Анастасия Нифонтова – о непредсказуемости гонок в пустыне, стоимости своего мотоцикла и мечте покорить «Дакар»

Большой спорт №3 (100)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Платон Шиликов Продюсер: Евгения Сафронова / Визажист: Максим Игнатьев
В январе сильнейшая российская мотогонщица Анастасия Нифонтова заняла первое место в женском зачете на Africa Eco Race – одном из крупнейших ралли-марафонов планеты, маршрут которого тянется из Франции через Марокко, Мавританию и Сенегал, дабы финишировать на легендарном Розовом озере в Дакаре. О том, как подготовиться к гонке подобного уровня, возможностях и стоимости своего мотоцикла, а также мечте выступить через год на «Дакаре» чемпионка мира FIM Cross Country-Rally и рассказала журналу «Большой спорт».

Досье / Анастасия Нифонтова

- Родилась 19 января 1979 года в Москве   
- Абсолютная чемпионка мира FIM по кросс-кантри ралли (2015)   
- Победительница женского зачета ралли-марафона Africa Eco Race (2015)    
- Единственная девушка в России, входившая в топ-3 в пяти видах мотогонок: мотокроссе, эндуро, кросс-кантри ралли, супермото и шоссейно-кольцевых гонках     
- Председатель комиссии женского мотоспорта Мотоциклетной федерации России

Маршрут ралли-марафона проложен через Марокко, Мавританию и Сенегал. Тем интереснее узнать, как проходила ваша подготовка в Москве.
Не без трудностей. Это «КАМАЗ-мастер» может позволить себе выездные тренировки. У них есть люди, заранее приезжающие на место, прописывающие дорожную книгу и c полученной информацией отправ­ляющиеся в Волгоград, Астрахань, Казахстан, реже – в Марокко, чтобы максимально подготовиться к гонке. У меня такой возможности нет. Хотя при желании тоже могу уехать на юг России – кататься по дюнам или песчаным дорожкам. Но такие заезды не идут ни в какое сравнение с боевыми условиями. Например, в прошлом году меня поразил мавританский песок – он совершенно другой, колеса в нем вязнут. Или в Абу-Даби был челлендж: 300–400 км песков каждый день, жара – 50 °C, 13 мотоциклистов сошли по ходу дистанции.

Но вы как-то выдержали такие условия.
Видимо, была чуть лучше готова. Перед началом каждой тренировки я утепляюсь. Кофты, жилетки… Организм сохраняет тепло, привыкает к работе в другом режиме; как следствие – легче приспосабливается к высокой температуре и духоте. Плюс акклиматизация: я приезжаю на гонку за два-три дня до старта.

Вы говорили, что зимой мотоцикл почти не используете.
Есть риск получить травму из-за качества трасс. Поэтому занимаюсь в основном ОФП. Летом иначе: каждое утро езжу на базу в Петрово‑Дальнее. Там хорошие условия для тренировок. Покатаюсь два-три часа, потом – в тренажерный зал.

Тягать железо?
Нет, я практически не работаю с дополнительными нагрузками – только вес тела и много внимания развитию мышц-стабилизаторов. Также в организме раллиста должен быть стратегический запас жиров, поэтому мы следим, чтобы он не падал ниже положенного. Глобальные цели тренировок – повышение выносливости, развитый вестибулярный аппарат, сила и гибкость.

Расскажите о вашей команде.
В 2014 году я вошла в состав «конюшни» VEB Racing, за которую гоняет автомобильный экипаж Антона Григорова и его штурмана Романа Елагина. Финансово нас поддерживает Внешэкономбанк, меня лично – Red Bull, который ведет сегодня уже 23 русских спортсмена. Из них – только две девушки: я и Оля Раскина (виндсерфинг. – Прим. БС).

Почетно.
Ралли-рейды – недешевое дело. Чтобы проехать сезон на мотоцикле (а чемпионат мира – это минимум пять этапов), потребуется около 200 тысяч евро. Мотокросс дешевле. Один раллийный байк стоит 20–25 тысяч. Плюс техника, навигационное оборудование. Без спонсоров не обойтись. Как и без поддержки семьи. У меня двое детей. Когда уезжаю на сборы и гонки, их надо с кем-то оставлять. Помогают муж, тянущий большую часть всей нашей семейной истории, и мама, которая забирает малышей к себе.

Из чего складывается ваш гонорар?
Вы не поверите: как спортсменка я не зарабатываю. Грубо говоря, умудряюсь работать в ноль. Благодаря спонсорам езжу на соревнования, не тратя личные средства.

Как же призовые – в случае победы на Africa Eco Race?
Я снова вас удивлю: их нет, даже на чемпионате мира. Федерация нас также никак не поощряет. Наоборот, это мы ей платим – за лицензии и прочее… Победа – единственное, за что мне предусмотрены бонусы, они оговорены в контракте со спонсором. Чтобы участвовать в мотоциклетном «Дакаре», нужно иметь в среднем 70 тысяч евро. Если на машине – около 500 тысяч. На грузовике – еще больше. Все траты ради того, чтобы на финише получить «Золотого бедуина».

Не могу не спросить: на что вы живете?
У нас с мужем свой магазин – мы официальные дилеры Husqvarna. Продаем мотоциклы, запчасти, амуницию. Кроме того, муж – босс нашей команды. На гонки он ездит со мной, в любой момент может взять на себя функции механика.

Что у вас за мотоцикл?
Husqvarna 450FE. На заводе готовый байк стоит 25 тысяч евро. Отличный конь. Но есть одно но: он большой и тяжелый, изначально рассчитанный на мальчика весом 80–90 кг. Поэтому мы решили глобально его переделать с оглядкой на регламент Africa Eco Race. Установили дополнительный бак, поскольку дозаправки запрещены (топлива должно хватать минимум на 250 км), башни навигации и многое другое.

Что самое трудное в гонке на малознакомой местности?
Перед стартом участникам выдается дорожная книга, которую нужно уметь читать на скорости 100–130 км/ч, перематывать, успевая смотреть на приборы, компас. Голова постоянно работает. Многие называют ралли-рейды мотошахматами. Кстати, если взять статистику, тут преуспевают возрастные участники. 30 лет – самый расцвет. В мотокроссе в таком возрасте можно заканчивать.

Что из личных вещей разрешается иметь при себе?
Я беру напитки, еду. Смотрите: на чемпионате мира проводишь в дороге пять-шесть часов, на ралли-марафоне – 10–12, с шести утра до шести вечера. Обычно в моем рюкзаке два-три литра изотоника (высокоуглеводный напиток, который помогает организму быстрее восстанавливаться после продолжительных нагрузок. – Прим. БС). По карманам распиханы протеиновые батончики. Люблю перекусить во время гонки сушеными бананами, орехами – они сытные, калорийные. Еще предпочитаю углеводные гели – их постоянно используют велосипедисты и бегуны. На спортивные добавки стараюсь не налегать. Чем натуральнее – тем лучше.

Самая запомнившаяся гонка в вашей карьере?
О, это первая международная. Проходила она в ОАЭ. На тот момент я была серебряным призером чемпионата России. Приехала: ощущение, будто ты котенок, которого впервые выпустили из дома на волю. Плюс ко всему мы сэкономили – взяли не свой мотоцикл, а напрокат. Наступил первый день гонки. Через 20 км после старта вдруг начал сигналить мой навигатор – это значит, что в радиусе 500 метров кто-то упал, необходимо сбавить скорость и быть осторожнее. Переваливаюсь за бугор, смотрю – а рядом с разбитым мотоциклом лежит гонщик. Он без сознания, его пытаются откачать. А я вижу такое впервые. Само собой – шок. Пробежал холодок по спине… Перепуганная, двигаюсь дальше. Через 200 км мой прокатный мотоцикл сломался. Вскоре подлетела «метла» – пикап, который вместе с раллистами перевозит их сломанный байк. Гляжу: в кузове стоит мотоцикл того бедолаги. «Что с ним?» – интересуюсь. – «Умер…» Первая мысль: «Зачем мне это надо?»

Действительно, зачем?
Мотоспорт – моя жизнь… Я еще не все выиграла и не везде поучаствовала.

Неужели и на «Дакар» замахнетесь?
Конечно. Надеюсь, в 2017 году стану первой участницей этого ралли-марафона от нашей страны.

Партнеры журнала: