Илья Авербух – о причинах тотального доминирования в женском одиночном катании и вреде любовных отношений между партнерами

Большой спорт №4 (91)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Евгений Пахоль
Помимо известного телевизионного проекта, нового театрального спектакля на берегу Черного моря и гастрольных туров по всей России Илья Авербух успевает работать в качестве хореографа и в большом спорте. В олимпийском феврале его программы, поставленные для Юлии Липницкой, наравне с самой фигуристкой потрясли мир. О том, в чем феномен 16-летней спортсменки, почему у нее не сложился постолимпийский сезон, что побудило Кацалапова и Ильиных прекратить выступления в паре и кто способен возложить на себя бремя лидерства в отсутствие дуэта Волосожар/Траньков, серебряный призер Игр в Солт-Лейк-Сити Илья Авербух рассказывает журналу «Большой спорт».

Досье / Илья Авербух

- Родился 18 декабря 1973 года в Перми
- Российский фигурист (танцы на льду)
- В паре с Ириной Лобачевой: серебряный призер Олимпийских игр 2002 года, чемпион мира (2002), Европы (2003), России (1997, 2000, 2002)
- В паре с Мариной Анисиной: двукратный чемпион мира среди юниоров (1990, 1992)
- В настоящее время – предприниматель, продюсер собственного ледового шоу, хореограф в фигурном катании

Каким вам запомнится постолимпийский сезон?
Мы удержали позиции во всех четырех видах. Отрадно, что не затерялась и молодежь, – почти на каждое место подрастает очень хорошая смена. Потенциал сборной лучше всего характеризует простая статистика чемпионата Европы: из Стокгольма в Россию отправились 9 из 12 разыгранных медалей, а в двух дисциплинах – женском одиночном катании и спортивных парах – на пьедестале стояли только наши спортсмены. И это притом что не выступали признанные лидеры: Волосожар/Траньков, Аделина Сотникова, Юлия Липницкая, а также распавшийся после Сочи дуэт Ильиных/Кацалапов, который в этом году мог легко побеждать всех.

Распад пары Ильиных/Кацалапов можно было предотвратить?
Думаю, в той ситуации это было уже невозможно. Произошел личностный кризис. Как я понимаю, у Лены и Никиты имелись претензии друг к другу скорее не профессионального характера. Тут явно внутренний конфликт: ребята просто не могли работать вместе дальше.

Какой из двух новообразованных дуэтов – Ильиных/Жиганшин или Синицына/Кацалапов – вас впечатляет?
Никита и Виктория – красивая, потенциально очень сильная пара. Но этот сезон у них не сложился. На мой взгляд, ребятам поставили неудачные программы. А главное – выступали без куража. Потому и проигрывали Ильиных и Жиганшину. Мы увидели разницу уже на первом турнире сезона Cup of Russia. Даже если Руслана и Лену иногда «заносило», все равно было видно, как они рвут и мечут, а из-под коньков летят искры. Их желание и энергетику по достоинству оценили и судьи, и зрители. Синицына и Кацалапов – это мощь и атака. При этом легкая отстраненность с ощущением: «Ну вот мы какие: вы же понимаете, кто из нас лучше». Однако посыл не сработал: нет скатанности. Давайте не будем спешить – процесс займет от двух до трех лет. Интересно, кто из них пройдет это испытание лучше.

У девчонок высочайшая конкуренция. И это дает все надежды, что в ближайшее четырехлетие мы будем выигрывать первенства мира и Олимпиаду. У нас превосходный состав: Лена Радионова, Лиза Туктамышева, Анна Погорилая, Аделина Сотникова, которая, уверен, сможет вернуться в элиту, как и Юля Липницкая, еще не сказавшая своего слова. Поражает ученица Этери Тутберидзе Евгения Медведева, чемпионка мира среди юниоров: ей 15, одаренная фигуристка. Посмотрите: мы готовы привозить на чемпионат Европы две команды. При этом я убежден: наши фигуристки разыграют между собой первые шесть мест. Единственная, кто может им помешать, – Каролина Костнер, если, конечно, вернется.

Вы оптимистично настроены. Однако женское катание – пожалуй, самый непредсказуемый вид.
Согласен, делать прогнозы всегда очень сложно. Прежде всего из-за возраста фигуристок. Они все еще юные. За один год у них происходят большие изменения с точки зрения антропометрии, жертвой чего отчасти стала Липницкая. Она растет, в результате чего нарушаются координационные вещи. Если Лиза Туктамышева уже миновала яму взросления, то всем остальным нашим девочкам это еще предстоит.

Вы ставили олимпийские программы для Липницкой. В чем ее феномен?
В трогательной искренности на льду. Она очень беззащитная, при этом отстраненная, не выпрашивающая для себя дополнительных эмоций. Это понравилось всем. И, конечно, ее коронные, высокотехничные вращения, которые восхищают нас со времен Дениз Бильманн.

Мужчин-одиночников есть за что похвалить?
Сергея Воронова – обязательно. Мало кто рассчитывал на такой успешный сезон – третьи места в финале Гран-при и на чемпионате Европы. Он настоящий боец, добился медали на преодолении, на стиснутых зубах. Особенно надо отметить прыжковую часть. Мы все время ждем многого от Максима Ковтуна. Он силен, таланта ему не занимать. Выполняет непростые программы, идет на самые сложные элементы, что импонирует. У него нет страха перед возможными ошибками. Максим предъявляет к себе высокие требования, а вот стабильности ему пока не хватает.

Парное катание неизбежно движется в сторону услож­нения элементов. Что нас ждет в ближайшие годы?
Обратите внимание: в парном катании больше всего чемпионов, которые выигрывают, несмотря на свои возраст и стаж. И не заканчивают – потому что нет дикой конкуренции. Если мы говорим о появлении новых имен, то это сложный и достаточно долгий процесс. Есть плеяда, она и задерживается на долгие годы. Например, мне кажется, что Юко Кавагути и Александр Смирнов катаются вечность. И до сих пор пребывают на первых ролях. Появились Ксения Столбова и Федор Климов. Думаю, у них есть все шансы стать лидерами. Надеюсь, решат вернуться Волосожар и Траньков. Все-таки эта пара стоит особняком, и не думаю, что они станут бороться с кем-то еще, кроме самих себя. По крайней мере, на данный момент я не вижу дуэтов, от которых сносило бы голову от восторга.

В фигурном катании нередки отношения и даже браки между партнерами. Как по-вашему, это помогает или мешает спорту?
Склоняюсь к тому, что больше вредит. Лучше всего, когда люди прошли одну дорогу вместе, а уже потом делают выбор – быть парой или не быть. Во время карьеры любовные отношения все усложняют: нервы, стрессы, дополнительные эмоции, которые несутся домой, а потом обратно на лед. Советую молодым парам сконцентрироваться на катании. Если и начинать взаимоотношения, то куда лучше искать друзей на стороне, вне работы, чтобы хоть как-то выходить из мира льда.

Что сегодня наполняет вашу жизнь вне катка?
Работа. Продолжаем готовить большой шоу-проект, который начнется 12 июня, в День независимости, в Сочи. Это новый ледовый спектакль «Кармен», рассчитанный на четыре месяца – до октября, когда на побережье Черного моря состоится очередной этап «Формулы‑1». Мы расположимся неподалеку – в Ледовом дворце «Айсберг», где наши олимпийцы завоевывали медали. В этот раз на лед выйдут Татьяна Навка и Роман Костомаров, Алексей Ягудин, Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, Мария Петрова и Алексей Тихонов, Оксана Домнина и Максим Шабалин.

Кризис на вас как-то сказывается?
Чувствуется, да. Мы все, если пересчитывать доходы в валюте, стали зарабатывать в два раза меньше. Но мы это делаем, что уже неплохо. Пока есть небольшой доход, бизнес будет жить. Мне приятно, что наш гастрольный тур по 35 городам страны проходит без спада интереса. Цены на билеты мы почти не поднимали. Залы полные – это позволяет держаться на плаву и чувствовать себя уверенно.

Если не хватает адреналина – что делаете?
Сажусь в автомобиль. Беру свой Range Rover – и на трассу. Движение – моя стихия. Перепробовал всякое и разное. Но Range Rover мне импонирует больше всего. Дизайн, органичность, двигатель, быстрый разгон – все это нравится. Хотя чувствую, что уже потихонечку созреваю к модели Evoque.

Партнеры журнала: