Шокирующая Россия. Какой запомнилась наша страна североамериканским хоккеистам

Большой спорт ноябрь 2020
Текст: Дмитрий Соловьев
Открытие сезона в Национальной хоккейной лиге задерживается из-за пандемии COVID-19. Скучая по большому хоккею, в Америке вспоминают забавные истории лет минувших. В этом больше всего преуспели создатели подкаста Spittin’ Chiclets Пол Биссоннетт и Райан Уитни. Бывшие хоккеисты NHL приглашают в студию коллег и ведут с ними разговоры за жизнь. Одна из любимых тем – КХЛ и Россия. «Большой спорт» записал несколько забавных рассказов о жизни в нашей стране.


Райан Уитни и курящая медсестра
Один из создателей Spittin’ Chiclets Райан Уитни провел 481 матч в NHL и стал серебряным призером Игр в Ванкувере в составе сборной США. Под занавес карьеры защитник отыграл сезон-2014/2015 в ХК «Сочи». По словам хоккеиста, шок он начал испытывать уже на следующий день после прилета в город, где несколько месяцев назад завершились Олимпийские игры. 
«Меня привезли в больницу на медосмотр, и первым, кого я увидел, был парень, из руки которого лилась кровь. Отдельной комнаты для оказания первой помощи там не было. Меня просто посадили в кресло и сказали ждать. Я сидел и смотрел, как агонизирует несчастный, окровавленная рука которого была замотана в старое полотенце. Я просидел в кресле около часа, и все это время парень находился рядом, с ним не производили никаких процедур», – вспоминал Уитни. 
Наконец Райана пригласили в кабинет. Начался стандартный набор процедур при медосмотре. Во время измерения давления хоккеист взглянул на медсестру. «В ее руке была сигарета, а лицо оставалось совершенно безучастным. Так я понял, что Россия – страна повсеместного курения. В NHL ходят байки о звездах 1970-х, которые могли затянуться в перерыве. Сейчас же это немыслимо, все помешаны на режиме и здоровом питании. А когда мы с “Сочи” летели на матчи, тренеры курили прямо в салоне. И им было плевать на здоровье хоккеистов», – рассказывал Уитни. 
Российские игроки «Сочи» почти не знали английского, поэтому Райан общался в основном с легионерами. Тренировки оказались более интенсивными, чем в Америке. «Среднестатистическое занятие в КХЛ гораздо более выматывающее, чем самое сложное в NHL. При этом задавать вопрос о пользе того или иного упражнения в России не принято. Некоторые из них мне казались откровенно бессмысленными, однако, когда я спрашивал, для чего они нужны, партнеры отвечали стандартным: “Это Россия, детка!” Непосредственно тренировки проводил человек по фамилии Кравец (речь о нынешнем главном тренере “Витязя” Михаиле Кравце. – Прим. БС). Его имя было сложно произнести, поэтому я обращался к нему Ленни. Подумал, что это смешно, а аналогии с музыкантом он не заметит. Однако уже на следующей тренировке Кравец начал называть меня Обамой. Так мы и общались весь сезон: я называл его Ленни, а он меня – Обамой. Играли мы неважно, поэтому главный тренер часто проводил разносы, во время которых мог кричать минут 10 без перерыва. Для иностранцев его речь переводил Ленни, который раз в 30 секунд поворачивался к нам и произносил: “Очнитесь, б…, наконец. Вы ужасны!” Мне было очень сложно сдержать себя, чтобы не рассмеяться», – вспоминал Уитни. 
Так как в России почти никто не говорит по-английски, круг общения у американца был очень узким – легионеры клуба и несколько знающих язык русских ребят. «Мы собирались у кого-то в квартире, смотрели сериалы Netflix, ели жевательные конфеты. В общем, я немного погрузился в атмосферу американского студенческого хоккея. В NHL у игроков есть семьи, подруги, бытовые дела. В Сочи же мы старались лишний раз не выходить в город: все равно никто не знает языка и не подскажет в случае необходимости», – рассказывал Райан.  
За все время пребывания в России он ни разу не сходил в парикмахерскую, поэтому по возвращении в США первым делом направился туда. «Глядя на мою кудрявую голову, в течение шести месяцев не видевшую ножниц, мастер спросил: “У вас был какой-то тяжелый опыт?” – “Просто побывал в России”».

Брент Сопел и новокузнецкие крысы
Обладатель Кубка Стэнли 2010 года в составе Chicago Blackhawks Брент Сопел провел в сильнейшей лиге мира 658 матчей, а в Россию приехал в 34-летнем возрасте. Причем не куда-нибудь, а в новокузнецкий «Металлург» – клуб, пользовавшийся недоброй славой даже у российских хоккеистов. «Новокузнецк – один из худших городов на нашей планете. Если не верите, посмотрите на YouTube “Крокодиловы слезы” – документальный фильм об одном из самых страшных синтетических наркотиков на планете. “Крокодил” придумали именно в Новокузнецке», – утверждает хоккеист. 
По словам Сопела, в «Металлурге» ему платили больше, чем в NHL, и ради серьезных денег приходилось закрывать глаза на окружающую действительность и бытовые неудобства. «Люди там живут бедно. Я видел бабушек, которые шли по улице с коровами на привязи, таким образом люди старались выжить. В мой второй сезон массажист клуба покончил с собой прямо на арене. Вечером мы разбирали видео с играми, а когда ушли, он взобрался на стол, надел маску и пустил газ. Придя на арену на следующий день, игроки узнали о самоубийстве. На бытовом уровне больше всего угнетало полное незнание английского языка окружа­ющими. В “Металлурге” им владели только четыре человека. Однажды я помог девушке с пакетами продуктов придержать дверь. Она окинула меня таким взглядом, словно хочу ее убить. Больше я без лишней надобности с местными не контактировал. В присутствии незнакомых людей даже по телефону по-английски не говорил из соображений безопасности. В ресторане приходилось по 15 минут делать заказ, объясняя официанту на пальцах. Сначала приобретал продукты в магазинах, но однажды увидел в одном из них огромную крысу. С тех пор питался только в ресторанах. Благо в Новокузнецке есть пара нормальных мест», – вспоминал Сопел.
Перед матчами команду запирали на базе. «Мы спали на односпальных кроватях, где игрок мог с трудом разместиться, не говоря уже о том, чтобы устроиться комфортно. За хоккеистами следили, но некоторые все равно умудрялись сбежать, чтобы попить пива», – рассказывал хоккеист, утверждавший, что «многие игроки КХЛ живут ради пива и проституток». Проблем с поиском жриц любви, по словам Сопела, нет ни в одном городе лиги, «они везде, в лобби отеля или в баре». Несмотря на любовь российских игроков к слабоалкогольным напиткам и проституткам, уровень хоккея в КХЛ Брент оценивает высоко, отмечая, что «в лиге много техничных игроков, среди которых выделялся Артемий Панарин». 
После двух сезонов в «Металлурге» канадец провел один в «Салавате Юлаеве». Уфа Сопелу приглянулась гораздо больше Новокузнецка, однако и оттуда он уехал на родину с облегчением. «Что больше всего понравилось в России? Зарплата и тот факт, что ее ни разу не задержали», – признается Брент. Сейчас Сопелу 43 года, он основал фонд помощи больным дислексией и преимущественно занимается его делами. Дислексией страдает дочь спортсмена, поэтому он знает о проблеме не понаслышке. 
Отвечая на вопрос, что его больше всего поразило в нашей стране, Райан Уитни говорит о девушках: «Это страшилище (1 балл из 10) или красавица на все 12 баллов. Средних практически нет – или полное убожество, или модель, сводящая с ума». 

Тафгаи «Витязя» и подольская братва
Своеобразной достопримечательностью первых лет КХЛ был подмосковный «Витязь». Владельцы чеховского, а затем подольского клуба любили бокс во всех его проявлениях. И в частности драки на льду. Поэтому на роль легионеров в «Витязь» приглашались тафгаи из NHL, главная задача которых заключалась в том, чтобы затеять драку и избить противника. 
Одним из первых в Подмосковье приехал Рид Симпсон, причем случилось это еще в 2005 году, до создания КХЛ. Агент Пол Теофанос удивил Симпсона еще до отъезда в Россию, сообщив, что все положенные по контракту деньги ему выплатят наличными. По прилете в Москву Рида отвезли к владельцу клуба (скорее всего, это был Николай Павлинов), который сразу выдал ему $50 тыс. в качестве бонуса. Хоккеист в течение нескольких дней носил эти деньги в кармане штанов, прежде чем положил на банковский счет. 
«Владелец часто заказывал драку в перерыве матча, и я не мог дождаться момента, пока кого-нибудь отдубашу. Но после драки тебя удаляли до конца матча, что немного расстраивало», – вспоминал Симпсон. Рид провел в «Витязе» два сезона, после чего стал консультантом клуба и помогал приглашать в него игроков. Одним из протеже Симпсона стал защитник Брайан Берард. «Мы с Крисом Саймоном нередко ужинали с владельцем. В конце трапезы в комнату заходили 10–15 красивых девушек. Как более авторитетный игрок, Крис выбирал первым, затем наступала моя очередь. Все за счет владельца. Так что я вспоминаю сезон в клубе с удовольствием», – откровенничал Берард. 
Джошуа Хеннеси приехал в «Витязь» в 2012 году, уже после того как КХЛ разрешила клубам иметь в составе не более двух тафгаев. Хоккеист, проведший 23 матча в NHL, был без работы, поэтому с удовольствием согласился на $500 тыс. чистыми за сезон. «Впервые увидел владельца на матче молодежной команды “Витязя”. Меня отвели в ложу, налили коньяк Hennessy. Как я потом узнал, это любимая марка босса. Не удивлюсь, если выяснится, что меня пригласили в клуб только из-за фамилии. Владелец был единственным человеком из числа присутствовавших, который смотрел хоккей. Когда ему что-то не нравилось, брал стакан с коньяком и бросал в заградительное стекло ложи», – делился воспоминаниями Хеннеси.
В гостевом матче с «Ак Барсом» Джошуа получил перелом берцовой кости. Его отвезли к хирургу в военном госпитале. Специалист объяснил, что операцию нужно делать как можно быстрее. В США ее стоимость составляет $40 тыс., при этом агент заявил игроку, что клуб не пойдет на такие траты. Казанский хирург запросил 17 тыс. рублей ($600 по курсу того времени) и провел операцию уже через час. «Врач разрешил мне улететь через неделю, но я отправился в аэропорт в тот же день, несмотря на адскую боль», – рассказывает хоккеист.
Вместе с Хеннеси сезон-2012/2013 отыграл Тревор Гиллис, но он, в отличие от партнера, был не игровиком, а бойцом. «Воспоминания у меня только приятные, особенно о бане в доме босса “Витязя”. У него на участке живут павлины, ручные волки, скаковые лошади. А в бане стол, за которым могут разместиться четыре команды NHL, не меньше. Весь ломится от еды. С нами зависали боксеры Александр Поветкин и Денис Лебедев, но им не наливали. А хоккеистам можно было пить», – откровенничал Гиллис. 
За неделю до матча с «Барысом», за который выступал бывший тафгай «Витязя» Джон Мирасти, к Тревору подошел сын Николая Павлинова Александр (с 2007 по 2011 год провел за «Витязь» восемь матчей на позиции форварда) и сообщил, что нужно подраться с Мирасти, причем обязательно победить. Гиллис целенаправленно готовился к бою и впервые в карьере побил Джона. После матча форварда отвезли в дом к владельцу клуба. Тот произнес речь в честь Гиллиса и вручил ему конверт с $3000. «Александр признался, что его отец много заработал на моей победе, так как в его компании делались ставки на исход боя. Большинство присутствовавших знали Мирасти как непобедимого бойца по “Витязю” и отдавали предпочтение ему. Николай же поверил в меня и сорвал банк», – рассказал Гиллис, жалевший, что не удалось отработать второй год контракта. 
В сезоне-2013/2014 в «Витязе» были два центра принятия решений – к Николаю Павлинову добавились ставленники «Газпрома», который обеспечивал значительную часть бюджета. Их протеже был главный тренер Юрий Леонов, не пожелавший видеть в составе друга Гиллиса Джереми Яблонски. Тревор ушел из клуба в знак солидарности. Павлинов обещал вернуть обоих североамериканцев, но вскоре полностью потерял контроль над клубом.