Симон Фуркад – о России, тренерстве и взаимоотношениях в «биатлонной семье»

Большой спорт № апрель 2021 (143)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Кристиан Мейслингер
Пятикратный олимпийский чемпион и семикратный победитель Кубка мира Мартен Фуркад – один из самых титулованных биатлонистов в истории. Его старший брат Симон менее титулован, однако тоже входил в мировую элиту. Завоевывал медали чемпионатов мира. В 2019 году Симон завершил карьеру и стал тренером юношеской сборной Франции. 23 февраля Фуркад-старший принял участие в «Гонке Легкова», в рамках которой лыжники соревновались с биатлонистами. В интервью «Большому спорту» Симон рассказал о своей карьере, порассуждал о нынешнем состоянии своего вида спорта и лыжных гонок, а также поделился информацией об экономике французского биатлона.


Вы многократный победитель молодежных чемпионатов мира. Смогли полностью реализовать свой потенциал?
В целом я доволен. В моем активе есть сезон в топ-5 общего зачета Кубка мира, так что был хорошим атлетом. Стал призером чемпионата мира в индивидуальной гонке, побеждал в эстафетах, поднимался на подиум на этапах Кубка мира. Жалею лишь о том, что не одержал ни одной победы в личных гонках и не завоевал олимпийской медали. Я отдавал себя биатлону полностью, просто некоторые спортсмены объективно сильнее. 

Вы демонстрировали лучшие результаты в индивидуальной гонке. Это ваша любимая дисциплина
?
У меня хорошая скоростная выносливость, поэтому успехи именно на 20-километровой дистанции неслучайны. К тому же умею справляться с нервами, что позволяет хорошо стрелять. Но мне больше нравились спринт и гонка преследования. 

В программе Кубка мира все больше коротких гонок и меньше индивидуальных. Вам нравится подобная тенденция?
Биатлон превращается в шоу, поэтому он коммерчески успешен. Короткие гонки в этом плане более интересны и привлекательны для спонсоров. К тому же они удобнее в плане трансляции, а телевидение сейчас своеобразный трендсеттер, изменяющий формат соревнований во многих видах спорта. Я понимаю логику происходящего, но в то же время надо помнить, что с индивидуальных гонок начинался биатлон, так что мы не можем забывать об истоках. Они должны оставаться в программе соревнований. 

В сезоне-2020/2021 в Кубке мира доминировали норвежцы. В чем причина?
Я бы хотел увидеть борьбу за награды представителей как можно большего количества стран. Надеюсь, ситуация изменится, тем более биатлон весьма непредсказуемый вид: стрельба меняет многое. В лыжных гонках такого фактора нет, поэтому за ними следить менее интересно. Там интрига формулируется просто: победит Александр Большунов или кто-то из норвежцев. 

В чем причины норвежского лидерства? Возможно, их вывел на новые позиции бывший тренер сборной Франции Зигфрид Мазе?
Зигфрид умеет ставить стрельбу, он классный тренер. Думаю, норвежцы переманили его не только из-за высокой квалификации, но и чтобы ослабить моего брата Мартена, который доминировал в Кубке мира. Это произошло как раз перед Олимпийскими играми в Пхенчхане, так что Мартену было вдвойне тяжело. Раньше со сборной Норвегии работал Рафаэль Пуаре, которого тоже позвали для обучения биатлонистов французской методике стрелковых тренировок. Правда, он не совсем сработался с командой, а Мазе быстро нашел с ней общий язык. Но это лишь одна из причин успеха. В Норвегии зимние виды на первом месте по популярности, много молодых атлетов пытаются пробиться в команду. К тому же там богатая федерация, ее финансовые возможности несравнимы с французской. Надеюсь, что норвежское доминирование закончится уже в следующем сезоне, нужна конкуренция нескольких стран. 

Мне довелось беседовать с несколькими французскими спортивными журналистами, и некоторые из них не знают, кто такой Мартен Фуркад…
Меня это не удивляет. Это в Норвегии зимние виды спорта на первом месте по популярности, а у нас лидирует футбол. Снег выпадает только в некоторых регионах, так что о существовании биатлона знает далеко не каждый француз. Федерации лыжных гонок и биатлона у нас небогатые по мировым меркам, но это не мешает успешно конкурировать с лидерами. 

Основной доход большинства российских биатлонистов – зарплата, которую им выплачивает государство. А на что живут французские?
Федерация биатлона не платит спортсменам. Более того, атлет, квалифицировавшийся в национальную команду, ежегодно делает взнос три тысячи евро за услуги физиотерапевта, лыжи, инвентарь… Норвежцам федерация платит, но у нас все устроено по-другому. Спортсмены первой команды страны приписаны к армии или таможне, где и получают зарплату. Тем же, кто числится во второй команде, порой приходится подрабатывать. Конечно, у сильных биатлонистов есть личные спонсоры, но их поиск – твоя личная забота, федерация в этом не помогает. Так что основной доход французского биатлониста – это зарплата в армии или на таможне и спонсорские контракты. 

По окончании карьеры спортсмена вы стали тренером юношеской сборной Франции. Так и планировалось?
Биатлон – большая часть моей жизни, он многое мне дал. Я захотел что-то вернуть любимому виду спорта. Вижу так свою миссию. У меня есть тренерское образование, и я рад, что Федерация биатлона Франции предоставила возможность поработать с юными атлетами. В то же время жизнь тренера похожа на жизнь профессионального спортсмена – я редко вижу семью, в частности маленького сына. Это психологически тяжело, поэтому не готов сказать, что буду работать тренером постоянно.

Несколько лет назад австрийский фотограф Кристиан Мейслингер сделал вашу фотосессию с обнаженным торсом. Ваша фигура по-прежнему прекрасна? 
Возможно, она хуже, чем в бытность профессиональным спортсменом. Но я много тренируюсь для себя, так что нахожусь в хорошем состоянии. Минимум час в день занимаюсь и по-прежнему отличаюсь хорошей скоростной выносливостью. Так что для меня было несложно показать хороший результат в «Гонке Легкова». 

Вы участвовали в российских этапах Кубка мира и даже выигрывали «Мемориал Фатьянова» на Камчатке. Что запомнилось в нашей стране? 
Камчатка мне очень понравилась, это одно из самых красивых мест, где я побывал. Природа, вулканы, медведи… В каждый мой приезд в России ко мне очень хорошо относились. В вашей стране холодный климат, но у людей теплые сердца. 

У вас есть друзья среди биатлонистов?
Конечно. Выражение «биатлонная семья» – это не красивая сказка. Мир биатлона достаточно узок, и у меня в нем мало недоброжелателей. Из зарубежных спорт­сменов своими друзьями могу назвать норвежца Тарьея Бо и немца Симона Шемппа. Мы хорошо знакомы с Антоном Шипулиным, уважаем друг друга. Правда, общаться с Антоном непросто – он плохо знает английский язык. Дружу с журналистом Ильей Трифановым. 

Какие у вас с Мартеном планы на ближайшие годы?
Насколько знаю, Мартен хочет связать свою жизнь с олимпийским движением и МОК. Это его мечта и цель. Я же в течение ближайших нескольких лет планирую работать тренером, набираться опыта. Возможно, со временем стану главным наставником сборной Франции или какой-то иной, буду работать со спортсменами уровня Кубка мира. Потом займусь чем-то другим. В биатлоне я уже более 20 лет, и думаю пробыть в нем примерно до своего 45-летия. Затем брошу себе новый вызов.