Абсолютная свобода паркура глазами английского фотографа Скотта Басса

Большой спорт №9 (115)
Текст: Николай Орлов
Главное в паркуре – само движение, полная свобода перемещения. Неслучайно один из его основателей французский каскадер Давид Белль считает паркур не видом спорта, а философией и взглядом на мир. Мировое паркур-движение имеет и своего визуального летописца – англичанина Скотта Басса, фотографа и режиссера. Чтобы сделать хороший кадр, он путешествует по миру, тем самым следуя главному завету паркура: нет границ, есть лишь препятствия, и любое из них можно преодолеть. Предоставив свои лучшие работы для публикации «Большому спорту», Скотт Басс поделился с нами секретами профессионального мастерства и рассказал о лучших местах для съемок.

Как бы вы определили хорошую фотографию паркура?
Для меня главное – это гармония между атлетом и окружающим пространством. Просто снять трейсера (так называют тех, кто занимается паркуром, от фр. traceur – «прокладывающий путь». – Прим. БС) в прыжке легко, но важно создать композицию, которая образует целостное впечатление.

Вы много путешествуете. Где лучше всего снимать паркур?
Я объездил далеко не весь мир. Могу рассказать о своих любимых местах. Великобритания, в частности, мой родной Кембридж, подходит для съемок крыш и городских пейзажей. В этом контексте мне нравится Токио, уникальный город. Также отмечу Калифорнию, чьи пейзажи значительно отличаются от тех, к которым я привык. Дамба Сепульведа и пляж Малибу не типичны для фотосессий паркура, но этим они меня и привлекли.

Один из своих проектов вы реализовали в Киеве. Как оцениваете советскую архитектуру? Некоторые говорят, что она отлично подходит для паркура.
Полностью согласен! Действительно, она идеально подходит для передвижения благодаря своей угловатости, большему количеству металла и прочности. Мне очень понравилось в Киеве, и я бы хотел туда вернуться, потому что считаю этот город недооцененным с точки зрения именно площадки для паркура.

Какой камерой вы пользуетесь? Есть ли у вас ассистенты?
90% моих снимков сделаны на Canon 5dMk3 с объективами 16–35 или 24–70 f2.8. Как правило, фотографирование – это процесс, в который вовлечены только мы с атлетом: залезаем на крыши, обсуждаем идеи. Иногда кто-то помогает мне держать отражатель, но чаще пользуюсь естественным светом: при скорости 1000 кадров в секунду синхронизатор просто не успевает срабатывать. Один из представленных в этом фотопроекте кадров (черно-белый, прыжок с крыши на крышу в Токио) сделан с помощью Canon G7X.

Что самое увлекательное в вашей работе?
Само попадание в места для съемок. Когда ты размещаешь камеру на крыше, она может привлечь ненужное внимание, поэтому мы стараемся выбирать секретные места. Да и в целом процесс подъема на самый верх города порой непрост.

Кто является вашим любимым и самым фотогеничным трейсером?
Мой хороший друг Даниэль Илабака. Он давно занимается паркуром и достиг совершенства как в выборе позиций, так и в движениях.

Вы занимаетесь паркуром? Если да, то как тренируетесь?
Несколько лет назад мой уровень как спорт­смена был достаточно высоким, но после опера­ции на колене тренируюсь преимущественно для себя – несколько несложных прыжков и простейший флип. Мне важно находиться в форме, чтобы комфортно чувствовать себя на высоте и забираться на крыши.

Московским трейсерам зачастую непросто оказаться в хорошем месте, проникнуть туда. К примеру, здесь запрещено забираться на крыши большинства зданий. Как часто вы сталкива­етесь с подобными проблемами?
Я видел массу замечательных фотографий паркура в городской среде в России, так что, думаю, ваши соотечественники очень находчивы в том, как добраться до интересных мест.

Как правило, мы снимаем на крышах не самых высоких зданий, так что проблем не возникает. Меня несколько раз задерживали, но все заканчивалось хорошо: достаточно было объясниться с охраной, и мы расставались друзьями. Расскажу одну забавную историю, случившуюся однажды в Лондоне накануне Нового года. Мы собрались подняться на крышу галереи Tate Modern, которая в то время была на реконструкции, чтобы поснимать на фоне салюта. Сначала планировали воспользоваться строительным лифтом, однако это оказалось невозможным, и пришлось пройти все 15 этажей по лестнице. В 23:58 мы взобрались наверх, как раз начался салют. Но мы не смогли им полюбоваться: выяснилось, что вид загораживает новое высотное здание. Задумывая всю эту затею, мы совсем забыли о нем.

Вы не только фотографируете паркур, но и делаете о нем видеоролики и фильмы. Какой из них считаете лучшим?
Я разделяю эти два жанра. Ролики снимаю преимущественно для себя и тусовки. Лучшим из них считаю Return of the Joy («Возвращение радости»). Он достаточно полно представляет жизнь атлета. Из фильмов выделю Zombie Chase Parkour POV («Зомби. Погоня. Паркур. Видео от первого лица»). Сам его придумал и срежиссировал. Доволен тем, как там сочетаются движение, паркур, трюки. Это добротный экшен кинематографического уровня, который мне давно хотелось сделать. На данный момент у ролика более 26 миллионов просмотров на YouTube и более 100 миллионов на Facebook.

Некоторые считают паркур спортом, другие называют его просто «активностью». Не так давно существовала Всемирная ассоциация паркура (PAWA). Есть ли необходимость в подобной организации?
Попытки «присвоить» себе паркур делает и Международная федерация гимнастики (FIG). Думаю, они просто видят популярность такого занятия, но не понимают сути паркура как культурного феномена. Кроме того, появилась организация «Земля паркура». Она более авторитетна среди трейсеров и их поклонников. Я нахожусь в паркурной тусовке вот уже 12 лет, но все еще думаю, что нам рано создавать полноценную управляющую структуру и ставить задачу включения паркура в программу Олимпийских игр. С другой стороны, если этого не сделать, FIG может подмять под себя весь процесс, и люди, которые действительно занимаются паркуром, не смогут влиять на принятие ключевых управленческих решений.

www.scottbass.co.uk
@ampisound

Партнеры журнала: