Центровая сборной России Наталья Виеру – о Молдавии, Словакии и новой родине

Большой спорт №10(66)
Андрей Супранович

Спортсмены бывают разные: кто-то неохотно дает интервью и относится к вниманию прессы как к неприятной обязанности, другие же – находка для журналиста, они охотно идут на контакт и без наводящих вопросов рассказывают много и интересно. Наталья Виеру как раз из таких: беседа с баскетболисткой, на которую отводилось всего полчаса, почти в три раза превысила свой изначальный лимит. В ходе увлекательного разговора игрок сборной России и подмосковной «Спарты&К» рассказала о прошедшей Олимпиаде, легионерской отлучке в Словакию и поделилась мнением о новом тренере сборной страны.

Несмотря на то что российский чемпионат один из сильнейших в Европе, его проводит федерация. Почему первенство до сих пор не стало профессиональным?
Корни проблемы лежат в низкой популярности женского баскетбола. Когда-то так было и у мужчин, но в последние годы ситуация изменилась к лучшему. Хочется надеяться, что и у нас произойдут какие-то сдвиги. В Курске, Оренбурге, Вологде нашу игру любят и смотрят – значит, перспективы есть.

Что вы думаете о существующем лимите на легионеров?
В нем есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны, если лимит ужесточить, то у российских игроков появится больше возможностей для развития, увеличится время на площадке. Ведь сейчас молодежи не дают шанса – в свои 23 я до сих пор считаюсь молодым игроком и на Олимпиаде была самой юной в составе! С другой стороны, при ужесточении конкуренция и зрелищность упадут, ведь к нам приезжают лучшие баскетболистки планеты. Как мне кажется, посещаемость у нас просто катастрофическая – так мало людей приходят смотреть на элиту мирового баскетбола.

В прессу просачивалась информация, что Борис Соколовский часто не совсем адекватен и теряет нити управления командой. Как вы считаете, нужен ли нам новый тренер?
Опять же у всех тренеров есть плюсы и минусы, и для каждой баскетболистки они свои. Если тебе не доверяют, дают мало играть, то, естественно, копится недовольство, которым порой делятся с прессой. Я в последнее время в клубах работала с иностранными тренерами, и, поверьте, у них есть чему поучиться, как, впрочем, и у Бориса Ильича. Как мне кажется, Соколовский не всегда получал должную поддержку, у него не было налажено полное взаимопонимание с тренерским штабом. Лично у меня сильных претензий к нему нет, иногда моментами возникает недовольство, не более. Я не против Соколовского, но отдаю предпочтение тренеру-иностранцу: он может привнести в наш баскетбол что-то новое. С другой стороны,
наставник должен понимать русский менталитет. Так что перед нашей федерацией стоит нелегкий выбор.

Вам не кажется, что порой квалификация российских специалистов оставляет желать лучшего?
Такое бывает, особенно если сравнивать с их европейскими коллегами. Но здесь дело в подготовке кадров. В Европе, чтобы стать тренером, надо получить лицензию. Для этого необходимо отучиться пять лет, потом пройти специальные курсы, стажировку за границей у опытных наставников и только после этого приступить к тренировкам… с детьми. И ступенька за ступенькой подниматься выше. В России такого нет: все «тренеры от Бога», но без должной подготовки даже гениальные наставники могут ошибаться.

Сколько я ни выступала в сборной России – в молодежке ли, во взрослой ли, – наших не любят, причем откровенно не любят. Кажется, что в любой спорный момент свистят в пользу соперника. Это очень неприятно, хочется какой-то объективности, одинаковой трактовки моментов

Из-за ошибок Россия осталась без медалей на Играх в Лондоне. Сейчас, по прошествии пары месяцев, пришло ли осознание, чего не хватило в матчах с Францией и Австралией, чтобы завоевать награды?
До сих пор с трудом вспоминаю те дни, ведь заняли самое обидное четвертое место. Считаю, винить нам некого, кроме себя, – ведь именно мы выходили на площадку и играли. Чего не хватило? Много чего, по мелочам. Настрой вроде был, мы готовились. Может, мы недоразобрали француженок, не предложили им что-то оригинальное, позволили сыграть по их правилам, не разрушили их игру. Ну а с Австралией оказалось еще тяжелее, все же скорее матч с Францией должен был принести нам медали.

А судьи не мешали? В матче с хозяйками Игр арбитры явно вас прижимали…*
Да и не только в матче с британками. Вообще творится что-то невероятное: сколько я ни выступала в сборной России – в молодежке ли, во взрослой ли, – наших не любят, причем откровенно не любят. Кажется, что в любой спорный момент свис­тят в пользу соперника. Это очень неприятно, хочется какой-то объективности, одинаковой трактовки моментов. Что же касается лондонских Игр, то там было много неевропейских судей, у которых нет такого опыта, как у европейцев. До мирового уровня они явно недотягивали.

На Играх удалось посетить еще какие-либо соревнования?
Ходили болеть за российских ребят, благо их матчи были разведены с нашими. А вообще, на другие соревнования не так и легко попасть – для этого требовались специальные пригласительные. Я смогла их получить только на синхронное плавание, на дуэты. Причем из-за тренировки не удалось посмотреть до конца, убежала сразу после выступления наших девчонок. Остальное видели по ТВ – в основном командные виды спорта и легкую атлетику. За Исинбаеву было очень обидно. Жаль, что не попали на церемонии открытия и закрытия. Зато из окна каждый день наблюдали репетиции фейерверков, такой салют на сон грядущий. Открытие смотрели по ТВ, но по местному, а не российскому, и там сильно порезали выход российской сборной. А шоу понравилось.

После победного чемпионата Европы многие говорили о том, что без Хэммон играется гораздо лучше, так как она никогда не участвует в сборах. Подтвердились ли опасения на Олимпиаде?
И здесь есть пресловутые плюсы и минусы. Конечно, если бы она приехала не за неделю до старта, а за три, то было бы куда лучше – успела бы вникнуть во все комбинации, понять нюансы. Полностью втянуться Хэммон не удалось, и командные взаимодействия не были отработаны до конца. Но, с другой стороны, Бэкки вытянула несколько игр, прекрасно проведя концовки.

Кто у вас главный заводила и юморист, а кто предпочитает отмалчиваться?
Марина Кузина – номер один! Она всегда найдет повод пошутить и вставить в беседу острое словцо. Хотя особых интровертов в команде нет, перед играми многие уходят в себя, даже Марина может. Надевают наушники, слушают музыку. Другое дело – у кого что в них играет.

Поговорим о прошлом сезоне. Когда вам предложили отправиться в аренду, над какими вариантами раздумывали и почему остановились на «Добрых ангелах» из Словакии?
В Видном мне сразу сказали, чтобы я не рассматривала варианты из России. Может быть, чтобы не усиливать конкурентов, но, скорее, в клубе хотели, чтобы я получила урок европейского баскетбола. Были варианты во Франции и Испании. Но агент хотел отправить меня в Словакию, хотя я и была настроена скептически. Мне почти не дали времени поразмышлять, и я не пожалела, что настояли именно на варианте с «Ангелами».

В Европе чтобы стать тренером, надо получить лицензию. Для этого необходимо отучиться пять лет, потом пройти специальные курсы, стажировку за границей у опытных наставников и только потом приступить к тренировкам… с детьми.
И ступенька за ступенькой подниматься выше. В России такого нет: все тренеры «от бога», но без должной подготовки даже гениальные наставники могут ошибаться

Чем словацкое первенство отличается от других?
Расстояниями. Везде перемещаешься на автобусе, утром выезжаешь, днем играешь, а ужинаешь уже дома. Уровень соперничества был слабым: нам пытались противостоять один-два клуба, а остальные выходили на площадку с мыслью вроде «вот бы не пропустить сто очков, скорей бы это закончилось, и мы поедем домой». Тренеру приходилось нас дополнительно мотивировать, чтобы мы не расслаблялись перед Евролигой. Как? Заставлял прессинговать, за отлынивание наказывал и орал громко, запрещал улыбаться, даже если счет +60.

В итоге в Евролиге вы добрались до топ‑16, где без вариантов уступили УГМК. Выступление удовлетворило руководство клуба?
В самом первом товарищеском матче сезона травмировалась первый номер – лидер сборной Словакии. Руководство поникло, начало ныть «дай бог выйти из группы». А когда у нас получилось, уже захотелось оказаться в восьмерке. Но попали на Екатеринбург… Причем УГМК проиграл свой последний матч на групповом этапе, в котором не должен был уступать. А мадридская команда, которую мы обыгрывали, дошла до финала.

В группе вам довелось сыграть против родного клуба. Были ли выступления против «Спарты» особенными?
Очень хотелось выиграть. Дома мы сыгра­ли неважно, и я в том числе. Поэтому в Видном хотелось доказать, что это случайность. Терять все равно было нечего. Получилось: набрала 16 очков плюс 14 подборов. Жаль только, не выиграли: смазали концовку.

А как вам итоги Евролиги – две испанские команды в финале?
Ну, победа Ros Casares не удивительна, было видно, что они в тот момент выглядели посильнее УГМК по игре. А вот мадридцы из Rivas Ecópolis удивили, признаю.

Руководство «Ангелов» стремилось оставить у себя лучшую баскетболистку чемпионата?
Конечно, они были бы очень рады, но в «Спарте» сразу сказали: готовься, будешь играть в Видном.

Насколько вообще популярен в Словакии баскетбол? Хоккей явно в большем почете.
На наши домашние матчи часто собирались полные трибуны, а вот в гос­тях – не всегда. Понятно же, что местная команда крупно уступит, вот никто и не хотел на это смотреть. Хоккей – да, любят, и меня местные знакомые один раз зазвали. Очень понравилось.

Не переживали, что можете остаться вне сборной из-за того, что не находитесь постоянно на виду?
Мы все-таки выступали в Евролиге, там гораздо проще следить за игроками, можно все посмотреть в Интернете. К тому же случилось так, что мы играли и со «Спартой», и с УГМК.

В итоге вы поехали на Олимпиаду, но не последнюю роль в этом сыграла травма Марии Степановой.
Да, здесь опять есть и плюсы, и минусы. Если Маша оставалась в обойме, мне бы однозначно сложнее было попасть в состав. Но, думается, шансы все равно имелись. А вот для сборной отсутствие Степановой – огромная потеря, а мне здоровая конкуренция никогда не мешала.

С удивлением узнал, что вы относите себя к театралам. Театр – не самое типичное увлечение для спортсменки. Как появилось это хобби?
Начала ходить по театрам недавно, совсем случайно. Просто гуляла с подругой, прошли мимо афиши Театра на Таганке и решили купить билеты. Сходила – и очень понравилось! Я стала делать это чаще, постоянно ищу время, чтобы выбраться в Москву и посетить какой-нибудь спектакль. Жалею, что раньше не открыла для себя этот чудесный мир, хотя мне и предлагали.

Еще вы любите путешествовать?
Очень. Всегда стараюсь посмотреть города, в которые мы приезжаем играть. Многие спортсменки устают и ленятся, поэтому в таких красивых городах, как Прага или Мадрид, видят лишь аэропорты и отели. Я же всегда стремлюсь вечером погулять несколько часов – и достопримечательности посмотрю, и для сна полезно. Когда жила в Братиславе, умудрялась ездить и сама, благо в Европе все рядом. А сейчас осваиваю Московскую область – здесь тоже есть на что посмотреть.

Недавно случайно начала ходить по театрам. Просто гуляла с подругой, прошли мимо афиши Театра на Таганке и решили купить билеты. Сходила – и очень понравилось! Я стала делать это постоянно, все время ищу время, чтобы выбраться в Москву и посетить какой-нибудь спектакль

Как часто вообще к вам подходят на улицах?
В подъезде меня все знают, иногда в лифте расспрашивают об играх, хвалят или ругают. Но были и опасные фанаты. Один следил за мной, письмами забрасывал, в машину пытался заставить сесть. Хорошо хоть клуб помог, избавилась от него. А вообще, самые главные мои фанаты – родители. Были на Олимпиаде, дважды приезжали в Словакию. Ездили на чемпионаты мира и Европы. Молодцы.

А вы часто бываете на родине – в Молдавии?
Редко, раза два в год, и то мимоходом. Года два назад приезжала на пару недель. Большой необходимости бывать там не вижу: в Молдавии у меня не осталось хороших друзей, а родителей и так часто вижу. Мои друзья – спортсмены, и они все играют в других странах, мы пересекаемся на выездах.

Как вы относитесь к внутринациональному конфликту между Кишиневом и Тирасполем?
Очень обидно. Одна страна, один народ, и такой конфликт. Мой дедушка погиб на войне, поэтому я негативно отношусь к этому.

А какой язык у вас родной? Не забыли еще румынский?
Я отучилась в школе на румынском языке, так что знаю его хорошо. Хотя русский, может, чуточку лучше. В семье же говорили на русском, пока не начался приднестровский конфликт, и нужно было учиться на румынском, чтобы поступить в университет. Меня даже специально отдали в детский сад, чтобы я там его подтянула. В итоге я научила русскому половину детсада, и затея провалилась. Только в школе учителя заставили выучить, хотя я долго сопротивлялась и там.

О молдавском баскетболе мы знаем совсем немногое. Как начинался ваш путь в спорте?
Я всегда была очень высокая – в 5 лет у меня спрашивали, в каком я классе. Но ходила на танцы, байдарку, бокс, фехтование – а баскетбол меня не привлекал, потому что нужно было ездить на другой конец города. Но у моей подруги мама работала тренером, и она, видя перспективу, открыла секцию специально для меня, в соседней школе. Но там не задалось: случайно сломала руку и, пока сидела дома, охладела к баскетболу. И тут заставили перейти в спортшколу, которая находилась довольно далеко. Я ездить не хотела, долго саботировала тренировки: садилась в автобус и отправлялась гулять, прогуливала. Родители пытались контролировать, выходили с работы, когда я проезжала мимо на автобусе, и просили, чтобы я махала рукой. Так и делала, но на следующей остановке выходила и возвращалась домой. В конце концов они объединились с тренером и победили мою лень. Стала играть, ездить на соревнования на Украину и в Россию, и на одном таком турнире в Курске на меня и моих подруг обратили внимание. Надо сказать, что наша команда четырнадцатилеток выиграла чемпионат Молдавии. Не юношеский, а самый обычный, среди всех возрастов. Весь наш костяк и забрали в Курск вместе с тренерами. Дали российское гражданство, и я стала выступать за Россию. К сожалению, в Молдавии не было перспектив, хотя там много сильных баскетболисток. Но все разъехались, и никто не хочет заниматься молдавским баскетболом.

Кишинев, Курск, Видное. Следующим шагом будет WNBA?
Попробовать хотелось бы, годик повариться в этой лиге, научиться чему-то новому. Остаться не хочу, но ненадолго съездила бы.

Следите за NBA?
Честно, я не очень люблю смотреть баскетбол. Как-то раз два года в компании пришлось этот делать, но сама – никогда. Меня немного расстраивает мужской баскетбол, потому что я осознаю, что никогда не дорасту до такого уровня. А вот другие виды спорта люблю: волейбол, гандбол, водное поло. Ну а за женским баскетболом слежу, но это скорее по необходимости.

Досье / Наталья Виеру

• Родилась 25 июля 1989 года в Кишиневе
• Рост 198 см, вес 85 кг
• Чемпионка России (2008)
• Обладательница Суперкубка Европы (2009, 2010)
• Чемпионка Евролиги (2010)
• Чемпионка Словакии (2012)
• Лучшая молодая баскетболистка России (2007)
• Лучший игрок чемпионата Словакии (2012)

Партнеры журнала: