКА под началом Нины Тепляковой
  • Окончила факультет журналистики МГУ
  • Профессиональную карьеру начала в газете «Московские новости» и на телеканале НТВ
  • Сейчас работает на телеканале Russia Today; кп-ТВ и радио «Комсомольская правда»

Глава Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев сетует на недостаточную квалификацию российских тренеров. Вы с ним согласны?
Конечно. Выстроенная система малопривлекательна для очень хороших тренеров. В советское время у каждого наставника имелся гарантированный кусок хлеба, была мотивация вырастить чемпиона. А сейчас единственная цель – деньги. Причина тому – неопределенное будущее. Вместо того чтобы набрать несколько талантливых людей, выгоднее снять корт, куда можно выпустить группу малоперс­пективных теннисистов. Безусловно, второй вариант принесет больший доход, однако преподавание в коллективе нередко сводит к минимуму творческий процесс. У возрастного специалиста постепенно иссякнет мотивация вкладываться в каждого ученика, как это делали, например, Анна Владимировна Дмитри­ева или Нина Сергеевна Теплякова: кроме меня в ее команде занимались еще три девочки. Утеряны и лучшие традиции советских спортивных клубов, о новых ценностях никто не заботится. Возможно, в провинции дела обстоят иначе. Но тренеры из других городов, приезжающие в Москву, быстро понимают, что слава призрачна, а реальные деньги можно зарабатывать по принципу массовости, лишь бы платили.

Юные российские теннисисты тренируются в основном за счет родителей?
Увы, у нас в теннис играют только дети из состоятельных семей. Иногда встречаю родителей талантливых ребят, закончивших играть. Спрашиваю: «Почему?» А большинство отвечают: «Нет денег: платить тренеру за персональные трени­ровки, выезжать на сборы, арендовать корты». Если заглянуть в биографию самых известных американских теннисис­тов, то ни у кого из них не было Рокфеллеров‑дедушек или Трампов‑отцов – все из простых семей. Доигрывающие ныне спортсмены – плоды еще советской системы. Молодое поколение сидит на шее у родителей: если мама готова бросить работу и папу, обеспечить место в испанской академии и положить свою жизнь на алтарь тенниса ради возможных будущих побед своего чада – тогда, не исключено, что-то и получится. Но, как правило, самые одаренные, трудоспособные и боевые дети – выходцы из не очень состоятельных семей.

В какую сумму обходится теннисное образование вашей 12‑летней дочери?
Скажем так: средняя стоимость корта в центре Москвы зимой – 2400 рублей в час. Теперь посчитайте: в холодную пору ребенку нужно заниматься по два часа в день, летом – по четыре. Если не договориться о скидке, получается очень крупная сумма. Дополнительный расход на тренера составляет 1000–1500 рублей в час, в аналогичную сумму обойдется и специальная физподготовка. Могут ли детишки из малообеспеченных семей оплатить хотя бы это?

Если все так плохо и дорого, почему до сих пор не решились на переезд дочери в Америку, где вы провели девять лет, обзавелись связями?
Начну издалека. За неделю до старта US Open 2013 мы с дочкой посетили Нью-Йорк. Я интересовалась: можно ли показать легендарные корты своему ребенку? Мне сказали: «Пожалуйста, вы можете и поиграть, заплатив 32 доллара». На главной арене США! Смешные деньги! В придачу дали корзину мячей. Всюду красиво, чисто, замечательно, доступно. И все говорят: «Давайте сюда: Нью-Йорк – не Москва, здесь настолько дешевле». Действительно, мы с дочкой можем сесть в кресло самолета в любой день и уехать, но я этого делать не буду. У меня семья. Я, конечно, немного сумасшедшая мама, но не до такой степени. Если бы Елизавета-Анна была такой, как Мартина Хингис, Анна Курникова или Мария Шарапова, о которых в семь лет можно было сказать «собирай вещи и уезжай», то, конечно, над переездом стоило бы задуматься всерьез. Но это не наш случай: мы любим теннис, получаем удовольствие, я, сколько могу, вкладываю деньги, потому что их можно заработать, а вот семью заработать нельзя.

Вы мечтаете вырастить олимпийскую чемпионку. Не боитесь «заработать» пробел в образовании?
На данном этапе все хорошо. Занятия спортом, если выстроить правильный график, органично дополняют школу. Уже поняла: свободное время, особенно летом, занимают бессмысленные игры в сети. Мы же уделяем время урокам, посещаем кружки, занимаемся иностранными языками и музыкой, трепетно ухаживаем за домашними животными. Они требуют как внимания, так и ухода, с чем Лиза вот уже много лет день за днем справляется без напоминаний.
А вот наш папа Игорь Минтусов не желает участвовать в теннисной карьере. Он сразу сказал: «Я видел много семей, которые “накрылись” из-за совершенно неоправданных амбиций». И добавил: «Что-нибудь выиграете – приходите! А до этого прошу не обременять меня вопросами технического, финансового и транспортного характера». Мой супруг – человек советской закалки. Живет по принципу: если у человека есть талант, он пробьется, нет – сколько вливаний ни делай, ничего не получится.

Был удивлен, узнав, что вы играли за ЦСКА под руководством 18‑кратной чемпионки СССР Анны Дмитриевой.
Я назвала свою дочку в честь Анны Владимировны. Мы познакомились, когда мне было 9 лет. Занимались на «Динамо», но через некоторое время она была вынуждена оставить тренерскую деятельность: ушла на телевидение, а меня передала своему наставнику Нине Тепляковой. Помню, с испугу заняла второе место на юношеском чемпионате Советского Союза в Донецке!

А в итоге оказались в журналистике, где начинали со спортивных репортажей. Тоже с подачи Дмитриевой?
Конечно, я хотела быть чем-то похожей на Анну Владимировну. Поступила на журфак МГУ, где на одном факультете со мной учились известные впоследствии спортсмены: шахматисты-гроссмейстеры Артур Юсупов и Сергей Долматов, баскетболист Евгений Коваленко и университетский друг, капитан сборной журналистов МГУ по шахматам Василий Конашенок. Позже работала в «Московских новостях», была соведущей Леонида Парфенова в популярной телеигре. В 1996‑м, а затем и в 2000 году мы с Анной Владимировной освещали с места событий летние Олимпийские игры.

Партнеры журнала: