Александр Соболев – об уникальности Доменико Тедеско, больших деньгах и отъезде за границу

Большой спорт ноябрь 2020
Текст: Андрей Супранович / фото: Евгений Пахоль
Лучший российский футболист в виртуальных сражениях в FIFA стремится стать таковым и на настоящем поле. Еще пять лет назад Александр Соболев прозябал в барнаульском «Динамо» и подумывал об окончании карьеры, но сумел добиться многого – попасть в «Спартак», подписать большой контракт и даже забить за сборную. О своем пути к успеху Александр рассказал в интервью «Большому спорту».


Позиция «Спартака» в лидирующей группе в октябре по игре или главные соперники в лице «Зенита» и ЦСКА растеряли очки?
Все закономерно. Мы хорошо играем, и результат приходит. Банально, но все будет понятно только после 30-го тура.

За 12 туров «Спартак» набрал 11 «волевых» очков – три победы и две ничьи, что довольно много. С чем можете это связать?
Появилась уверенность в своих силах. В прошлом сезоне, как показалось, мы терялись, когда пропускали, а теперь, даже если проигрываем в счете, всегда есть уверенность, что cможем отыграться и выиграть.

За одним из таких матчей – с «Химками» – вы смотрели с трибун из-за дисквалификации. Со стороны было понятно, за счет чего удалось переломить очень неудачный матч?
У нас было много травм и дисквалификаций, а некоторые игроки оказались не совсем готовы, так как только вернулись после сборных. Вот начало и не задалось. Я не был в раздевалке, но мне кажется, что в перерыве Тедеско нашел правильные слова. И все изменилось.

В своих интервью вы всегда комплиментарно отзываетесь о Тедеско. Какими были эти 10 месяцев работы с Доменико?
Очень приятно с ним работать – мне он нравится и как человек, и как тренер. Тедеско уже довольно хорошо говорит по-русски, так что друг друга понимаем. Он профессионал, постоянно ищет способы улучшения игры. При этом строгий – опаздывать нельзя, все должны быть вовремя. Но если тренировка 1 час 13 минут, то ровно столько и продлится.

В начале сезона казалось, что в «Спартаке» будет две полноценные пары нападающих – Понсе/Ларссон и Соболев/Кокорин – которые будут ротироваться между матчами и заменять друг друга по ходу. Получается, кому-то неизбежно приходится оставаться на скамейке. Как бы вы могли охарактеризовать отношения в вашей четверке форвардов? Чего в них больше сейчас – конкуренции или товарищества? 
Я бы не сказал, что сейчас есть какие-то определенные пары нападающих, мы взаимозаменяемы. Никто не обижается, все понимают, если приходится оставаться на скамейке. Саша Кокорин играет чуть меньше, но это из-за травм. Он очень переживает: только что пришел в команду, от него ждали голов, а приходится лечиться, а не играть. Думаю, что в скором времени все наладится.

В «Спартаке» сейчас собралась молодая команда с молодым тренером, которая старается играть в современный интенсивный футбол. Что уже получается, а что еще нужно улучшить, чтобы выступать стабильнее? 
Всегда есть над чем работать, даже если мы в лидирующей группе. Нужно показывать чемпионскую игру все 30 туров. Для этого требуется конкуренция, как у нас в нападении: еще за три часа до матча я не знаю, выйду ли в основе. Это мотивирует работать и доказывать, что я достоин, выкладываться на полную, дабы получить право играть. Это «Спартак» – он не дает расслабиться никогда.

Почему «Спартак» в конце сезона может оказаться выше «Зенита», у которого как минимум не меньше топовых игроков?
За счет командных взаимодействий, коллектива, сплоченности. На результат работают не только имена, но усилия на тренировках, атмосфера в раздевалке.

Кто сейчас в раздевалке лидер и отвечает за атмосферу?
Ветераны команды – Ребров, Джикия, Ещенко. Жиго может пару слов сказать, он уже очень хорошо говорит по-русски. Каждый может вставить крепкое словцо, если надо, но все при этом друг другу помогают. Ну и про тренера не забывайте.

Фанаты как-то сразу вас приняли, на «Фратрии» даже писали, что вы могли бы стать капитаном команды в будущем. Можете ли вы представить себя в этой роли?
Если честно, рано думать об этом. Но если наступит такой момент, буду носить повязку с честью. 

Болельщики «Спартака» ожидали усилений в трансферное окно, в итоге пришел только Виктор Мозес. Как обсуждали трансферы в команде?
Не могу сказать, что мы прямо много об этом говорили, но знали, что ищут крайнего защитника. В итоге взяли очень хорошего: Мозес – действительно большое усиление.

Есть особые ожидания от прихода этого игрока в клуб? Какое первое впечатление?
Он прилетел прямо перед игрой с «Химками», в которой я не был задействован, поэтому рано еще оценивать. Мозес – топ-футболист, просто так в Chelsea и Inter не играют. Думаю, что ему нужно время, чтобы адаптироваться, но проблем не будет. 

Получается, Зобнину не придется больше играть на краю и он вернется в центр. Для вас как игрока атаки это имеет значение?
Зобнин всю жизнь играл в центре, и, как мне кажется, там он может приносить больше пользы, так что, наверное, это плюс. Но и справа он отлично действовал, вопросов нет.

Вы пропустили кубковый матч с «Енисеем» в Красноярске. Хотелось слетать? 
Конечно. Не могу сказать, что это важный матч, но было бы приятно сыграть против «Енисея», увидеть знакомых ребят, персонал. Надеюсь, в следующий раз.

В «Енисее» вы работали с Аленичевым, в «Крыльях» – с Тихоновым. Выходит, вас заранее готовили к «Спартаку»? 
Получается, что так. Еще и удалось сыграть в чемпионском матче «Спартака», правда, я тогда еще за «Томь» выступал и мечтать о красно-белых не мог.

Вы часто говорили, что не любите сравнений с Дзюбой. Существует ли для вас идеал силового и одновременно техничного форварда? 
Мне нравится Златан, восхищает его уровень в таком возрасте. Но не могу сказать, что у нас похожи стили. Ибрагимович все же уникален. Мой стиль, наверное, чуть ближе к Левандовскому – могу и головой забить, и обыграть, но уровни, конечно, несопоставимы, не хотел бы себя с кем-то сравнивать. Да я никого и не копирую – просто выхожу и стараюсь принести пользу команде.

Поэтому вы часто опускаетесь назад за мячом, а не играете на острие? 
Просто так получается, специальной установки нет. Играю по ситуации. Если нужно, могу и опуститься, отыграться, отдать пас.

Поэтому у вас такой низкий пас в первой карточке в игре FIFA?
Наверное, потому, что я часто отдаю на два–три метра. Что ж, придется поработать над ним, чтобы в следующем году чуть подняли.

Говорят, что вы лучше всех играете в FIFA в «Спартаке».
Я думаю, что не только в клубе, но и вообще из футболистов меня никто не победит. Я в свое время много играл, особенно в Томске, набил руку. Сейчас меньше это делаю, берегу энергию. Пробовал себя и с киберспортсменами, сражался с чемпионом России. Он сильнее, конечно, доминировал, но я хорошо сопротивлялся, даже вничью разок закончил. В интернете я тоже смотрюсь не очень, ребята там есть серьезные. 

Как провели коронавирусное время? Много играли?
Я был в Барнауле. Играл, ездил на рыбалку. Каждый день нам скидывали программу, мы занимались сначала индивидуально, а затем стали работать по Zoom, чтобы как-то разнообразить. Ну и общались, конечно. Так что этот перерыв мне пошел на пользу, успел за это время освоиться в коллективе, стал своим, пусть и удаленно.

Когда смотрите Лигу чемпионов, а не играете, болеете за кого-то?
Когда играют наши команды – хоть «Зенит» или «Краснодар», – всегда болею за наших. А если их нет, то просто смотрю красивый футбол. Разве что в прошлогоднем финале болел за Клоппа, хочу, чтобы он наконец выиграл.

Был ли момент в карьере, когда вы считали, что не станете профессиональным футболистом и надо заканчивать?
Если бы я с «Томью» не подписал контракт, скорее всего, и закончил бы или до сих пор выходил на поле в Барнауле. До Томска был на просмотре и в «Локомотиве», и в ЦСКА, и в «Анжи», а в «Чертанове» даже смотреть отказались. В Махачкале меня назвали дереволазом и сомневались, что я стану футболистом. 

В какой момент поверили, что все получится? От неудачного просмотра в «Анжи» до дебюта в сборной прошло четыре года.
В детстве я ходил на «Динамо» в Барнауле, тогда собирался полный стадион – 20 тысяч. И я знал, что хочу играть только здесь, и отец мечтал об этом. Но потом клуб опустился в ПФЛ, и отец стал грезить «хотя бы о ФНЛ». Однако этого все не случалось, «Динамо» предлагало контракт, но я считаю, что если бы стал играть в ПФЛ, то остался бы там навсегда. Уехать тяжело, за зоной «Восток» никто не следит.

С «Томью» вам помогли родители?
У «Томи» банально не было денег, чтобы заплатить «Динамо» компенсацию. В итоге 200 тысяч рублей на выкуп контракта дали родители. Начал играть в дубле, сперва не особенно получалось, в первое время про меня отзывались так же, как и в Махачкале. Казалось, все думают быстрее, принимают решения, отдают точные пасы. Но я очень хотел прибавить, поэтому работал и прогрессировал. И стало получаться, пообвык, начал забивать, и меня решили подпускать к основе.

Главный прорыв случился год назад в «Крыльях», когда вы забили 10 голов за полгода. С чем он связан?
Был период в конце 2018 года, когда мне подняли зарплату в «Крыльях», вызывали в молодежку. В Томске получал 13 тысяч рублей, в «Крыльях» она выросла в разы, потом мы вышли в премьер-лигу, и она еще удвоилась. Затем сыграл пять матчей, и денег стало еще больше. Да, голову это вскружило.
Но при этом в Самаре меня в основу не ставили, а я думал: получаю такие деньги, но не играю, винил тренеров и всех вокруг. Тогда меня отдали в аренду в «Енисей». Был уверен, что в Красноярске-то буду в основе, прихожу – и снова не играю. Тогда включил голову, понял, что дело не в ком-то, а во мне, начал усиленно работать. Когда вернулся в Самару в прошлом году, «Крылья» взяли Деяна Радоньича, явно в основу. Я, конечно, не хотел мириться с таким положением дел и принялся доказывать, что не менее достоин играть. Вот и стал забивать. 

У вас всего две игры за молодежную сборную. Жалеете, что не удалось поиграть?
Когда я был в Томске, даже не думал, что могу в ней играть. Меня вызвали уже из «Крыльев», и я тогда очень удивился. Ведь были Чалов, Мелкадзе, которые много играли. В итоге я выходил на поле очень мало – тайм в товарищеском матче и один раз появился на замену в конце матча вместо Мелкадзе. 

В августе вы дебютировали за основную сборную и в первом же матче забили гол. Но совсем не радовались, хоть это и большое достижение для любого футболиста.
Это была 90-я минута, гол ничего не решал. Не могу сказать, что у меня имелись положительные эмоции, ведь мы проигрывали. Понимаю, что необходимо постоянно доказывать свое право носить футболку сборной. В принципе, национальная команда – тот же клуб, только партнеры другие. Это большая честь – играть за сборную, но и оказаться в «Спартаке» тоже честь не маленькая. Приезжаешь и стараешься быть полезным в команде. Если сборная выйдет на поле против Бразилии, а «Спартак» против «Енисея», для меня не будет разницы. Выйду и сделаю свою работу.

Как вам игралось с Дзюбой после всех пересудов о вашем конфликте с ним?
Обычно. Мы с ним пообщались и разобрались во всем. В СМИ накрутили ситуацию, а мы в нормальных отношениях. В тот же FIFA сыграли. Я играл за «Спартак», а он за сборную Франции, но не выиграл ни разу.

Вы первый за пять лет игрок сборной России, забивший в дебютном матче. В 2015-м это сделали Саша Головин и Алексей Миранчук. Символично?
Я слышал об этом, но не знаю, как к этому относиться. Прикольный факт. 

Намекну: они чуть ли не единственные, кто уехал за границу в последнее время. И вас тоже звали, но вы отказались.
Если говорить о Lecce, то они прислали предложение за день до трансферного окна. Команда тогда только вышла в серию А, я мало о ней знал. Если бы у меня было больше времени на раздумья, может, и согласился бы. Но за день такое не решается.