Григорий Дрозд – о чемпионском бое с Влодарчиком, Гендлине, кино и драках

Большой спорт №4(81)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Платон Шиликов
Промоутерская компания «Мир бокса» бизнесмена Андрея Рябинского объявила о подписании контракта с Григорием Дроздом после завоевания им титула чемпиона Европы по версии EBU в октябре прошлого года. Спустя шесть месяцев российский боксер успешно провел обязательную защиту против француза Жереми Уанны и теперь не без оснований претендует на пояс чемпиона мира в первом тяжелом весе по одной из четырех версий самых престижных боксерских организаций. О том, кого хочет побить в матче за титул, почему не оправдал надежд Владимир Хрюнов и какие отношения сложились с владельцем «Мира бокса» Рябинским, Григорий Дрозд рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 26 августа 1979 года в Прокопьевске
  • Выступает в первом тяжелом весе
  • Первый бой – 13 апреля 2001 года
  • Провел 39 боев: 38 побед (27 из них – нокаутом), 1 поражение
  • Чемпион Европы по версии EBU
  • Промоутер – Андрей Рябинский («Мир бокса»)

Замечаете возросший интерес к своей персоне после победы над Матеушем Мастернаком в матче за титул континентального чемпиона?
В прессе – не очень. Так получилось, что сразу после Нового года я начал подготовку к следующему бою: уехал из страны и особенно не отвлекался.

Если не секрет, какой гонорар за этот бой получил новый чемпион Европы по версии EBU?
Самый большой в своей карьере. Не хочу называть сумму – она очень приличная и абсолютно достойная.

Кшиштоф Влодарчик, Марко Хук, Йоан Пабло Эрнандес, Гильермо Джонс, Денис Лебедев – с кем из этой пятерки действующих чемпионов мира вы бы хотели встретиться в матче за титул?
Допустим, с Влодарчиком, который владеет поясом WBC. Ну или с Хуком (по версии WBO).

Все видели, как Влодарчик, открыто желающий боя с вами, почти весь матч изматывал Рахима Чахкиева, дабы обеспечить себе преимущество в последних раундах, где и решил все в свою пользу. Какие ошибки в тот вечер допустил Чахкиев?
Ему стоило рациональнее разложить силы на весь поединок. Рахим слишком рьяно пошел в атаку с первых раундов. Не стоило так бросаться на Влодарчика, который может выдержать натиск на протяжении всех 12 трехминутных отрезков. Это просто безрассудно. У Чахкиева был стопроцентный настрой нокаутировать поляка. Да, Рахим выглядел неплохо в первой половине матча, проводил хорошие комбинации, но его просто не хватило физически – он быстро устал. После нескольких серий мощных ударов, которые Чахкиев нанес в начале боя, стало понятно, что боксировать в таком темпе и ритме у него долго не получится. Влодарчик – очень терпеливый боксер, к тому же с сильным и точным ударом: завершить бой досрочно с ним сложно, об этом знали все.

Владимир Хрюнов обещал вам чемпионский бой два года назад, однако слово свое не сдержал. Он по этой причине больше не ваш промоутер?
И по этой в том числе. Он первым выразил желание расстаться: «Между нами все закончено. До свидания». Вот и все.

Хрюнов извинился?
Нет.

А должен был?
Если не извинения, то как минимум с его стороны должны были последовать какие-то объяснения. А получилось так, будто он не думал о сложившейся ситуации и думать не собирался.

Согласитесь, довольно странно, что ведущие российские боксеры почти одновременно прекратили сотрудничество с Хрюновым.
Слава богу, работая с Владимиром, я провел только три боя. Не самая длинная история отношений. Где-то я ему даже благодарен: он сделал предложение о сотрудничестве, и я после паузы вернулся на ринг. В дальнейшем, увы, не получилось. Хрюнов не использовал мой потенциал, а те ставки, которые я на него делал, Владимир оправдать не смог – по человеческим качествам в первую очередь. Словом, нам не по пути.

Андрей Рябинский сказал, что вы обсуждали путь, по которому Григорий Дрозд придет к званию чемпиона мира. Разногласий по этому вопросу не возникало?
Нет. Единственное, на чем я настаивал, – прямой путь к чемпионскому бою. Я и так провел достаточно поединков, чтобы иметь опыт в больших матчах. Нет смысла организовывать дополнительные встречи, тратить силы и нервы промоутера.

Почему США были выбраны местом для подготовки к обязательной защите против Жереми Уанны?
Мой еще один тренер кубинец Педро Диас, с которым я начинаю сотрудничество, не смог приехать в Москву из Майами, куда в итоге я отправился сам. Переезжать из России никуда не собираюсь. Все зависит от тренера, и неважно, где он находится – в Америке или на Северном полюсе, главное – что он мне предлагает и как я тренируюсь. Страна как место для подготовки не имеет никакого значения. В Америке, правда, гораздо легче найти хороших партнеров для спарринга. Однако если мой бой запланирован в Москве, то и готовиться я бы хотел здесь, на родине.

С кем вы консультируетесь по питанию, режиму?
Такого человека нет, потому что я не имею проблем с весом. Конечно, иногда воздерживаюсь от жирной пищи. В остальном ем все, что хочу и люблю. Самое главное – еда должна быть вкусной. Иначе возрастает риск посадить нервную систему во время подготовки, когда организм испытывает стресс после тяжелой работы в зале и спаррингов.

С декабря 2008‑го по февраль 2012‑го вы провели всего четыре боя. Чем еще, кроме бокса, занимались все это время?
Родилась дочь, мой второй ребенок. После я вошел в структуру большой кинокомпании, где до сих пор занимаю один из руководящих постов. В данный момент эта работа отошла на второй план, и я целиком посвящаю себя боксу. Тем не менее по завершении карьеры буду точно знать, чем продолжу заниматься.

Когда у нас наконец снимут крутой фильм про бокс?
Бокс развивается, отношение к нему со стороны телепродюсеров и режиссеров меняется в лучшую сторону. Никита Михалков, например, постоянно присутствует на моих боях. Думаю, рано или поздно в России что-то появится.

Неподалеку от нашей редакции базируется Drozd Boxing Club. Его содержание приносит вам доход?
Всего я открыл три зала, где трудятся четыре тренера по классическому и тайскому боксу. Доход приносят не все. Я организовал клуб для души, а не для того, чтобы на вырученные деньги жить, получать дивиденды. В этой жизни нужно уметь не только забирать, но и что-то давать. Я плачу за аренду, тренеры получают отличные деньги, а ребята тренируются, посещают мас­тер-классы. Говоря языком бизнеса, мы работаем в ноль – это уже неплохо, ведь я не трачу собственные средства, они полностью себя оправдывают.

Когда последний раз вам приходилось драться на улице?
Не помню, давно. В критических ситуациях бокс и муай-тай выручали неоднократно – и в Москве, и родном Прокопьевске. Еще в детстве, когда только-только начались большие стычки на улице, сразу понял: как же хорошо, что пошел в единоборства. Уже тогда отличался от своих сверстников, которые драться совсем не умели, хотя с виду казались грозными и сильными.

Какие упражнения помогают увеличить силу и скорость удара в боксе?
Для развития скорости подойдет работа с килограммовыми гантелями. Упражнения с небольшими грузами дают возможность выбрасывать руки и ноги быстрее за счет получаемой сверхнагрузки. Безусловно, поможет и выполнение ударов с привязанной резиной. Для увеличения силы рекомендую отжиматься, подтягиваться, выполнять жим.

Многие любители бокса выросли на статьях Александра Беленького и репортажах Владимира Гендлина. Вы прислушиваетесь к мнению журналистов?
Для меня эти люди, безусловно, являются специалистами. Но журналисты все-таки больше освещают ситуацию и говорят об этом как о свершившемся факте. Это репортаж, а не аналитика. Для меня гораздо важнее услышать мнения людей, работающих в зале рядом со мной. Журналисты видят ситуацию со стороны и, опираясь на собственный опыт, могут лишь что-то рассказать и поделиться собственной точкой зрения. Тот же Гендлин как комментатор для меня номер один. Он хорошо рассказывает о ситуации, все раскладывает по полочкам – и зрителю становится ясно, что происходит на ринге. Беленький, с которым я общался за день до нашей с вами встречи, также это умеет.
Обижаюсь ли я на критику болельщиков? Конечно, бывают комментарии достаточно правильные. Однако специалистов, действительно разбирающихся в боксе, мало. Основная масса – обыватели, любители зрелищ. И как я могу обижаться? Если люди комментируют информацию обо мне, значит, я им интересен.

Партнеры журнала: