Хорошему танцору арбитр не помеха

Большой спорт № 1 (137)
Борис Ходоровский
На чемпионат Европы по фигурному катанию россияне завоевали все четыре золотые медали. Приятной неожиданностью стала победа Виктории Синициной и Никиты Кацалапова в танцах на льду, где прежде доминировали французы.


С 2015 года в Европе Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон не проигрывали никому. Лишь вернувшимся в большой спорт ради второй олимпийской победы канадцам Тессе Вирту и Скотту Мойру удалось дважды, на чемпионате мира 2017 года в Хельсинки и в Пхенчхане-2018, победить нынешних законодателей мод в танцах. Да и олимпийское золото французы, можно сказать, подарили своим конкурентам. Все решила мелочь – расстегнувшееся во время исполнения танца платье Габриэлы, за что был снят балл. Еще одно подтверждение тезиса о том, что не бывает мелочей, когда на кону олимпийские медали. 
Подобные казусы случаются на соревнованиях. На чемпионате России – 2016 в Екатеринбурге судьи в полном соответствии с правилами за подобную мелочь сняли балл с оценки дуэта Елена Ильиных/Руслан Жиганшин. Ох, как хорош был их танец «Миллионер из трущоб»! Только оценить его по достоинству публика так и не сумела. Уступив самую малость своим главным конкурентам Виктории Синициной и Никите Кацалапову, ученики Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой не попали в сборную. Вскоре дуэт, порадовавший еще и не оцененным по достоинству танцем «Фрида», завершил спортивную карьеру. 

Доминирование монреальской школы
Французам до ее завершения еще очень далеко. Сегодня Пападакис и Сизерон – признанные лидеры в танцах на льду. Тренируются они в Монреале у Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона. В мире фигурного катания уже прочно прижился термин «монреальская школа». На протяжении последних лет четко прослеживается тенденция: после того, как тренерам удается довести учеников до высшей ступени пьедестала почета на чемпионатах мира и Олимпиадах, к ним буквально рвутся остальные. 
Сенсационная победа Оксаны Грищук и Евгения Платова на Олимпиаде-1994 в Лиллехаммере сразу же сделала мэтрами Наталью Линичук и Геннадия Карпоносова. Свой тренировочный центр после отъезда из Москвы российские специалисты разбили на катке университета Делавэр. Там работали не только сильнейшие российские танцоры, но и дуэты из Украины, Болгарии, Швейцарии, Италии и других стран. На одном из чемпионатов мира во время выступлений двух последних разминок Линичук в зоне слез и поцелуев успела сменить шесть курток. 
Затем настало время Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда, работавших в Детройте. Танцы на льду ассоциировались с их воспитанниками, канадцами Вирту/Мойр и американцами Мэрил Дэвис/Чарли Уайт. Они разделили между собой «золото» и «серебро» на Олимпиадах в Ванкувере и Сочи. Правда, в 2014-м сильнейшие дуэты мира выводила на лед и встречала в зоне слез и поцелуев только Зуева. Причина распада тренерского дуэта, чьи ученики побеждали всегда и везде, до сих пор покрыта завесой тайны. 
Во время недавнего финала Гран-при в Турине автор этих заметок попытался приподнять ее во время беседы со Шпильбандом. «Мне кажется, что все уже забыли о том, что мы когда-то работали вместе с Мариной, – улыбнувшись, ответил известный тренер. – Да и кому это интересно? Особенно сейчас, когда все обсуждают учениц Этери Тутберидзе!»
Моду в танцах на льду на протяжении последних лет определяет монреальская школа. На чемпионате Европы в Граце, кроме французов Дюбрей и Лозон выводили на лед дуэты из Великобритании, Испании и Польши, которые вели борьбу за локальные позиции. Еще интенсивнее трудились канадские тренеры на недавнем чемпионате четырех континентов в Сеуле. Там выступали три их американских дуэта, по два канадских и японских и запомнившиеся своей «чаплинианой» китайцы Ван Шиюэ и Ли Синью. Да еще не приехал в Южную Корею сильнейший канадский дуэт из монреальской школы Николай Соренсен/Лоуренс Фурнье-Бодри. Они еще недавно представляли Данию, но после того, как тамошняя королева не предоставила канадской фигуристке гражданство и дуэт не смог выступить на Олимпиаде в Пхенчхане, Соренсен уехал в Монреаль навсегда. 
После того, как Пападакис и Сизерон в 2015 году стали чемпионами мира и Европы, в монреальскую школу посыпались заявления от желающих стать чемпионами. Даже Вирту и Мойр, объявив о решении вернуться и выступить на своей третьей Олимпиаде, отправились не к Зуевой, а к Дюбрей и Лозону. «Никаких обид на Тессу и Скотта нет, – рассказала автору этих заметок Зуева. – Для победы на Олимпиаде им нужен был какой-то новый импульс и новый вызов». 
В Турине Шпильбанд тоже не высказал обид на то, что тренировавшиеся у него совсем недавно американцы Мэдисон Чок и Айвен Бейтс завоевали «серебро» финала Гран-при в качестве представителей монреальской школы. «Какие могут быть обиды? – удивился Шпильбанд. – У фигуристов сложная жизнь, и нужно уважать их решения. Тем более что у Мэдисон и Айвена были веские основания для перехода. Им было нужно тренироваться в группе, где много сильных спортсменов. У меня ребята были безоговорочными лидерами и не ощущали конкуренции. Да и все, что мог дать этим фигуристам, уже дал». 
Несмотря на огромную конкуренцию на тренировках в монреальской школе, вплоть до турнира в Граце Пападакис и Сизерон были недосягаемы. Как только конкуренты подбирались к лидерам, французы делали еще один шаг вперед, устанавливая новые рекорды в ритмическом и произвольном танцах, а также по сумме двух. Победа Синициной и Кацалапова в Граце стала настоящей сенсацией и заставила вспомнить о том, что непобедимых чемпионов не бывает. 
Забавный эпизод произошел на церемонии награждения. Поздравив российский дуэт Александра Степанова/Иван Букин, завоевавший «бронзу», Пападакис по привычке стала подниматься на высшую ступень пьедестала почета. Свыкнуться с мыслью о том, что ее может занять кто-то другой, французская фигуристка не успела. Между тем российские тренеры не раз говорили, что Габриэлу и Гийома можно победить, и они даже знают, как. Только на практике до Граца это не удавалось никому. 

Чувства против системы
Стиль французского дуэта многим не нравится. Их танцы абстрактны, хотя построены на безупречных технике, пластике и композиции. Вот только души в них нет. Тем не менее, победы дуэта Пападакис/Сизерон заставили говорить о том, что абстракции в стиле Кандинского на льду оцениваются выше, чем вариации на классические темы. 
«Сейчас практически нет программ на медленную или просто романтическую музыку, – отметила еще несколько лет назад двукратная чемпионка мира, а ныне уже хорошо зарекомендовавший себя тренер Анжелика Крылова. – Руководители Международного союза конькобежцев (ISU) постоянно подчеркивают: танцы должны оставаться танцами. Только, пока побеждают Пападакис и Сизерон, в моде будет созданный ими стиль. Далеко не все понимают, что невозможно сделать на льду то, что делают французы, и попытка следовать моде ни к чему не приведет». 
Это прекрасно понимает Александр Жулин, который вот уже шестой сезон работает с Синициной и Кацалаповым. Когда Виктория и Никита после Олимпиады в Сочи решили кататься вместе, расставшись с прежними партнерами, многие не верили в перспективность нового дуэта. 
Первые сезоны складывались непросто. Чтобы два танцора стали именно дуэтом, требуется время. К тому же в условиях серьезной конкуренции в России ученики Жулина не могли пробиться в сборную. Да и разговоры о том, что партнерша не дотягивает до уровня бронзового призера Олимпиады, доводилось слышать в кулуарах соревнований постоянно. Только фигуристы и их тренеры не отступали от выбранной ими линии. Даже фиаско на недавнем финале Гран-при, где Синицина и Кацалапов заняли последнее место с отставанием от французов в 16 с лишним баллов, лишь заставило работать еще больше. 
«А кто сказал, что французы непобедимы? – прокомментировал итоги ЧЕ-2020 двукратный чемпион СССР, а ныне работающий в немецком Оберстдорфе с литовским дуэтом чешский тренер Ростислав Синицын. – И у Габриэлы с Гийомом бывают помарки. В Граце их выступлениям не хватило размаха, а Виктория с Никитой откатали оба танца на одном дыхании. Всегда говорил, что российские фигуристы работают, работают и работают. Это не только к чемпионам относится, но и к завоевавшим “бронзу” Степановой и Букину». 
Уже после ритмического танца позиции французов на чемпионате Европы не выглядели незыблемыми. Оценки за технику им поставили даже ниже, чем чемпионам России. Преимущество в пять сотых после первого дня соревнований обеспечили баллы за компоненты, на которые авторитет многократных чемпионов мира и Европы, безусловно, повлиял. 
О том, что в танцах на льду авторитет как самих танцоров, так и федерации, которую они представляют, влияет на оценки больше, чем в трех других видах фигурного катания, говорили всегда и везде. Даже о том, что медали в танцах дают за «выслугу лет» с намеком на завершение карьеры, доводилось слышать. Особенно из уст тех, кто был третьим номером в сборных СССР, а затем России. 
«Танцы на льду были настолько коррумпированы, что их и спортом назвать язык не поворачивался, – говорила в давнем уже интервью Ольга Воложинская, выступавшая вместе с Александром Свининым. – Не обращать внимания на судейство с предрешенным результатом было невозможно. Для этого необходимо либо обладать феноменальным интеллектом, либо, наоборот, быть полным идиотом. Танцоры – люди творческие, настоящие артисты. И при этом спортсмены, которые рвут жилы, чтобы прорваться на пьедестал. Ощущать несправедливость по отношению к себе было очень тяжело».
В послужном списке стильного и яркого дуэта Воложинская/Свинин есть только «серебро» чемпионата Европы-1983. Сегодня востребованный хореограф Воложинская, живущая в США, принципиально не ставит танцы. Считает, что и при нынешней системе труд спортсменов, тренеров и постановщиков может быть перечеркнут коррумпированными арбитрами, тесно связанными с мощными федерациями и руководством ISU
И все же современные танцы заметно отличаются от тех, которые оценивали по системе «6.0». Чемпионат Европы в Граце наглядно это подтвердил. Для произвольного танца Жулин с помощью менеджера Ари Закаряна нашел усиление: армянский скрипач Эдгар Акопян добавил несколько штрихов и сделал музыкальное сопровождение максимально выразительным. Это был не танец, а воплощение на льду чувств между влюбленными. Достойной оценкой стали лучшие в сезоне баллы. 
Французы вышли на лед сразу же после российского дуэта и никаких чувств в своем танце не продемонстрировали. Как всегда. Зато от судей не ускользнули небольшие помарки при исполнении последних элементов. Оценки не загорались долго, а когда зажглись, разница между чемпионами и серебряными призерами по сумме двух танцев оказалась 0,14 балла. Это оценка не за технику, не за скольжение, не за постановку программы. Это скрипка Акопяна и аура любви между действительно влюбленными в танцы и друг в друга спортсменами. 
Можно сколько угодно дискутировать о том, сумели бы Синицина и Кацалапов стать чемпионами Европы при системе «6.0». На Олимпиаде в Турине борьбу за медали вели признанные мастера, сформировавшиеся еще при ней. «Золото» тогда завоевал российский дуэт Татьяна Навка/Роман Костомаров, для которых Жулин поставил романтическую версию «Кармен». Убрал из классического варианта кровь и ревность, оставив только линию главной героини и влюбленного в нее тореадора. Это был, пожалуй, последний танец из прежней эпохи, который удивительным образом вписался в новую. 
Сколько трагедий на льду Турина мы увидели! Не справились с новыми требованиями такие великолепные дуэты, как Албена Денкова/Максим Ставиский и Маргарита Дробязко/Повилас Ванагас. А каким взглядом одарила Барбара Фузар-Поли своего партнера Маурицио Маргальо после того, как во время оригинального танца он уронил ее на лед! Итальянцы лидировали после обязательного танца и рассчитывали на успех на домашнем льду. Тренирующий сейчас финских танцоров Маурицио и работающая в Италии с большой группой Барбара до сих пор на соревнованиях даже близко друг к другу не подходят. В Турине не смогли справиться с новыми требованиями и нынешние мэтры тренерского цеха Дюбрей и Лозон. 
«После судейской реформы в танцах все стало сложнее в прямом и переносном смыслах, – поделился своими размышлениями с автором этих заметок Синицын. – Перед каждой поддержкой фигурист должен сделать какой-то сложный шаг или наезд. Это делает танцы трюковыми. Хотя дискуссия об объективности продолжается и будет продолжаться. Как этого возможно добиться, если тренеры, арбитры, журналисты и публика придерживаются разных точек зрения? В бытность действующим фигуристом тоже сталкивался с необъективностью и всегда вспоминал высказывание Юлиана Семенова о том, что это добавляет перца в кровь».
И все же итоги чемпионата Европы в Граце говорят о том, что в танцах больше нет столь очевидной ранее очереди на пьедестал. Вчистую проигравшие финал Гран-при Синицина и Кацалапов выиграли у, казалось, непобедимых фаворитов. В недавнем интервью Жулин заметил, что мэтры монреальской школы в какой-то момент просто перестали его замечать. Считали, что они находятся где-то в космосе, а остальным отводится роль статистов. 

В предвкушении Монреаля
Перед чемпионатом мира, который пройдет в марте, расклады уже совершенно другие. Даже номинально вторые и третьи номера монреальской школы почувствовали запах крови. Если российский дуэт смог обыграть непобедимых французов, то почему это не могут сделать Чок/Бейтс и Мэдисон Хаббел/Захари Донахью? Они тоже тренируются у Дюбрей и Лозона. 
Да и для Степановой с Букиным чемпионат мира – это шанс. Многим специалистам и сам дуэт, и поставленные к нынешнему сезону программы нравятся больше, чем Синицина/Кацалапов. Правда, в российской сборной, как и раньше в советской, существует негласная табель о рангах. На чемпионате России в Красноярске ученики Жулина стали чемпионами, стало быть, они первый номер сборной, на который делается основная ставка. 
Да только судейская панель в Монреале будет не такой, как в Красноярске. А судейство, что бы там ни говорили, все-таки стало судейством, а танцы – спортом. В Турине Степанова и Букин превзошли своих партнеров по сборной России. В Монреале исход дуэли абсолютно непредсказуем. 
Одно можно утверждать с уверенностью: на соревнованиях танцоров стоит смотреть не только сильнейшие разминки. Красоту, изящество и замысел постановщика вполне можно оценить, не обладая званием арбитра ISU. Ведь та же пара Нелли Жиганшина/Александр Гажи, завершившая карьеру несколько лет назад, ничего, по большому счету, не выиграла, но их танцы, поставленные Синицыным, до сих пор помнят.