Марина Коровина — о дебюте в сборной России и Олимпийской мечте

Большой спорт №12(68)
Дмитрий Маслов

На мартовском чемпионате мира по биатлону женская сборная России заняла седьмое место в эстафете. Публика тут же нашла виноватого – главным «виновником» столь плачевного результата назвали Анну Богалий-Титовец. Критикуя старшего тренера команды Вольфганга Пихлера за то, что поставил эту спортсменку в основной квартет, специалисты тем не менее признавали: однозначной кандидатуры на четвертое место в команде у них нет. Среди тех, кто будет претендовать на него, называется Марина Коровина, в минувшем сезоне удачно дебютировавшая в Кубке IBU и завоевавшая первые очки в Кубке мира. В интервью «Большому спорту» она рассказала о том, почему перешла из лыжных гонок в биатлон, поделилась впечатлениями о тренировках Пихлера, а также поведала о своей олимпийской мечте и планах на послеспортивную жизнь.

Перед началом минувшего сезона ваше имя не значилось в расширенном списке кандидатов в сборную России, а уже в марте вы дебютировали в Кубке мира, набрали там первые очки. Как объясните столь стремительный взлет?
В сентябре минувшего года в Уфе состоялся чемпионат России. Для того чтобы попасть на контрольные старты в финском Муонио, надо было входить в первую пятерку. Я оказалась шестой. Так что все справедливо. К сезону готовилась в команде Леонида Гурьева. В Тюмени выиграла этап Кубка России и получила приглашение на Кубок IBU.

Выступили там в свою силу?
Думаю, да. А вот результат на этапе Кубке мира в Ханты-Мансийске расстроил. Возможно, не угадала с лыжами. Была хорошо готова, в спринте надеялась на более высокое место.

В гонке преследования вы допустили всего два промаха. Это приятная неожиданность или уже решили проблемы со стрельбой после перехода из лыжных гонок?
С каждым годом становлюсь стабильнее в этом компоненте. Конечно, стреляю не так быстро, как Ольга Вилухина, которая является лидером нашей сборной по скорострельности, но и не слишком медленно.

Вам ставили технику стрельбы по особой методике или же вы проходили все те этапы, которые приходится преодолевать детям?
Работала по ускоренной программе. У меня есть проблема с изготовкой и производством первого выстрела. Сильнейшие биатлонистки, выступающие на Кубке мира, начинают стрелять лежа на 14–15-й секунде, а я – на 17–18‑й. Ритм же одинаковый. В стойке схожая ситуация.

К прошлому сезону вы готовились под руководством Леонида Гурьева, к нынешнему – Вольф­ганга Пихлера. Есть отличия в подходах?
Я их не заметила, нагрузки примерно одинаковые. Правда, у старшего тренера сборной России тренировки летом проходят чаще всего в анаэробной зоне, выкладываемся на 90 процентов от максимума, больше скоростной работы.

Лыжами занимаюсь с первого класса школы, а связать с этим жизнь решила лет в 15, когда поступила в училище олимпийского резерва. С тех пор живу одна и о выборе не жалею. У меня есть цель, к которой постепенно иду. Надеюсь, все получится. Хочу завоевать олимпийскую медаль высшей пробы

Раньше вы не сотрудничали с иностранными наставниками?
Не было подобного опыта. Требования Пихлера в целом такие же, как и у российских специалистов: он хочет, чтобы мы максимально выкладывались. Вольфганг ко всем в команде относится одинаково, пытается разряжать обстановку, в свободное время позволяет ходить по магазинам.

Что вас подвигло перейти из лыжных гонок в биатлон?
Обстоятельства. Выступала за Свердловскую область. Когда команду возглавлял Александр Третьяков, у меня росли результаты. После ухода этого тренера работать с другим специалистом я не захотела и приняла приглашение сменить вид спорта. О том, чтобы попробовать себя в биатлоне, думала с 18–19‑летнего возраста, но не предоставлялось возможности, не находилось квалифицированного тренера, с которым могла бы сотрудничать.

