Федор Канарейкин — о тенденциях развития российского хоккея

Большой спорт №12(68)
Дмитрий Маслов

В 2007 году Федор Канарейкин привел магнитогорский «Металлург» к золотым медалям чемпионата России и с тех пор считается одним из сильнейших отечественных специалистов. Его фамилия всплывала всякий раз, как только в клубах КХЛ появлялась вакансия главного тренера. Однако сам Федор Леонидович не спешил в клубы, амбиции которых ограничиваются попаданием в плей-офф. Тем не менее предложение отказавшегося от услуг Андрея Сидоренко «Спартака» принял, причем в тот момент, когда команда занимала предпоследнее место в Западной конференции. С вопроса о том, не изменил ли он своим принципам, и началось наше интервью с Федором Канарейкиным, который рассказал о своей тренерской концепции, оценил перспективы «Спартака» и поведал о том, мешает ли клубным тренерам Евротур.

Несколько лет назад вы заявляли, что отказываетесь от предложений работать с командами, не решающими больших задач. Что изменилось?
Я должен отдать долг клубу, воспитанником которого являюсь. К тому же считаю, что «Спартак» – команда амбициозная
и, несмотря на незавидное турнирное положение, задачи на сезон никто не отменял. Будем поэтапно их решать, должны исправляться, привлекать хорошей игрой болельщиков на трибуны.

Значит, считаете реальным вывести команду в плей-офф?
Да, ориентируемся на эту цель. Хочется, чтобы клуб в перспективе решал и более сложные задачи. Конечно, все мы земные люди и понимаем нынешние реалии. Для прогресса нужны финансовая база, хорошая работа школы, качественный дворец… В данный момент ставить перед всеми 26 клубами КХЛ задачу выиграть Кубок Гагарина несерьезно. Есть глобальные и локальные цели, над ними сейчас и работаем.

Вы подписали контракт на полтора года. Если «Спартак» все же не попадет в первую восьмерку на Западе, останетесь?
Давайте не будем о грустном. Далеко заглядывать вперед не хочу, главное на данный момент – улучшать игру и результат.

В «Магнитке» и «Атланте» вы заслужили реноме человека, привыкшего самостоятельно принимать решения. Не опасаетесь, что возникнут конфликты с менеджментом «Спартака»?
Мы все находимся на одной орбите и информированы друг о друге. Единственный человек в руководстве, с которым я познакомился после назначения на свою нынешнюю должность, – генеральный директор Игорь Хохлачев. С президентом Вячеславом Старшиновым посчастливилось вместе поиграть, знаю его и как тренера, с исполнительным директором Виктором Шалаевым также доводилось общаться.

Принимать решения по составу, приглашению, отчислению игроков – в вашей компетенции?
Спортивная сторона, определение состава на матчи – моя прерогатива, здесь руки развязаны. Селекция же обсуждается с руководством, коллегами по тренерскому штабу. Решения принимаем коллегиально.

Финансовое положение «Спартака» позволяет звать хоккеистов, которых бы вы хотели видеть в команде?
В бюджете заложена определенная сумма на приобретение игроков, придерживаемся ее. К примеру, пополнились Александром Суглобовым. В то же время мы не имеем права держать на контрактах чрезмерное количество хоккеистов.

От канадского вратаря Майка Мерфи клуб избавился по вашей инициативе?
Это решение созрело у руководства и прежнего тренерского штаба. Я с ним согласился.

В «Магнитке» вы делали ставку на атакующую игру. В «Спартаке», где класс исполнителей пониже, не измените своему стилю?
Хотелось бы видеть сбалансированность – надежные действия в обороне и активные в атаке. Сейчас важно выстроить систему, которая будет давать результат, ради него и работаем. Красивая игра приходит параллельно с очковыми приобретениями.

Я должен отдать долг клубу, воспитанником которого являюсь. К тому же считаю, что «Спартак» – команда амбициозная и, несмотря на незавидное турнирное положение, задачи на сезон никто не отменял. Будем поэтапно их решать, должны исправляться, привлекать хорошей игрой болельщиков на трибуны

Прошла информация, что некоторые ветераны считали прежнего главного тренера Андрея Сидоренко недостаточно авторитетным специалистом. Как вас приняли в команде?
Я негатива не почувствовал. С первой же тренировки у нас установились рабочие отношения. Авторитет тренера, как и игрока, завоевывается через работу, отдачу, его вклад в конечный результат.

Успешно работавший с «Локомотивом» и магнитогорским «Металлургом» Карри Хейккиля не снискал славы с более слабым минским «Динамо». Не опасаетесь, как и финн, подпортить себе репутацию?
Не боюсь, это однозначно. Для того чтобы хороший хоккеист продемонстрировал все свои умения, ему надо подобрать классных парт­неров. Так и тренер: для результата должны совпасть несколько факторов: команда, работа, взаимопонимание с руководством…

В минувшем сезоне вы успешно тренировали «Магнитку», однако предложения продлить контракт не получили. Это Геннадий Величкин припомнил давнюю обиду?
Я не знаю, почему руководство клуба не пролонгировало соглашение: выступление команды было признано удовлетворительным. Все давно пережито, перемолото. Каждый день дает препятствия, которые мы должны преодолевать и через это расти, улучшаться.

Ваш сын Леонид работает в клинском «Титане». Нет желания пригласить его в помощники?
Мы пришли в «Спартак» с Владимиром Семеновым, с которым совместно трудились в Магнитогорске. В клубе есть также два молодых специалиста – Дмитрий Гоголев и Олег Ромашко. Думаю, у нас хороший баланс. Леонида же все устраивает в Клину, а что будет дальше – посмотрим.

Вы посоветовали сыну пойти по тренерской стезе?
Ему 36 лет, отец троих детей. Это состоявшийся человек, с которым у нас равноправное общение. Конечно, что-то обсуждаем, советуемся, но я ничего не навязываю.

Еще несколько лет назад некоторые коллеги-журналисты называли вас «молодым специалистом»…
…которому осталось два с половиной года до пенсии. Моя тренерская карьера начиналась за рубежом, затем работал в системе «Спартака» начальником команды, прошел длительную ассистентскую школу у многих авторитетных наставников. Это был период наработки, учебы. Долго ждал своего шанса, который постарался реализовать.

Вы работали под началом Владимира Вуйтека, Карри Хейккиля и Дэйва Кинга – представителей чешской, финской и канадской школ. Кто оказал наибольшее влияние на формирование собственного тренерского стиля?
Они крайне разноплановые специалисты. Очень ценю Вуйтека, с которым показывали серьезные результаты. Прекрасные впечатления о Кинге – опытный специалист, адаптировавший советскую систему, идеи Анатолия Тарасова, к канадскому хоккею. У Хейккиля тоже собственное направление. Чему-то научился у каждого из них.

После того как Кинг написал книгу «King of Russia. Один год в российской суперлиге», руководители клубов в один голос заявили, что работу в нашей стране канадец больше не получит. Вы стали более осторожным в высказываниях после этой истории?
Отставки – неотъемлемая часть тренерской работы. Привыкнуть к ним нельзя, а держать удар надо. Помню, когда меня в первый раз уволили, постоянно думал: «Как же так? За что со мной так поступили?» Со временем появляется внутренний стержень, начинаешь понимать степень ответственности за все произнесенные слова. Причем не только в спорте, но и в жизни. Надо думать, что говоришь.

Как считаете, приглашение иностранных тренеров в российские клубы изменило стиль работы отечественных специалистов?
Это здорово подстегнуло всех нас. Надо сказать, что после провала в 1990‑х, когда было тяжело не то что работать, но и выживать, появилось несколько молодых российских специалистов, громко заявляющих о себе. Они успешно конкурируют с ветеранами и иностранцами, доказывая свою состоятельность. Это люди нового поколения, с иной ментальностью. Многие из них в течение длительного времени выступали за границей, получали новый опыт, а не варились в одном котле, как представители старой советской школы. Сейчас вновь заработала ВШТ, где используются новейшие методики, и молодые специалисты берут их на вооружение.

Успешным тренером становятся благодаря таланту или знаниям?
Все вкупе: и практика, и психология, и теория. Каждое десятилетие хоккей изменяется, и в своей работе надо учитывать новые веяния.

Евротур вам как клубному тренеру мешает?
Как тренер «Спартака», я бы хотел в паузах улучшать игру команды, исправлять допущенные ошибки. Отъезд игроков в сборные мне не на руку. Я должен использовать перерыв для установления контакта с командой, убеждения игроков в правильности избранной линии. А получается, что некоторые хоккеисты выбывают из процесса, возвращаясь буквально на флажке. Это не позволяет полноценно отрабатывать, к примеру, игру в неравных составах. В то же время надеюсь, что в сборных ребята обогащаются новыми идеями, получают заряд положительных эмоций, которые привносят в клуб.

Какое количество матчей в сезоне считаете оптимальным?
Когда я был действующим хоккеистом, мы всегда говорили, что лучше играть, нежели тренироваться. Нагрузки давались настолько сильные, что в буквальном смысле становилось тошно и муторно. Так что матч считался настоящим праздником. Думаю, в плане ощущений ничего не изменилось – хоккеисты хотят как можно больше играть.

В каком режиме «Спартак» готовится к матчам?
Я ничего не менял: вечером перед матчем проводим собрание, заезжаем на базу, готовимся к раскатке и непосредственно к игре. Если все будет получаться, вероятно, пойдем на сближение с командой, станем поощрять хоккеистов возможностью подольше побыть с родными.

Вы предпочитаете жестко контролировать игроков или давать им больше свободы?
Надеюсь на профессиональное отношение к делу, а в этом плане ситуация с каждым годом улучшается. В плане же веса и физического состояния контроль полнейший. Дискуссий в данной области быть не может – есть тренерская линия и хоккеист должен ее придерживаться. Существует определенная система штрафных санкций.

Отставки – неотъемлемая часть тренерской работы. Привыкнуть к ним нельзя, а держать удар надо. Со временем появляется внутренний стержень, начинаешь понимать степень ответственности за все произнесенные слова. Причем не только в спорте, но и в жизни. Надо думать, что говоришь

Как вы относитесь к норме регламента, согласно которой на матч нужно обязательно заявлять двух игроков 1991 года рождения и моложе, а еще двух – по желанию?
Считаю, что это перебор. Конечно, нужно думать о завтрашнем дне российского хоккея, но в мою бытность игроком хоккеисты делом в конкурентной борьбе доказывали свое право выступать в основном составе. Практика показывает, что некоторые клубы, особенно небогатые, испытывают трудности с поиском молодежи должной квалификации.

В «Спартаке»-то с этим все в порядке.
Ситуация стабильная. В то же время 19‑летний Александр Хохлачев будет готовиться к молодежному чемпионату мира в Уфе, можем потерять его до 6 января.

Вас не удивляет, что привилегии имеют хокке­­­и­сты 1991 года рождения, в то время как на молодежном чемпионате мира играют появившиеся на свет в 1993‑м и позже?
Думаю, это сделано специально под Сочи‑2014. При этом тот же Владимир Тарасенко и без лимита попал бы в основной состав, и все это понимают. А клубные тренеры испытывают дискомфорт при формировании состава на игру.

В советское время средний возраст хоккеистов был гораздо ниже, чем сейчас.
Раньше считалось, что 30‑летний идет под списание. Интенсивный тренировочный процесс отнимал силы и здоровье. Играть и полезнее, и эмоционально легче, чем рутинно работать с большими объемами.

«Трактор» является одной из самых возрастных команд КХЛ, а идет в лидерах.
Меня это не удивляет. Игроки четко понимают, что спорт – это их заработок, хорошие деньги, и стараются удлинить свою карьеру. Я рад, когда ветеран соответствует требованиям, является помощником тренера.

41‑летнего Олега Петрова можно назвать вашим ассистентом?
С тренерским штабом мы определились: Олег – проводник наших идей на площадке, пример для подражания в профессиональном плане и реальный лидер команды. Мне посчастливилось сотрудничать с ним в «Атланте», и я рад, что у спартаковской молодежи есть возможность выступать вместе с таким мастером.

Как считаете, Евротур помогает сборной России готовиться к чемпионату мира?
Зинэтула Билялетдинов использует его для наработки контакта с игроками, донесения до них своих идей и схем.
При этом он доносит эти идеи не до тех, кто поедет на первенство планеты.
Мы не знаем, как все повернется. Возможно, Илья Ковальчук и Евгений Малкин будут задействованы в Кубке Стэнли, а в обойме национальной команды окажется молодежь. Да и к Олимпийским играм в Сочи надо готовиться.

Досье / Федор Канарейкин

• Родился 29 мая 1955 года в Москве
• Выступал за «Спартак» / Москва (1972–1979), «Крылья Советов» / Москва (1979–1987, 1988–1989), Jokerit / Финляндия (1987–1988), Feldkirch / Австрия (1989–1992)
• Тренерскую карьеру начал в клубе второго австрийского дивизиона Lustenau, затем возглавлял швейцарский Olten
• После возвращения в Россию работал в «Спартаке» начальником команды и в «Крыльях Советов» главным тренером
• Был вторым тренером в ЦСКА, «Локомотиве» и магнитогорском «Металлурге»
• В 2006–2007 и 2011–2012 годах возглавлял магнитогорский «Металлург», в 2008–2009 годах – «Атлант», с 31 октября 2012 года – главный тренер «Спартака»
• В качестве игрока – чемпион мира среди молодежи 1974 года, чемпион СССР 1976 года
• Привел магнитогорский «Металлург» к золотым медалям чемпионата России 2007 года

Партнеры журнала: