Сергей Зырянов – о забегах на длинные дистанции и системе тренировок

Большой спорт №6 (93)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Евгений Пахоль
20 сентября в российской столице пройдет Московский Марафон. В рамках подготовки к нему проходит серия забегов. В частности, 17 мая состоялся полумарафон. Второе место в нем занял Сергей Зырянов. «Большой спорт» попросил его поделиться впечатлениями от старта, а также рассказать о своей системе подготовки и планах на карьеру. По словам Сергея, в 30-летнем возрасте он только подходит к ее пику.

Досье

- Родился 29 октября 1984 года в селе Туринская Слобода Свердловской области
- Тренировался в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. В Москве – с 2013 года
- В детстве попробовал себя в 11 видах спорта
- Серебряный призер Московского Марафона 2014 года
- В 2015 году занял 17-е место на Бостонском марафоне с результатом 02:19.17

В полумарафоне вы финишировали вторым. Довольны результатом?
Немного расстроен, что не удалось победить. В то же время установил личный рекорд, на две секунды улучшив предыдущее достижение. Перед стартом долго лил дождь, промокли ноги, к тому же на дистанции натер мозоли — после финиша снял кроссовки, а все ноги в крови. Одна из причин поражения заключается в том, что не успел восстановиться после Бостонского марафона, который пробежал незадолго до старта: не было сил, легкости. При подготовке к Московскому полумарафону я принял участие в проекте adidas «Разбуди свой спальный район», где представлял Битцу, а к более интенсивным занятиям приступил за пару недель до старта. Я считал основным соперником Михаила Кулькова, следил за ним на дистанции, а на 16‑м километре неожиданно обнаружил, что Искандер Ядгаров оторвался метров на десять. Он поступил очень грамотно, поскольку в тот момент спортсмены разворачивались, а перед лидером ехал велосипедист, который всех «разгонял». Мне же пришлось уворачиваться от бегущих навстречу, несколько раз даже столк­нулся с ними. Потерял на этом немало времени, так и не сумев догнать лидера.

Погодные условия, если не считать мокрой трассы, были комфортными?
В целом я доволен, хотя и бежал в перчатках. Это лучше, чем жара. С другой стороны, переношу ее легче, чем многие соперники, ввиду миниатюрного телосложения.

Предварительные забеги в рамках Московского Марафона — это скорее PR-акция или же способ подвести себя к главному старту?
Их спортивный смысл заключается в своеобразной тренировке, прикидке перед марафоном. Но это преимущественно для любителей. Лично мне больше всего нравится Ночной забег, все очень красиво, организаторы используют лазеры.

Можете сравнить трассы Московского и Бостонского марафонов?
В российской столице она легче. В Бостоне большой перепад высот, к тому же, как правило, сильный ветер — будь то в спину или встречный.

Поделитесь впечатлениями от выступ­ления в Бостоне.
В день старта мы опоздали на автобус, в котором везли элитных бегунов, но каким-то чудом удалось договориться о месте там, где ехали тренеры и менеджеры. Правда, из-за того что попал не в тот автобус, пришлось сдать теплую одежду, которая дожидалась меня на финише, и ехать к старту в трусах и майке. На улице 4 °С, и все мои соседи по транспорту были в теплых куртках и шапках. Благо добрые люди дали кофту, а победитель Бостонского марафона 1984 и 1985 годов британец Джефф Смит подарил свои перчатки. Автобус остановился далеко от места старта, куда мы шли порядка тридцати минут. Жутко замерз! К тому же перед началом организаторы утверждали, что ветер будет в спину, а он оказался встречным! На середине дистанции пошел дождь. Я финишировал 17‑м, оказавшись лучшим среди россиян и третьим среди европейцев.

Бежали по раскладке?
Стартовал среди лидеров, после чего несколько сильных кенийцев и эфиопов оторвались, а я всю дистан­цию продержался во второй группе. План у меня, конечно, был: пробегать километр за 3.10–3.15, и в течение длительного времени его придерживался. Однако на два последних километра затратил восемь минут. В целом я доволен, установил личный рекорд.

У вас есть тренер?
В течение долгого времени готовился самостоятельно, но после Бостонского марафона самый быстрый российский бегун на длинные дистанции Дмитрий Сафронов предложил сотрудничать с одним специалистом. Он изменил систему, но пока рано говорить о том, каким образом это сказывается на результате. У меня хороший тренер, у которого занимается участник Олимпийских игр в Лондоне Алексей Реунков.

Вы уже целенаправленно готовитесь к Московскому Марафону?
Начну делать это после Красочного забега, который пройдет 21 июня. Сейчас хорошо знаю трассы, понимаю, где можно уйти в отрыв, а где — сэко­номить силы. Попробую победить. Заметил, что на финише многие падают без сил, я же чувствую себя хорошо. Возможно, не натренировался раскладывать свои силы по дистанции, выкладываться по максимуму. Вижу в этом компоненте резерв для прогресса.

Если организаторы пригласят, скажем, десять кенийцев, вас это огорчит или обрадует?
Думаю, подобного не произойдет. Во‑первых, призовые выплачивают лишь первым шести, а серьезные суммы достаются лишь троим лучшим. Спорт­сменам же надо оплачивать тренера, перелет… Мы общались с директором Московского Марафона Дмитрием Тарасовым, и он заявил, что ставка будет делаться не на элитность, а на массовость. Приглашать кого-то из звезд специально и платить «стартовые» организаторы в нынешнем году не планируют. Разница между рекордами России и мира — порядка семи минут, и этот факт свидетельствует о соотношении сил.

Реально ли российскому марафонцу жить за счет призовых?
Я пока не выступал ни на чемпионатах мира, ни на Олимпийских играх, поэтому сложно сказать. Элитные бегуны стараются выбирать именно те старты, где можно заработать. Но на начальном этапе в любом случае нужен спонсор.

Что надо сделать человеку, пробегаю­щему по 10 километров в день, чтобы за год-два подготовиться к марафону?
Прежде всего — закладывать на подготовку не год-два, а минимум три. Но главное — полюбить тренировки. Когда понимаешь, что это доставляет тебе удовольствие, можно начинать увеличивать объемы, пробежать несколько полумарафонов, «тридцаток». Начинать же надо с визита к доктору — проверить свое здоровье. Важно правильно выбрать обувь, ошибочный ее подбор может негативно сказаться на здоровье. Его купить нельзя, а кроссовки — запросто. Во время соревнований я замечаю, как многие используют неправильную технику, что приводит к травмам. В частности, коленей. Некоторые даже стартовый номер закрепляют не там, где необходимо. С одной стороны, приятно, что многие занялись бегом. С другой — это не только развлечение и удовольствие. Поэтому важно ставить перед собой задачи, улучшать личные рекорды.

Как насчет питания?
Лично я абсолютно не пью алкоголь, чего и другим советую. А так принцип простой: ближе к старту потреблять больше углеводов, запастись энергией. Перед марафоном сажусь на белково‑углеводную диету.

В нынешнем году вам исполнится 31 год. Это пик карьеры?
Мой тренер утверждает, что повышать результаты можно до 35 лет, а держать достигнутый уровень — до 40. При этом многое зависит от индивидуальных особенностей и того, в каком возрасте спортсмен начал показывать серьезные результаты. Если в 18 лет, то годам к 35 с большой вероятностью завершишь карьеру. Я же выступаю на топ-уровне недавно, поэтому рассчитываю, что лет десять в запасе у меня есть. Буду пробовать пробиться в состав сборной России на Олимпийские игры — сейчас в стране не так много сильных бегунов, можно по пальцам пересчитать тех, кто преодолевает марафонскую дистанцию быстрее 2 часов 15 минут.

В то же время массовость увеличивается.
Это так, но количество пока не переходит в качество. Я один из руководителей клуба, в котором занимаются как молодые перспективные, так и незрячие бегуны. Будем самостоятельно готовить сильных атлетов, в том числе паралимпийцев. В дальнейшем хотим создать команду, которая сможет выезжать на старты. Благодаря соревнованиям люди заряжаются энергией, получают мотивацию. В то же время нельзя увлекаться количеством: в месяц достаточно двух-трех выступлений.

Партнеры журнала: