Екатерина Тудегешева – о Сочи-2014, эстафете олимпийского огня и патриотизме

Большой спорт №12(78)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Платон Шиликов
На Олимпийских играх в Сочи сноубордисты разыграют 10 комплектов наград. Однако отечественные спортсмены будут реально бороться за медали лишь в двух видах программы из пяти: параллельном и параллельном гигантском слаломе. У мужчин основные надежды связаны с натурализованным американцем Виком Вайлдом. Женская же команда более ровная: на пьедестал может взойти каждая ее участница. В первую очередь мы ждем этого от действующей чемпионки мира в параллельном слаломе Екатерины Тудегешевой. В интервью «Большому спорту» сильнейшая российская спортсменка рассказала о подготовке к Сочи‑2014, оценила олимпийскую трассу, поделилась своим видением причин отставания россиян от мировых лидеров в «мягком» сноуборде, а также планами на жизнь после окончания карьеры.

Досье

  • Родилась 30 октября 1987 года в Таштаголе Кемеровской области
  • Обладательница Кубка мира в общем зачете и малого Кубка мира в параллельных дисциплинах (2011)
  • Чемпионка мира в параллельном слаломе (2013)
  • Чемпионка мира в параллельном гигантском слаломе (2007)
  • Бронзовый призер чемпионата мира в параллельном слаломе (2009)
  • Двукратная чемпионка мира среди юниоров в параллельном гигантском слаломе (2006, 2007)
  • Член олимпийской rоманды Visa

Почему вы начали подготовку к олимпийскому сезону отдельно от сборной России?
В июне я занималась по индивидуаль­ному графику, сама обратилась с подобной просьбой к руководству команды. Решила попозже встать на снег. Считаю, что лично мне такой вариант больше подходит. В июле присоединилась к команде и продолжила уже совместную подготовку со сборной.

Эта месячная задержка с началом тренировок на снегу даст преимущество по ходу сезона?
Так и есть. Она обусловлена моими личными особенностями, я знаю, как и когда лучше выйти на пик формы.

Некоторые спортсмены утверждают, что особая подготовка к олимпийскому сезону – миф. Просто главный старт называется не чемпионатом мира, а Играми. Согласны?
Я бы говорила о четырехлетнем цикле. Каждый год план примерно одинаков, что позволяет опытным путем установить, в каком месяце выходишь на пик формы, а когда наступает спад. Особой программы подготовки к Играм действительно нет, в целом она такая же, как и перед предыдущим сезоном.

Бобслеисты и саночники жалуются, что проектировавшие олимпийскую трассу латвийцы сделали ее «под себя». В сноуборде есть подобные проблемы?
Мне глубоко не все равно, в каких условиях выступать. Предпочитаю крутые склоны, а сочинская трасса не такая, строилась без учета мнения спортсменов. Более того, до минувшего года я даже не знала, в каком конкретном месте она будет находиться, не была знакома с ее рельефом. Тренер, конечно, говорил, что длинная и пологая, но конкретики не было. Трасса действительно специфична, она проходится примерно за 55 секунд, хотя для этапов Кубка мира стандартное время составляет около 45–47 секунд. Пологая часть уравнивает силу соперников, для ее прохождения необходима специальная, «закатанная» техника. К тому же в районе Красной Поляны специфический климат, благодаря которому снег мягкий. Получаем низкие скорости на длинной трассе. Все мои тренировки построены таким образом, чтобы смоделировать именно такие условия.

В биатлоне считается, что козырь россиян – стрельба, в то время как в беге по дистанции они уступают конкурентам. Есть ли общие плюсы и минусы у отечественных сноубордис­тов, выступающих в параллельных дисциплинах?
Не люблю сравнений, особенно с партнерами по команде, каждая из нас обладает своей индивидуальной техникой катания, которая позволяет нам успешно выступать. В Кубке мира есть немало спортсменок, предпочитающих длинные пологие трассы. Я бы даже сказала, что таких большинство. В том числе и среди членов сборной России.

Вы будете участвовать во всех этапах Кубка мира или пропустите некоторые из них ради подготовки к Сочи‑2014?
Сложилась парадоксальная ситуация: обладатели большого и малых «Хрустальных глобусов» определятся до старта Олимпийских игр. Я настраиваюсь на завоевание обоих трофеев. Считаю, это будет хорошая тренировка как в физическом, так и в эмоциональном плане.

В Сочи у женщин впервые будет разыграно сразу два комп­лекта наград в параллельных дисциплинах. Вы будете бороться за обе медали?
Старты состоятся с разницей в два дня. Это абсолютно нормально. На Кубке мира, как правило, паузы нет вообще: в один день соревнуемся в параллельном слаломе, на следующий – в гиганте. Мы привыкли. В Сочи же появится возможность разгрузиться эмоционально, потренироваться. Я могу с одинаковым успехом выступать в обоих видах, что и собираюсь делать.

Уже известно, как спортсменки сборной России поделятся по дисциплинам?
Нам этого пока не объявляли. На чемпионате мира я выступала в двух, остальные девушки чередовались. Думаю, по такому же принципу команда будет действовать и в Сочи. Но меня этот вопрос мало интересует: мое право стартовать в обоих видах не ставится под сомнение.

Вы впервые стали чемпионкой мира семь лет назад. С тех пор уровень конкуренции вырос?
Многие соперницы остаются в элите еще с тех времен, но в целом круг претенденток расширился, появилось много молодых и амбициозных спортсменок. Выступать стало сложнее. Поменялась экипировка, появились пластины на сноубордах. Они добавляют скорости и позволяют лучше сохранять устойчивость на трассе.

В каком возрасте сноубордисты выходят на пик карьеры?
Я становилась чемпионкой мира в 19 и 25 лет, в то же время свои лучшие результаты показывали спортсменки, которым было за 30 лет, так что в сноуборде нет определенного возраста и критерия достижения успеха. Все зависит от личной мотивации и желания.

Значит, вы будете в числе лидеров еще минимум один олимпийский цикл?
Давайте дождемся Игр в Сочи, после них и будем думать о перспективах.

Некоторые спортсмены перед главными стартами «закрываются», готовя соперникам сюрпризы. У вас такое практикуется?
ОКР совместно с Министерством спорта проводили тесты именно на том снегу и стартовом склоне, где будут разыгрываться олимпийские медали. Обкатывали наши сноуборды, тестировали насечки, мази. Других нюансов нет. У меня тот же инвентарь, что и в минувшем сезоне, – ботинки, крепления. Я никогда ни от кого не «закрывалась». Единственное – непосредственно перед соревнованиями и во время них ограничиваю контакты с внешним миром, отстраняюсь.

Была ли возможность проверить отоб­ранные доски, насечки и мази, соревнуясь не с коллегами по сборной, а с зарубежными соперниками?
К сожалению, нет. Тестовые мероприятия проводились очень долго, и доски поступили к нам буквально за месяц до нашей беседы. Скорее всего, эти сноуборды, предназначенные для мягкого снега, будут использоваться только в Сочи. На Кубке мира в местах, где будет холодно и жесткий снег, я выступлю на других.

Сколько у вас всего досок?
По три сноуборда на каждый вид: универсальный, на теплую и холодную погоду. Все одной марки, но с разными насечками. При этом для гиганта и слалома нужны разные доски по длине.

Николай Валуев заявил нашему журналу, что зимние Игры в России лучше было бы провести в Сибири или на Урале. Согласны?
Мне ближе Урал, там оптимальный климат. В Сибири же зимой очень холодно. Россия – масштабная страна, есть из чего выбирать. Но раз уж утвердили Сочи, считаю подобные разговоры непродуктивными. Нам, спортсменам, нужно быть готовыми выступать при любых погодных условиях.

Вы принимали участие в эстафете Олимпийского огня…
Да, пронесла факел в Москве. Я рада, что получила такую возможность, испытала новые эмоции и почувствовала приближение Олимпийских игр.

Не боялись, что факел погаснет?
Старалась об этом не думать. Пробежала с улыбкой в хорошем настроении. Настраивалась на 300‑метровую дистанцию, а оказалось, что она составляет лишь около 200 метров. Так что только разогналась – и уже пора передавать факел.

Выкупили его?
Конечно. Оставлю себе сувенир на память.

Вы как-то сказали, что насобирали 10 коробок наград. Где храните?
Приобрела небольшой сервант, в котором выставила самые значимые из них: «Хрустальные глобусы» победительницы общего зачета Кубков мира, медали первенств планеты. С утра просыпаюсь, смотрю на них и улыбаюсь. Когда мне грустно, гляжу на этот сервант, и настроение улучшается: не зря тренируюсь и выступаю. Остальные призы и награды так и лежат в коробках: если захочу все расставить, квартира превратится в музей.

Вы перебрались в Дмитров из Таштагола. Планируете жить в Московской области по окончании карьеры?
Конечно, Дмитров – уникальный город: красивый, уютный, окружен горнолыжными курортами, что для меня очень удобно. Захотела потренироваться – 10 минут езды, и ты в «Сорочанах».

Неужели там есть условия для подготовки спортсменки вашего уровня?
В промежутках между сборами и соревнованиями я не могу прекращать занятия. В «Сорочанах» катаюсь гигант, а в «Шуколове» тренирую слалом вместе с ребятами из местной школы сноуборда, в которой я тоже состою.

На «мягких» досках не катаетесь?
По сложившейся традиции на новогодние праздники с родными и друзьями в Кемеровской области катаемся в Шерегеше. И когда завершаю соревновательный сезон, тоже предпочитаю кататься на «мягком» сноуборде. Для меня это активный и приятный отдых.

Как относитесь к рассуждениям из серии: катание на «мягких» досках – удовольствие и самореализация, а на «жестких» – работа?
Если мы говорим о мировом уровне, то для меня это такие же спортсмены, как и мы. Знаю, сколько времени они уделяют акробатике, тренировкам на батуте. Не считаю, что это такие уж «неформалы»: они проводят серьезную работу. Когда наблюдаю за топ-соревнованиями по хафпайпу или слоупстайлу, вижу, насколько выверены движения, которые выполняются фактически на автомате. Мастерство высочайшее! Это акробаты экстра-класса, асы своего дела. Другое дело, что россияне в этих видах серьезно недотягивают. Относительно наших соотечественников действительно можно сказать, что это стиль жизни.

В чем вы видите причину нашего отставания? Недостаток квалифицированных тренеров?
Пока не пришло осознание, что это полноценный вид спорта и нужно уделять много времени тренировкам, к работе на снегу добавлять акробатику. Сейчас все имеют возможность наблюдать за X Games в интернете. Вы видели, что вытворяет Шон Уайт? Феноменальный человек! Я смотрю видео с ним, читаю интервью. Он тратит массу времени на совершенствование трюка, доводит его до автоматизма. Членам сборной России по хафпайпу могу только пожелать такого же трудолюбия, ставить перед собой большие цели и достигать их.

У меня создается впечатление, что Шон Уайт сам разрабатывает свою программу и роль тренера в данном случае минимальна…
В этом есть доля истины. В то же время у Уайта и всех его основных конкурентов есть команда, в которую входят несколько человек, в том числе тренер. Это человек, который со стороны видит ошибки и подсказывает, как их исправить. Спортсмену тяжело контролировать себя в воздухе, и наставник выступает в качестве своеобразного зеркала. Знаю, что у Шона есть личный хафпайп.

Среди причин перехода своего мужа Вика Вайлда в сборную России Алена Заварзина назвала финансовые. Дескать, американские спортсмены в материальном плане обеспечены хуже отечественных…
Не скажу, что мы живем «шоколадно», но условия для тренировок созданы хорошие, можем полноценно готовиться и не думать о бытовых проблемах. В некоторых странах сноуборд не получает государственных дотаций, но, к примеру, в Австрии и Швейцарии это не так. В США, откуда родом Вайлд, «мягкий» сноуборд считается элитным, а «жесткий» некому спонсировать, продвигать, с его финансированием существуют проблемы. К счастью, Федерация горнолыжного спорта и сноуборда России очень активна в этом плане. К тому же у меня есть личный спонсор – Visa, вхожу в олимпийскую команду этого бренда.

Вы довольны вниманием к своей персоне в России?
Вполне. Считаю, мои успехи оценены по достоинству. Даже в мыслях не было куда-то уезжать, менять гражданство. Россия – мой дом, здесь меня любят. Готова и впредь радовать своих болельщиков победами.

Чем планируете заниматься по окончании карьеры?
У меня высшее педагогическое образование, сейчас учусь на «государственном и муниципальном управлении». Тренером быть не хочу, это очень тяжелая, ответственная, монотонная работа, в ребенка надо слишком много вложить.

Значит, управленческая стезя вам ближе?
Да, эта сфера мне интересна.

Что бы вы в первую очередь изменили в системе россий­ского спорта?
Если говорить о своем виде, то нужно сделать акцент на подготовку детей, сноуборд должен быть для них доступным. На данный момент экипировка обходится очень дорого: доска, ботинки, крепления. Далеко не каждый в регионах может это себе позволить.

В вашу бытность ребенком инвентарем обеспечивала школа?
Да, но приходилось подолгу ждать своей очереди. Сейчас в этом плане проще, но профессиональное оборудование для «жесткого» сноуборда, помимо того что дорого, еще и редко встречается в продаже. В большинстве магазинов есть только «мягкие» доски. Эту проблему надо решать. А талантливых детей у нас много.

Партнеры журнала: