Василий Уткин – о прекращении работы телекомментатором, прелестях фриланса, любимом «Спартаке» и будущем Карпина

Большой спорт №6 (113)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Платон Шиликов
Самый известный в России спортивный комментатор Василий Уткин рассказывает «Большому спорту» о собственном клубе, невостребованности на федеральных каналах, мечте сделать интервью с Абрамовичем.

Досье

- Родился 6 марта 1972 года в Балашихе, Московская область
- Спортивный журналист, радио- и телеведущий, актер
- На телевидении с 1992 года, в спортивной журналистике – с 1994 года
- Работал главным редактором спортивных каналов «НТВ-Плюс» (сентябрь 2010 – август 2015)
- С ноября 2015-го по февраль 2016 года – сотрудник телеканала «Матч ТВ»
- С марта 2016-го по май 2017 года – комментатор телеканала Eurosport
- С 15 июля 2016 года назначен на должность креативного директора сети пабов «Джон Донн»
- Снимался в фильмах «День выборов», «О чем говорят мужчины», «Пока ночь не разлучит», «День выборов 2»

Как сейчас выглядит ваш обычный день?
Поскольку я нахожусь в положении фрилансера, то один мой день не похож на другой. Иногда бывает очень много дел, а иногда можно свободно поплевать в потолок.

Вы прекратили деятельность футбольного телекомментатора на «очень долгое время». Я правильно понимаю: главная причина – без топ-матчей вам стало скучно?
Нельзя так сказать. Я с уважением отношусь к английскому чемпионшипу, компании Discovery и каналу Eurosport, но для меня это не вызов. Если я не востребован большими спортивными телеканалами, то что же делать… Значит, я не нужен. Но мне есть чем себя занять. Подчеркну: это абсолютно не снобская позиция. Должна быть работа по плечу. Понимаете, когда я работал в прежнем режиме, было понятно: допустим, сегодня примера, потом матч Лиги чемпионов – и все это находится в мире, где одно работает на другое. Чемпионшип – интересный и уважаемый турнир, кстати говоря, я был инициатором его показа впервые в России, на «НТВ-Плюс». Но это как сравнивать, например, книжки ребенка. Сегодня он читает «Легенды и мифы Древней Греции» Куна, завтра – «Сына Зевса» Воронковой, а потом вдруг углубленно изучает историю Шотландской войны, которая ему, в общем-то, в дальнейшей деятельности не пригодится, хотя это уважаемое исследование. Еще раз: я не чувствую в этом для себя вызова, поэтому нечего лицемерить: решил приостановить свою комментаторскую карьеру.

В чем разница между работой на Eurosport и на федеральном канале?
В сущности, разницы нет. Отличаются темы. На Eurosport я решил, что закрываю кому-то дорогу. Мне эта работа ничего не дает, кроме практики и занятости. На моем месте должен трудиться молодой энергичный парень, который ломает лбом стену и пытается о себе заявить.

У телекомментаторов есть понятие формы, как у спортсменов?
100%. Если ты находишься вне постоянного тренинга, то теряешь очень важные для телекомментатора качества – реакцию, способность быстро формулировать и, в конце концов, осведомленность. Потому что если делаешь паузу, то перестаешь узнавать вполоборота любого футболиста. То есть все эти качества остаются, но становятся медленными, тягучими – это и есть понятие комментаторской формы.

Три лучших футбольных комментатора России прямо сейчас?
Юрий Розанов, Денис Казанский, Сергей Кривохарченко. Я бы назвал и Владимира Стогниенко, но он тоже сейчас очень мало работает.

Вы говорите о невостребованности на федеральных каналах. У вас есть объяснение – почему?
Есть, наверное, но не у меня.

Даже не подозреваете?
Вообще не хочу об этом думать. И не собираюсь никак решать этот вопрос. Я уже говорил: ключ от двери с другой стороны. Ну нет так нет. Исхожу из того, что это навсегда.

Ясно, чемпионшип – это не вызов. Что тогда вы хотели бы сделать?
Я не могу рассказать обо всех своих планах. Мне интересно заниматься любительской футбольной командой «Эгриси» и сделать из нее телевизионный проект. Также в качестве креативного директора я развиваю сеть пабов «Джон Донн». В Москве их четыре, недавно открыли новую точку, обновили меню. Я по-прежнему сотрудничаю с радиостанциями, пишу для разных изданий. Пока меня фотографировали, позвонили с двух телеканалов. Выслушал предложения с нормальной человеческой степенью придури. В одном точно не буду участвовать, а вот второй кажется довольно веселым, и я взял время подумать.

Первый – это что?
Разновидность общественно-политического шоу.

Это правда, что вы хотите содержать команду «Эгриси»?
Уже делаю это за счет своего Instagram. Смысл не в том, что мне некуда девать деньги, наоборот – у меня еще кредит не выплачен. Просто вдруг понял, что каждый может содержать собственный клуб. Это очень веселое занятие.

Театр, «Что? Где? Когда?» – это в прошлом?
В ЧГК меня уже не приглашают. Думаю, не потяну, я и раньше не особо тянул. Что касается театра, то сейчас у нас будет закрываться спектакль «День выборов», где я участвую. Ребята решили, что хватит уже, слишком давно идет. Новых ролей у меня нет. Зато снимаем сериал «Уткин против». Это история одного известного футбольного комментатора, который заснул в эфире и наговорил всяких глупостей.

Вам понравился пилотный выпуск?
Знаете, я не люблю смотреть на себя со стороны, но в этот раз даже не стало противно. Само по себе кино показалось веселым. Друзья тоже смеялись. Теперь решение за «Матч ТВ» – быть сериалу или не быть.

Вы говорили, что общий доход после ухода с «Матч ТВ» увеличился. Вещь или зрелище, на которое вы готовы потратить большие деньги без доли сомнения?
Мучительная смерть какого-нибудь врага.


Шучу, конечно, у меня нет врагов. Этим вопросом вы поставили меня в тупик… Так получается, что в силу ряда обстоятельств я не смог попасть на чемпионский матч «Спартака» с «Тереком». Билет имелся, но отправиться на стадион не позволяла работа.

А вещь?
А я к ним равнодушен.

Самая дорогая вещь, которая находится у вас дома?
Мама с сестрой подарили мне кресло-качалку. Я с детства мечтал читать книжки перед камином.

На чем вы передвигаетесь по Москве?
То на такси, где довольно часто слышу собственный голос (Уткин стал голосом Яндекс.Навигатора. – Прим. БС), то на личном Subaru Outback. Веселая машинка. Она мне так понравилась, что месяц назад впервые в жизни уселся за руль. Под надзором моего водителя проехал метров 500. Зажигательно вышло.

Юрий Дудь успешно покоряет YouTube. Вам интересна эта площадка с точки зрения заработка?
Я рад за Юру, всегда ему говорил, что он когда-нибудь заменит Андрея Малахова на Первом канале. Да, я тоже собираюсь зарабатывать на YouTube. Мы создаем телепроект «Кря продакшн». С большой долей вероятности он будет прибыльным и тоже сможет кормить «Эгриси». Сейчас канал в пилотном режиме, нам нужны средства для его продвижения. Пока решаем вопрос своими силами – кто чем силен. Одни имеют небольшой бизнес, других окружают друзья, которые могут скинуться, а у меня есть медийность.

Упомянутый Дудь специализируется на интервью. Если бы у вас была возможность организовать разговор с детектором лжи, кто бы стал вашим собеседником из футбольных людей?
Я не верю в детектор лжи. Для советского человека это вообще ерунда, он привык врать, причем хорошо. Это не моя оценка, такие слова неоднократно звучали в разных фильмах и прочих работах. Возвращаясь к вопросу: дело в том, что я не интервьюер. Скорее хотел бы посидеть с кем-нибудь, попить чайку, может, винца, и потрепаться. Вот это – да! Хотя с ведущими мировыми футболистами я бы не отказался побеседовать – с теми же Роналду и Месси. Еще у меня есть давняя мечта сделать большое интервью с Романом Абрамовичем. Неплохо его знаю, мне есть о чем его спросить, я бы даже понял, если бы Роман Аркадьевич отвечал мне неправду, но он не дает интервью. Никому и ни при каких обстоятельствах. Я уже пробовал. Его единственное интервью – BBC, когда он купил Chelsea, потому что без этого было никак нельзя.

Некоторые ваши коллеги уверены: журналистика в России находится в заднице. Вопрос: спортивная – тоже?
Это совершенно неправильный подход к делу. Если говорить о том, что в заднице находится общественно-политическая журналистика, то это правда. Но это скорее характеризует не профессию, а общественно-политическое положение в нашей стране. Мы видим, как много талантливых людей (я сейчас говорю не о себе) находятся не просто без работы, а даже с каким-то запретом на нее. Это одно положение вещей. Начали говорить, что телевидение смотрят все меньше людей, что появляются разно­образные блогеры. Ерунда! Потому что журналистика должна находить для себя новые пути к зрителю и читателю. Журналисты есть, сам предмет никуда не исчез – людям нужно что-то знать о мире, они не могут сами быть всюду. Даже выражение «смерть бумажной прессы» лишено смысла. Никакая это не смерть, это смерть прежнего способа монетизации за счет размещения рекламы. Что уже не работает. Распространение – тоже, оно стало дороже любой рекламы. Это действительно кризис, но в самой журналистике никакого кризиса нет. Посмотрите, сколько новых проектов вырастает на ровном месте в тех же соцсетях и на YouTube.

Вам предлагали комментировать киберспорт. Почему отказались?
Я к нему равнодушен. Никакой это не спорт. Это игра, как и шахматы.

Это соревнование.
Кто из детей дальше пописает – тоже может быть соревнованием. А я комментирую соревнование людей: как они устают или не устают, как им больно или не больно, сколько у них осталось сил, надрываются ли они, что с ними было в прошлом матче. А киберспорт – это соревнование аватарчиков. Мне это неинтересно, я лучше книжку почитаю.

Поговорим о футболе. Вы рады чемпионству «Спартака»?
Очень! Я не могу назвать себя болельщиком «Спартака», но с детства судьба этой команды мне небезразлична. Кто такой болельщик? Можно допустить, что самый верный муж пойдет налево недельки на три. Но вот поклонник Arsenal к Tottenham, что бы ни происходило, на тот же срок не пойдет. Вот это – болельщик! Комментаторы и журналисты не могут быть ими из-за того, что находятся на слишком близкой дистанции, у них начинаются гораздо более сложные отношения с командами и людьми. Длительное время мне было совершенно неинтересно болеть за «Спартак», и я не скрывал этого. Как можно было мне, человеку, который воспитан на бесковском футболе, болеть за команду, например, Мурата Якина? Я не понимаю. Поэтому я не болельщик, но «Спартак» – моя любимая команда.

«Что мешает “Спартаку” стать чемпионом?» – год назад спросили у Леонида Федуна. – «Раньше – недостаток средств. Мы не могли купить достаточное количество футболистов, чтобы выиграть. Бывало, нам не везло. Ну и… Я напишу в мемуарах, почему мы дважды не стали чемпионами – в 2007 (“Зенит”. – Прим. БС) и в 2009 (“Рубин”. – Прим. БС) годах». Вы понимаете, о чем речь?
Это многозначительный намек на закулисную борьбу. Если проигрываешь ее в нашем чемпионате, значит, ты не достоин быть чемпионом.

Наш футбол – честный?
Он становится честнее.

И в первой тройке?
Ну… Для этого нужно знать степень честности всех чемпионатов, а я не могу этим похвастать. Сдают и покупают матчи везде, но у нас это происходит гораздо чаще, чем в странах ведущей пятерки.

Что для вас представляет фигура Массимо Карреры?
Футбол – профессия творческая. В ней очень редко бывают карьеры, когда ты идешь прямо маршевым шагом. Чаще всего тебе предоставляется шанс – ты им пользуешься или не пользуешься. Каррера получил такой шанс и им воспользовался. Меня спрашивают, уедет ли он домой в Италию. Думаю, там всем по барабану, кто стал чемпионом России. Теперь Каррера – известная футбольная фигура, но я не думаю, что для итальянского истеблишмента важны его успехи у нас.

Федун сказал, что при определенном раскладе «Спартаку» по силам дойти до полуфинала Лиги чемпионов. Что должно произойти, чтобы это случилось?
Чтобы «Спартаку» досталась не самая сильная группа, чтобы подфартило с соперником на стадии 1/8 и при этом не выпадали основные игроки (для уровня ЛЧ в нынешней команде их не так много). И, наконец, чтобы просто везло. Например, в этом году в четвертьфинале играл Leicester. Если бы он достался «Спартаку», то мы бы выиграли. Я в этом абсолютно уверен: это же типичный британский футбол, для «Спартака» это всегда были семечки.

Кого из футболистов «Спартака» вы включите в тройку лучших игроков чемпионата?
Я бы вообще составил всю тройку из спартаковцев – это Промес, Фернандо и Глушаков. Еще бы рассмотрел фигуру Федора Смолова.

Вы дружите с Валерием Карпиным. Почему он сидит без футбольной работы?
Думаю, нет предложений. «Зенит» и ЦСКА – это вряд ли возможно. В «Краснодаре» есть тренер (Игорь Шалимов. – Прим. БС), и, предполагаю, владелец клуба Сергей Галицкий опасается сотрудничества с Карпиным, ибо человек он прямой. Хотя могу ошибаться. Какие еще места для работы в России остаются для тренера уровня амбиций Карпина? Не так уж и много. Дело в том, что он дважды обжигался в ситуациях, когда шел под финансовые гарантии, которые могли бы позволить ему нормально укомплектовать команду. Однако оба раза этого не происходило. Полагаю, Карпин примет предложение того клуба, где будет уверенность, что он не провалится организационно по ходу сезона.

Партнеры журнала: