Антон Шипулин – о текущем сезоне, благотворительности и машинах

Большой спорт №3 (100)
Текст: Дмитрий Маслов
В сезоне 2014/2015 Антон Шипулин занял второе место в общем зачете Кубка мира по биатлону, став первым с 2010 года россиянином, которому удалось войти в первую тройку. Корреспондент «Большого спорта» встретился с Антоном и узнал, какие планы на этот сезон, чем подкреплены его амбиции, расспросив о предсезонной подготовке, сотрудничестве с тренером Андреем Крючковым и его методике. А также о благотворительной деятельности и внеспортивных интересах.

Досье / Антон Шипулин

- Родился 21 августа 1987 года в Тюмени
- Олимпийский чемпион 2014 года в эстафете
- Бронзовый призер Олимпийских игр – 2010 в эстафете
- Трехкратный серебряный призер чемпионатов мира (2011 – эстафета, 2013 – масс-старт, 2015 – гонка преследования)
- Двукратный бронзовый призер чемпионатов мира (2012 и 2013 – гонка преследования)
- В сезоне 2014/2015 занял второе место в общем зачете Кубка мира
- На юниорском ЧЕ-2008 стал абсолютным чемпионом, выиграв все три личные гонки и эстафету
- В 2010 году основал благотворительный фонд, оказывающий поддержку спортивным школам и детским домам
- Окончил Тюменский юридический институт МВД РФ

Перед нынешним сезоном у вас многое поменялось: ложа винтовки, техника бега…
Технику я кардинально не менял, скорее усовершенствовал. Мы проделали гораздо больший объем работы, чем год назад, и надеемся добиться лучших результатов. С ложей все просто: биометрические данные, которые были у предыдущей, сохранились. Добавился один элемент, и в целом ложа стала чуть легче. Готовить новый дизайн мы начали еще в конце минувшего сезона.

Значит, говорить о том, что ваши промахи на первом этапе Кубка мира связаны с новой ложей, некорректно?
Можно сказать, что у меня старая ложа в новом обличии. Я работаю с ней с сентября, то есть довольно длительное время. Так что это не причина. Дело скорее в психологии, в голове. Возможно, слишком многого хотели на старте сезона, поэтому и не совсем получилось.

В межсезонье вы готовились в основном в компании Алексея Волкова и Ивана Черезова. Как сложилась ваша группа?
С Волковым мы тренировались и раньше, нам комфортно вместе. Иван меня поддержал, когда я только пришел в национальную сборную, и сейчас дает немало дельных советов. Это мой друг, хорошо общаемся. Когда перед Черезовым встал вопрос о продолжении карьеры, я предложил заниматься в нашей группе. Он согласился, был доволен.

У Ивана были шансы отобраться в главную команду страны?
Это вопрос не ко мне, а к руководству (тренерскому штабу, тренерам) сборной. Считаю, что он мог поехать на Кубок мира, если бы хорошо выступил на контрольных тренировках. К сожалению, оба раза Черезов не попал в первую десятку. Но настрой Ивана мне нравится: работает, старается, и я уверен, что вскоре мы увидим результат.

Высокая конкуренция внутри страны мешает или помогает спортсменам показать хорошие результаты на международной арене? Многие специалисты отмечают, что спортсмены, отобравшиеся в сборную, скажем, на всероссийских соревнованиях «Ижевская винтовка», целе­направленно готовились именно к ним, а на этапы Кубка мира отправляются не в лучшей форме.
У меня ситуация немного другая: знаю, что место в сборной у меня есть, и контрольные тренировки – лишь часть подготовительного процесса. Раньше я проходил через подобное и скажу, что на чемпионатах мира или Олимпийских играх психологический прессинг намного выше. Поэтому в подобной системе отбора ничего страшного нет. Единственное, я все-таки считаю, что тренерский штаб и руководство сборной должны сами определять, кого включать в основной состав. Они работают со спортсменами на протяжении всего сезона, видят общий уровень. Должна быть справедливость: в национальную команду надо включать сильнейших.

В чем состоит справедливость: определить узкий круг сильнейших и доверять или ротировать состав по ходу сезона?
Спортсмены, показывающие хорошие результаты или имеющие высокий потенциал, должны обкатываться на Кубке мира. Но и без ротации нельзя: за нашими спинами много молодых ребят. Оптимальным я вижу такой подход: четверо-пятеро сильнейших постоянно выступают на Кубке мира, а один-два человека ротируются в зависимости от этапа. Молодым надо давать шанс попробовать себя на самых серьезных соревнованиях.

К сезону участники сборной России готовились в трех группах по разным методикам. Сейчас у вас одна программа?
Все спортсмены придерживаются личных тренировочных планов. По ходу этапов мне что-то подсказывают старший тренер Рикко Гросс и Александр Касперович, который активно работал с нашей группой в межсезонье. Он посещал каждый сбор, давал советы. Сейчас мы не должны менять методику, по которой готовились к сезону. Буду руководствоваться программой, которую составил мой личный тренер Андрей Крючков, но в зависимости от конкретной ситуации возможны поправки, корректировки. Без этого никак.

Консультировавший вас тренер по стрельбе Андрей Гербулов заявил, что методика Крючкова стала для него откровением.
Крючков – кандидат наук, очень умный человек. Профессионал, который пытается прочувствовать каждого спорт­смена, привнести в его подготовку что-то новое. Докапывается до деталей, будь то психология или функциональная подготовка. Мне нравится, когда я задаю тренеру вопрос и получаю на него конкретный ответ, который меня устраивает. Причем этот ответ никогда не следует сразу. Обычно Андрей говорит: «Антон, мне надо проанализировать, изучить тренировочные планы». Он сравнивает результаты биохимических исследований тренировок, тестов и лишь после этого отвечает на вопрос. Подобный подход мне импонирует, ведь некоторые специалисты у нас с ходу отвечают нечто из серии «Скорее всего, причина неудач в том-то и том-то». Просто чтобы отвязаться или успокоить спортсмена.

У вас с Волковым и Черезовым один план подготовки?
В целом да. В зависимости от состояния спортсмена Крючков кому-то снижал, а кому-то, наоборот, увеличивал нагрузку. Здорово в стрелковом плане помог Гербулов, мы отправляли ему фотографии мишеней, получали советы. Это настоящий профессионал в стрельбе. Я регулярно прошу Крючкова вникнуть в нюансы стрельбы, но он отвечает: «Это не мое, лезть не буду, моя вотчина – функциональная составляющая». Планы относительно тренировок по стрельбе нам писал Гербулов.

Выходит, программы Крючкова и Гербулова просто накладываются одна на другую?
Сначала анализируются недостатки, которые требуется устранить в функциональной подготовке или стрельбе, а затем составляется план по месяцам. Тренеры созванивались, обсуждая, как совместить одно с другим.

Вы сказали, что присылали фотографии мишеней. Как обстоит дело по ходу сезона, когда вы стреляете не по бумаге, а по металлическим установкам?
В таком случае просто говорим о том, какова статистика стрельбы за тренировку, сбор, месяц, неделю. Ничто не остается без внимания.

В календаре текущего розыгрыша Кубка мира есть два этапа в Северной Америке. Вы на них выступите?
От своего желания бороться за победу в общем зачете не отказываюсь – буду сражаться. Поэтому планирую выступать на всех этапах. В то же время нельзя загадывать наперед: многое зависит от физического состояния, здоровья.

Наличие американских этапов как-то влияет на подготовительный процесс?
К сезону в целом – нет, к чемпионату мира – да. Скорее всего, спортсмены будут готовиться к нему двумя путями. Одни – через выступление в Кубке мира, другие проведут в это время сборы. Уверен, что те, кто входит в первую десятку общего зачета, не станут пропускать этапы. Тренеры сборной России наверняка уже имеют представление о том, как пройдет подготовка к чемпионату мира в Норвегии. Возможно, составы в Кенморе и Преск-Айле будут экспериментальными. В то же время заранее загадывать сложно: в биатлоне все меняется довольно быстро.

Летом вы вступили в брак. Это событие как-то повлияло на ваш образ жизни?
В целом ничего не изменилось, разве что появился штамп в паспорте. Мы с Луизой три года жили в гражданском браке. Как любили друг друга – так и любим, как скучали друг по другу – так и скучаем. На соревнования мы ездим без жен, сосредотачиваемся на собственных выступлениях.