А как оказались в команде Тюменской области?
У Третьякова были знакомые в Ханты-Мансийске, он поговорил с Валерием Захаровым, и тот согласился взять меня в свою группу. Однако вышло так, что в Екатеринбург приехал Леонид Гурьев. Он отбирал лыжниц для занятий биатлоном, среди них оказалась и я.

Надеялись тогда попасть в сборную России?
Я всегда об этом думала, даже когда занималась лыжными гонками. Правда, там выступала только за юниорскую сборную.

У вас не было вариантов представлять другую страну?
Порой посещали подобные мысли, имелись и предложения. Но сейчас вопрос о смене спортивного гражданства не стоит: я пробилась в сборную России. Этот сезон для меня решающий. Если прогресса не будет, подумаю о завершении карьеры.

*Анна Богалий-Титовец освободила одно место в национальной команде… *
Никаких особых эмоций этот факт у меня не вызвал: нужно лично доказывать правомерность своих амбиций, а не ждать, что кто-то тебя поставит в состав из-за отказа других.

Дарья Домрачева считает, что российские биатлонистки тратят слишком много сил на то, чтобы пробиться в сборную страны, поэтому не могут сосредоточиться на Кубке мира. Сог­ласны?
Доля истины в этом есть. В России огромная конкуренция. Биатлонисты, меняющие спортивное гражданство, с ходу попадают в основной состав, соревнуются с сильнейшими на планете, прогрессируют. У нас же из-за большого количества спортсменов могут просто не заметить талант.

Как вы чувствуете себя, конкурируя с Ольгой Зайцевой, Светланой Слепцовой и Ольгой Вилухиной?
Знаю их уровень, сравниваю себя с лидерами. Понимаю, где и сколько проигрываю.

Если взять за ориентир Зайцеву, сколько процентов вы уступаете ей в лыжном ходе?
Если судить по октябрьскому сбору, мой результат – 85–87 процентов от Ольгиного.

А в стрельбе?
Небольшое отставание есть, особенно в скорострельности.

Сейчас вопрос о смене спортивного гражданства не стоит: я пробилась в сборную России. Этот сезон для меня решающий. Если прогресса не будет, подумаю о завершении карьеры

Понаблюдав за тренировками сборной России, Владимир Драчев заявил, что Зайцева наголову выше коллег по сборной. Согласны?
Она очень опытная спортсменка, настоящий талант. Многим из нас нужно работать и работать, чтобы приблизиться к ее уровню, но, если честно, неприятно слышать про пропасть.

Кто выиграет Кубок мира в общем зачете?
Три-четыре спортсменки поборются в этом году. Среди них, уверена, будет и Оля Зайцева. Но глядя на то, какие результаты показывает Дарья Домрачева, думаю, сложно будет кому-либо пройти с ней сезон в одну ногу.

В минувшем сезоне Домрачева резко прибавила. Не подозреваете ее в нечестной игре?
Можно, я не стану отвечать на этот воп­рос?

Хорошо. Когда в следующий раз окажетесь дома?
Если все удачно сложится, то в марте.

И как родственники относятся к подобным отлучкам?
Это мой выбор, близкие его поддерживают. Я и в минувшие годы редко была с семьей. Разве что сборы проходили преимущественно в России, а не за границей.

В каком возрасте вы решили стать професси­ональной спортсменкой?
Лыжами занимаюсь с первого класса школы, а связать с этим жизнь решила лет в 15, когда поступила в училище олимпийского резерва. С тех пор живу одна и о выборе не жалею. У меня есть цель, к которой постепенно иду. Надеюсь, все получится. Хочу завоевать олимпийскую медаль высшей пробы.

Учитывая, что у нас сильная эстафетная команда, задача не выглядит нереальной…
Мне все равно, в каком виде программы стать чемпионкой Сочи‑2014. Хоть в индивидуальной гонке на 15 километров.

Недавно на сайте Международного союза биатлонистов проводился опрос, надо ли оставить гонки с четырьмя огневыми рубежами и раздельным стартом в программе. Вы как считаете?
Думаю, что их лучше сохранить. Это классика, и она должна оставаться. В то же время согласна, что зрителям и спортсменам интереснее, когда есть контактная борьба.

Как вы проводите свободное время между соревнованиями и на сборах?
Книга, компьютер, хотя чаще общаюсь по скайпу с любимым человеком. Он не спортсмен, но во всем поддерживает меня.

В сборной вы постоянно видите одних и тех же людей. Не тяжело психологически?
На меня это сильно не влияет. В номерах мы живем, как правило, по одному. Общаюсь со всеми, но близких подруг в сборной России у меня нет.

Как вас приняли в команде? Нет ревности?
Пока все гладко, тихо.

Александр Тихонов утверждает, что при отборе в национальную команду игнорируется спортивный принцип. В частности, порой людей приглашают, чтобы «поддержать» тот или иной регион. Есть такая проблема?
Не сталкивалась с ней. Кроме меня Тюменскую область представляют Анна Булыгина и Анастасия Загоруйко. Лично я попала в команду благодаря показанным результатам.

Вы общаетесь с зарубежными биатлонистками?
Очень мало, близко никого не знаю. В школе учила немецкий язык. Пытаюсь восстановить знания, вожу с собой три учебника. У нас тренер немец, надо же с ним общаться.

Биатлонисты, меняющие спортивное гражданство, с ходу попадают в основной состав, соревнуются с сильнейшими на планете, прогрессируют. У нас же из-за большого количества спортсменов могут просто не заметить талант

Пихлер разговаривает со спортсменками по-немецки?
С кем-то – на немецком, с кем-то – на анг­лийском, в зависимости от того, кто какой язык лучше понимает. В основном какие-то элементарные слова.

«Schnell, schnell»?
И «arbeiten, arbeiten». Это самые частые фразы на тренировках.

Вы уже думали, чем займетесь после окончания карьеры?
Буду рожать детей, сколько получится. Тренером становиться никогда не хотела – такая работа не для женщины. Для того чтобы достичь высот в этой сфере, нужны годы. А я хочу уделять время семье. Думаю стать массажистом, мне нравится эта профессия. Надеюсь получить соответствующее образование. Считаю, это мое.

Вы родились в небольшом поселке в Свердловской области. Как занялись лыжными гонками?
У нас не было других спортивных секций, так что выбирать не пришлось. Родители и сейчас живут в Верхних Сергах, иногда приезжают на мои выступления. В частности, присутствовали на этапе Кубка мира в Ханты-Мансийске.

Планируете остаться в Тюмени, когда закончите карьеру?
Не думаю. Если жить в России, то либо в Екатеринбурге, либо в Санкт-Петербурге. Москва не нравится – вспоминаю, как простояла здесь четыре часа в пробке. Ужас!

Думаете о том, чтобы обосноваться в Европе?
Да. Когда поживешь там длительное время, с трудом привыкаешь к российским реалиям. Здесь люди в постоянном напряжении.

Зато отличные условия для профессиональных спортсменов. Бьерн Ферри несколько лет назад рассказывал мне, что получает от шведского государства около двух тысяч долларов в год. Остальное – от спонсоров, а средним биатлонис­там найти таковых затруднительно.
Все думают, что у нас суперзарплаты. На самом деле совершенно обыкновенные. Плюс призовые, которые составляют значительную часть дохода. Например, за победу на этапе Кубка мира причитается около 10 тысяч евро. Но их еще попробуй заработать! Что касается лично меня, я выхожу на старт не ради денег, об этом думаешь в последнюю очередь.

А ради чего? Ради славы?
В первую очередь для удовольствия. Я скромная, характер мягкий. Но это в обычной жизни, повседневном общении. На трассе я другая. Могу проявить жесткость, постоять за себя.

Досье / Марина Коровина

• Родилась 16 августа 1984 года в поселке Верхние Серги Свердловской области
• Занималась лыжными гонками, входила в юношескую сборную России
• В 2007 году перешла в биатлон
• В сезоне 2011/2012 дебютировала в Кубке IBU, где 8 раз поднималась на подиум в личных гонках (5 первых мест, 1 второе, 2 третьих)
• Первые очки на Кубке мира набрала в предпоследней гонке сезона, заняв 24 место в гонке преследования на этапе в Ханты-Мансийске

Партнеры журнала: