Чудесные превращения кроссовок в животных

Большой спорт №5 (92)
Текст: Дмитрий Белов / Фото: Фил Робсон
Британский художник и дизайнер Фил Робсон, известный также под ником Filfury, называет себя sneaker freaker – «кроссовочным наркоманом»: он так сильно любит этот вид спортивной обуви, что не только назвал в честь популярных моделей своих детей, но и превратил кроссовки в арт-объект, создавая из них сюрреалистичные анималистичные картины. Свои художественные эксперименты Фил относит к новому субкультурному направлению Sneaker Art. Об образах, которые он видит в кроссовках, собственной коллекции этой обуви и отношениях с производителями Фил Робсон рассказал в интервью «Большому спорту».

Вы зарабатываете на жизнь, снимая рекламные ролики. А как возникла идея превращать спортивную обувь в картины?
Я дизайнер… Мне нравятся кроссовки. Отсюда вывод – почему бы и нет?

Опишите процесс создания моделей, начиная с идеи. В чем заключается главный посыл ваших экспериментов – как художественный, так и спортивный?
Я не воспринимаю эти работы как что-то серьезное, а просто получаю удовольствие, создавая их. Мне очень нравится идея создания картины с использованием известных всем текстур. В нашем мире кроссовки и их паттерны, цвета и форма очень узнаваемы.

Я фотографирую обувь под разными углами, а затем перехожу к цифровому сведению фрагментов. Превращение кроссовок в произведения искусства было для меня вызовом, хотелось проверить себя, узнать, способен ли я на это. При создании картин я отталкиваюсь от своего восприятия кроссовка. Либо думаю: «О, круто было бы превратить его в…» или «Он мне напоминает о…» Взять, к примеру, работу Airmax Beretta. Я поставил себе цель создать из Airmax именно пистолет, и это было непросто. А вот идея для Manta Ray Tubular родилась почти сразу: я взглянул на Tubular Runner, и они мне напомнили летучую мышь.

Откуда вы черпаете вдохновение?
Вдохновляюсь тем, что меня окружает. Много путешествую, периодически меняю место жительства. Страны, в которых мне повезло побывать, их люди, природа, музыка и мода оказывают на меня и мой взгляд на мир большое влияние.

Какой была реакция Nike, Reebok и adidas, когда бренды увидели, что вы делаете с их фирменными кроссовками?
Они меня по-настоящему поддержали. Я подписал официальный договор о сотрудничестве со всеми тремя компаниями. К примеру, создавал серию работ, используя бутсы adidas Battle Pack. Это была пиар-кампания, приуроченная к чемпионату мира по футболу в Бразилии. В июне сделаю что-то подобное и для Reebok.

Своим двум сыновьям вы дали имена в честь моделей Nike – Cortez и Blazer. Как к этому отнеслись ваши близкие?
Они знают, что я чокнутый, так что ничуть не удивились.

Вы называете себя «кроссовочным наркоманом». Интересно узнать, сколько пар в вашем гардеробе? Какую модель кроссовок вы носите чаще всего?
У меня уже 75 пар, но я не тороп­люсь покупать новые. У меня было около сотни кроссовок, но часть коллекции пожертвовал одному благотворительному магазину, когда переезжал из Сиднея в Амстердам. Кстати, я перестал получать удовольствие от своей коллекции, когда она просто лежит дома без дела, – теперь стараюсь доставать кроссовки из коробок и носить их почаще. Мои любимые – классические беговые Nike Airmax 90s. Но нравятся и современные модели, вроде Flyknit или Mayfly Woven.

У вас в Instagram мы увидели снимок книги Майка Тайсона – Undisputed Truth. Любите бокс?
Да, конечно. Но еще больше люблю интересных людей. У Майка Тайсона потрясающая история жизни, было интересно услышать ее от него самого.

Партнеры журнала: