Мария Вадеева – о Евролиге, сборной России, WNBA и своих предпочтениях в одежде

Большой спорт № апрель 2021 (143)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Ольга Брезгунова Продюсер: Кристина Галанц
Она признавалась лучшим игроком чемпионатов Европы и мира среди девушек, а в 16-летнем возрасте получила приглашение от национальной команды. Сейчас Мария Вадеева – капитан сборной России, безусловно лучшая баскетболистка страны и единственный отечественный игрок в женской NBA. В интервью «Большому спорту» центровая рассказала о своей семье, текущем положении дел в Евролиге и сборной страны, а также поделилась мнением о перспективах россиянок в WNBA.


Вы баскетболистка в третьем поколении. Выбор был предопределен?
Баскетболом занималась бабушка по отцовской линии, дедушка – футболом. Отец был довольно известным баскетболистом, выступал за ЦСКА и «Химки». Мама играла в ЦСКА и московском «Динамо», брат тоже занимался на профессиональном уровне. Но меня никто не заставлял идти в баскетбол, хотя он, можно сказать, и был все время вокруг. Любила танцы, гимнастику, приходила на матчи отца и разучивала номера с группой поддержки. Однажды пришла на тренировку к маме, попробовала побросать мяч в кольцо, сразу стало получаться. Понравилось, мама поддержала. Так и началась моя карьера в баскетболе.

Вы моложе брата на пять лет. Конкурировали с ним в детстве?
Ревности к успехам друг друга не было, по крайней мере, с моей стороны. Родители уделяли нам равное внимание. Конечно, моя карьера в баскетболе сложилась более успешно, брат уже не выступает на профессиональном уровне. 

Вы начали соревноваться со взрослыми в совсем юном возрасте. Были к готовы к этому психологически?
Когда мне исполнилось лет 12, уже поставила перед собой профессиональные цели, согласно которым к 16–17 годам должна выступать на взрослом уровне. Получилось, так что в ментальном плане была готова. Другое дело физически: не хватало скорости, имелись технические огрехи. Но желание и психологическое спокойствие позволили успешно соревноваться со взрослыми. 

Легендарный российский тренер Давид Берлин утверждает, что сейчас уровень российского женского баскетбола ниже, чем лет 40 назад. Что говорят об этом ваши родители?
Мы в семье почти не обсуждаем эту тему. Могу сказать собственное мнение: собрать конкурентную сборную России сейчас тяжелее. Раньше на ведущих ролях в сильнейших клубах страны были российские игроки, а сейчас – легионеры. Поэтому у отечественных баскетболисток меньше опыта нахождения на площадке в решающие моменты матчей. С одной стороны, сильные легионеры повышают конкурентоспособность команд. У них можно учиться. С другой – у россиянок меньше игровой практики. Некоторые дали слабину, не выдерживают конкуренции.

Россиянки не отобрались на Олимпийские игры в Токио. Некоторые эксперты связывают это с отсутствием натурализованного игрока в команде. 
Причины в другом. У нас уже лет восемь происходит смена поколений, команда становится все моложе. Кому-то не хватает опыта, психологической устойчивости в решающие моменты. Нужно терпение, с практикой все придет.

Сборная России по стритболу завоевала путевку в Токио. У вас возникало желание на время сменить специализацию, чтобы выступить там?
Мне предлагали поехать на Игры, предоставили выбор. Я остановилась на классической версии баскетбола, это то, чем живу. Я играла в баскетбол «3 на 3» в детстве. Считаю этот вид спорта более травмоопасным, там все намного жестче.

Как в связи с пандемией изменилась организация международных матчей, в частности в Евролиге?
Самих игр стало меньше. Команды распределили на четыре подгруппы по четыре команды, а раньше было две по восемь. Приезжаем в город, где организуется «пузырь», за неделю проводим три матча. Живем между игровым залом и гостиницей, в город не выпускают. Выходить никуда нельзя, часто сдаем тесты. В целом игр стало меньше, а тренировок больше, мне это не нравится, хочется чаще соревноваться.

Ваше среднее игровое время в важных матчах Евролиги составляет около 15 минут. Довольны им?
Хочется играть больше, но в команде появилась американка Бритни Грайнер, которая не выступала полсезона. Понимаю тренера, который хочет дать время на площадке всем. Стараюсь показывать максимум на тренировках, чтобы играть чаще.

Насколько высока конкуренция в Евролиге в нынешнем сезоне?
Сложно сказать, потому что из-за нового формата со многими сильными соперниками мы еще не играли. Тем не менее считаю УГМК фаворитом. Из тех, чьи матчи видела, сильное впечатление произвели турецкий Fenerbahce, французский LDLC ASVEL, венгерский Sopron Basket, в Galatasaray пришли два сильных игрока, среди которых выступавшая за сборную России Эпифанни Принс. 

После Евролиги вам интересно играть в чемпи­онате России?
Обидно, что матчи этого турнира для нас сродни тренировке. Отрабатываем комбинации, индивидуальные качества. Уровень конкуренции невысок. Надо обратить внимание на подготовку резерва, все идет снизу – от того, каких баскетболисток растим. Когда я в 16-летнем возрасте начала играть, обо мне никто не знал, но получила шанс и «выстрелила». Молодежи надо давать возможность проявить себя, тогда появится надежда на повышение общего уровня чемпионата страны.

У вас были предложения от европейских клубов?
Когда-то мне хотелось играть за Fenerbahce, получить новый опыт. Но карьера сложилась по-другому.

В предыдущие годы после завершения сезона в УГМК вы перебирались в WNBA. Какие планы сейчас?
Сезон за океаном планируется, но не знаю, поеду ли туда. Многое зависит от формата, если будет «пузырь», постараюсь сыграть. Еще есть такие факторы, как чемпионат Европы, Олимпийские игры, да и визу в нынешней ситуации непросто оформить.

Представители Los Angeles Sparks общаются с вами по ходу сезона в Европе?
Выходят на связь, интересуются ситуацией с визой. Ее сделать непросто из-за отсутствия местных собеседований. Как правило, конкретные переговоры начинаются ближе к маю. 

Много ли общего в организации тренировочного процесса и быта в УГМК и Los Angeles Sparks?
В целом все похоже, но в каждой из команд есть свои удобства. В Лос-Анджелесе, например, нам помогают стирать форму. Приходишь в раздевалку, и там все удобно разложено. В России занимаешься этим сам. Здорово, что в УГМК есть свой самолет, летаем чартерами, а за океаном – регулярными рейсами. В плане взаимоотношений между игроками все похоже, в УГМК много иностранок. Сам баскетбол отличается: в WNBA выше уровень мастерства игроков и соперничества, результат каждого матча непредсказуем. 

Вы единственная россиянка в женской NBA. Другие не тянут по уровню?
Моя подруга Раиса Мусина способна выступать там, но не складывается. Минувшим летом договорилась с клубом, однако случилась пандемия, и ее не взяли. Думаю, в нынешнем сезоне Раиса готова заиграть в WNBA. Других кандидатов, откровенно скажу, пока не вижу. Девушкам не хватает уверенности, лидерских качеств. Я бы отметила Севару Нуритдинову – у нее очень пластичный ум, может отдавать шикарные передачи. Возможно, Севара в перспективе сыграет в WNBA, станет игроком уровня Кортни Вандерслут или даже выше. 

Где вы живете в Екатеринбурге?
Клуб предоставляет спортсменам квартиры. Живу одна, иногда приезжают родители, друзья. Почти все игроки УГМК живут в одном доме. Иностранки неудобств не испытывают, разве что иногда жалуются на холод. Спрашивают, как мы умудряемся гулять в мороз. 

Вы сами готовите еду или предпочитаете питаться в ресторанах?
Домработницы у меня нет, готовлю сама, иногда заказываю. Стараюсь есть меньше сладкого, фастфуда, но в целом себя не ограничиваю. В Los Angeles Sparks у меня была одноклубница, которая ела преимущественно в заведениях быстрого питания, и это не мешало ей играть на высоком уровне. Среди баскетболисток есть вегетарианки, так что не скажу, что питание значительно влияет на результаты в баскетболе.

На вашей странице в Instagram немало фотографий в дизайнерской одежде. Шьете под заказ?
Нет, приобретаю готовое. Размер обуви у меня 42–43, его можно найти в магазинах. Из одежды сложнее всего с джинсами, их подобрать непросто. Остальное имеется в продаже в Zara и у других брендов. Раньше могла назвать себя шопоголиком, любила ходить по магазинам. После начала пандемии интерес угас: выйти в обновках особо некуда.

Пандемия как-то изменила ваше отношение к жизни?
Она сказалась на всех, помогла правильно расставить приоритеты. Я стала еще больше ценить семью, она на первом месте. Главное, чтобы все были живы и здоровы. 

Ваш отец завершил карьеру в 33 года и сразу стал тренером. Вы тоже пойдете по этому пути?
Не ставила перед собой ограничений – дескать, играю до определенного возраста. Возможно, у меня появятся дети и муж предложит завершить карьеру и сосредоточиться на материнстве.

Прислушаетесь?
Не могу ответить на этот вопрос. Конечно, я задумываюсь о том, чем займусь по окончании карьеры. Надеюсь остаться в спорте, но тренером быть не хочу, эта должность мне не близка. Идеи есть, но публично озвучивать их не хочу. 

Евролигу вы уже выиграли. Какой еще значимый титул реально завоевать?
Хочется, чтобы сборная России занимала призовые места на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Для начала надо поставить перед собой цель выиграть чемпионат Европы.

Вы назовете 2021 год успешным в личном и спортивном плане, если…
Стану прислушиваться к себе, понимать, чего я хочу. А также тренироваться и выкладываться в матчах на все 100%. Тогда все получится. Я живу тем, что люблю. Нравится моя профессия, люблю баскетбол, он дает мне мотивацию.