В минувшем сезоне вы заняли второе место в общем зачете Кубка мира. Этот факт как-то сказался на возможностях вашего благотворительного фонда по поддержке спорта в Свердловской области?
Сейчас в России не лучшая ситуация с экономикой. По этой причине многие спонсоры, меценаты отказываются от поддержки проектов. Но мы стараемся изыскивать средства, чтобы помочь. Заявок много. Я каждый месяц закрываю пробелы из собственного кармана, чтобы реализовать план мероприятий помощи детям, который мы разрабатывали в течение нескольких лет. И мне кажется, это правильно.

На старте текущего сезона блестяще выступил Уле-Эйнар Бьорндален. Его результаты не перевернули ваше представление о дальнейшей карьере? Некоторое время назад вы заявляли, что, возможно, закончите выступления после Пхенчхана‑2018.
Бьорндален до сих пор остается моим кумиром. Это спортсмен с большой буквы, который постоянно находит мотивацию, позволяющую в зрелом возрасте демонстрировать высокие результаты. Он ищет резервы, старается раскрыть возможности своего организма. Но таких людей очень мало. Я точно не буду бегать до 41 года. О том, что будет после Игр, пока говорить не готов: во многом на мое решение о продолжении карьеры повлияют результаты. Если останется желание, смогу найти мотивацию – почему бы еще не побегать? Если нет, надо будет уступить дорогу молодым.

Во многом из-за того, что Олимпийские игры пройдут в Корее, российский этап Кубка мира со следующего сезона перенесут из Ханты-Мансийска в Тюмень. Как вы к этому относитесь?
Считаю биатлонный комплекс в Тюмени лучшим в России, а возможно, и в мире. Хочется видеть там этап Кубка мира. К тому же я родился в этом городе. С другой стороны, спортсмены уже привыкли завершать сезон в Ханты-Мансийске. Оптимальным вариантом назвал бы проведение в нашей стране двух этапов Кубка мира.

Выйдет ли на старт в текущем сезоне ваша сестра Анастасия Кузьмина?
Думаю, нет. После рождения ребенка она проводит время с семьей и пока не приняла решения о продолжении карьеры. С одной стороны, желание есть. С другой, хочется побыть дома. Она мать двоих детей и не горит желанием подолгу оставлять их одних. Какой бы выбор Настя ни сделала, я ее поддержу.

Карьера профессионального спорт­смена накладывает массу ограничений. Чем бы вы занялись, не будь их?
Желаний у меня много. Хочется съездить в экспедицию на Байкал, покататься по Европе, которую, по сути, не видим: на сборы и соревнования приезжаем в основном в небольшие городки, деревушки, где почти все время тратим на спорт. Личного времени сейчас не хватает, завершу карьеру – оно появится, тогда и воплощу в жизнь все желания.

Насколько я знаю, у вас даже не было свадебного путешествия…
Я шучу, что оно было. Сразу после церемонии Луиза поехала со мной на тренировочный сбор, где мы смогли побыть вместе. По окончании нынешнего сезона съездим куда-нибудь на море. Тренировки и выступления истощают организм. Чтобы восстановить силы, надо покупаться в теплой соленой воде, погреться на солнце. В 2015 году я впервые за десять лет не был на море. Надеюсь, восполним пробел.

Рикко Гросс – об Антоне Шипулине

Мы впервые встретились с его личным тренером Андреем Крючковым в сентябре в Москве, затем пересеклись на чемпионате России в Чайковском. Находимся в постоянном контакте, обсуждаем текущее состояние Шипулина и тренировочный процесс в целом. Считаю Антона очень сильным спортсменом, реально способным бороться за победу в общем зачете Кубка мира. В то же время он способен прибавить во всех компонентах биатлона, над чем мы и будем работать. Спортсменов, близких к идеалу, как в лыжном ходе, так и в стрельбе (в том числе в ее скорости), очень мало. Назову разве что Уле-Эйнара Бьорндалена в его лучшие годы.

Партнеры журнала: