«Мой рекорд – 50 дней на выезде». Как болеют за «Луч» из Владивостока

Большой спорт №6 (93)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Евгений Пахоль
«Большой спорт» встретился с Александром Шевелевым – фанатом из Владивостока, который совершает умопомрачительные выезды за футбольный клуб «Луч». В середине апреля 21-летний путешественник оказался в Москве, откуда Бараш, как называют Александра соратники, возвращался домой после очередного вояжа автостопом по маршруту Нижний Новгород – Махачкала.

Полгода назад вы собирались ехать в Махачкалу через Афганистан. Получилось?
Увы… Чтобы ехать в Афган, нужно получить визу в Москве. А я не нашел человека, который бы ради меня штурмовал посольство. Потеряв все надежды, еще раз просмотрел календарь: между играми в Дагестане и Нижнем было две свободные недели. Решил, что после матча с «Анжи» отправлюсь в Грузию и Азербайджан. В целом – не прогадал.

Что там поразило?
В Грузии – как все люди хвалят Саакашвили. Он навел порядок в министерствах, сломал воровской строй, искоренил коррупцию, наладил дороги. Там же раньше был ад. Знакомые ребята рассказывали, что в Тбилиси можно подойти к сотруднику полиции, сказать: «Я настолько пьян, что не могу добраться до дома. Подвезите, пожалуйста». И тебя выслушают, доставят в нужное место, а потом обязательно скажут: «Спасибо, что обратились именно к нам. Было бы хуже, если бы вы что-нибудь натворили». У нас я такое могу лишь представить.

Надо будет попробовать.
Первое, что слышу от ментов в Дагестане: «Ты – русский, не местный, выглядишь подозрительно. Да еще с рюкзаком!» Бесит. А когда ехал в Баку, на границе фээсбэшники совали мне книгу «Аль-Каиды», где рассказывается, как до смерти забить свою женщину кирпичами и подтираться песком. «Твое, твое?!» – докапывались. Я все отрицал. Потом они позвонили во Владивосток. Там начали петь, что я фашист и исламист.

Сильно.
Но дико зол я был из-за другого: они додумались в три часа ночи позвонить моей маме. Представились и скинули трубку.

Что мама?
Я долго не мог с ней связаться. Потом сказала, что целый день пила корвалол.

Тяжело она переживает ваши поездки?
Смирилась. Мне было 11, когда пробил свой первый выезд в Хабаровск. В 16 я не гонял – мама забрала паспорт. Я еще не знал про автостоп, но стал муд­рее. Устроился клейщиком объявлений за пять тысяч рублей. Работал зимой – думал, мне ампутируют пальцы. В итоге накопил кучу денег – около 30–35 тысяч. Сказал родным, что ушел на тренировку, а сам пропал на две недели – угнал на двойник Новосибирск – Красноярск. Узнав, матушка слегла ненадолго в больницу.

Откуда такая страсть к выездам?
По рассказам отца, я на стадионе с двух лет. Он моряк. В 2004 году собирался в длительный рейс и решил еще раз сводить меня на футбол. Тогда и зацепило. Я покупал один футбольный журнал, где на последней странице нравилось читать про фанатов. Все думал: а почему во Владивостоке их нет? В 2006‑м, когда «Луч» играл в премьер-лиге, арена заполнялась битком. Понять, где именно располагались наши фанаты, было непросто. Только на следующий год я взял абонемент на южную трибуну, где их впервые заметил и вскоре примкнул. С тех пор гонять за «Луч» для меня стало круто.

Сколько у вас выездов?
Пока 23. Включая три Кавказа и один Калининград.

Расскажите о самом крутом.
Это Хабаровск-2011, когда состоя­лась первая массовая драка с хулиганами СКА. Утром сели в поезд, любезно попросили добрых людей выделить нам отдельное купе. Расположились, стали пить водку. Все отнеслись с пониманием, кроме одного зека. Он лежал на верхней полке, и было хорошо видно татуировки на ступнях. Один наш парень по прозвищу Лютый начал поджигать его пятки. Сначала мужик подрывался, потом стал угрожать. Так продолжалось пару минут, пока Лютый ему не врезал. У зека сломались очки, лицо залилось кровью. Через минуту он утихомирился. Повернулся на бок и вскоре уснул.

Без комментариев.
В Хабаровске около сорока человек поместились в газель.

Сорока?!
Я сам удивился. Когда выходили наружу, это напоминало мультик про клоунов, которые бесконечно вылезают из тачки. Затем мы абсолютно случайно приехали на место сбора Хабары. Сначала увидели проходящих мимо нас скаутов. Они направлялись к основе, которая собралась в арке у торгового центра. Мы сгруппировались и начали драться. Было две сходки. Одному типу досталось так сильно, что с ним случился эпилептический припадок. Я еще подумал: ничего ж себе, первая драка, первая смерть. Его затрясло, изо рта пошла пена. Все испугались, кричали: «Стоп, стоп».

Чем все закончилось?
Жив‑здоров этот парень, просто оказался в глубочайшем нокауте. Сама драка – нашей победой. Воодушевившись, топали на стадион. Вдруг замечаем, что за нами едет полиция. Успели разойтись в разные стороны, но кое-кого задержали. В отделе «серые» увидели наши шарфы «Е… ь Хабаровск». Они были в шоке от такой дерзости. Выбрали четверых ребят и на трое суток закрыли их в камере.

Та драка – самая эпичная сходка с Хабаровском?
Нет, я бы выделил тот же 2011‑й год. Но Владивосток. Лето. В тот прекрасный день состоялось открытие театра оперы и балета, куда согнали всех полицейских. Город был полностью наш. В центре возникали мелкие стычки, а драка состав на состав случилась на набережной в летнем кафе. Помню, мы спускались по лестнице, как вдруг перед нами возник начальник службы безопасности баржи «Лотос». «Ну все, – думали мы, – сейчас приедут менты». К всеобщему удивлению, он повел себя очень спокойно. Даже похлопал: «О, мои хлопцы!» Интересно, что после той драки нам позвонили из руководства «Луча». «Ну что: кто кого? – Мы, мы! – Да-а‑а‑а!» – услышали в трубке. С тех пор ходят слухи, что между боссами СКА и «Луча» есть околофутбольный тотализатор.

Мне приходилось общаться с лидером СКА. И я понял одно: вражда между двумя городами образовалась искусственно. Так?
Все началось в 2005 году, когда хабаровские скинхеды накрыли наших ребят. Грязно, с цепями. На футбольный СКА всегда ходили скины. А когда движение начинается с них, ничего хорошего не жди. Им же сам футбол не интересен. Старики рано или поздно уходят, а молодежи равняться не на кого. Допустим, на сходке в 2013‑м у нас самому старшему стукнуло 40, мне – 19, при этом я весил 90 килограммов.

Среди хулиганов «Луча» есть мужик по кличке Макларен. Доктор наук, между прочим. Хотя по внешности – сантехник. Недавно он вспоминал вышеупомянутый случай: «Залетаю в кафе, начинаю лупить хабаровчан. А потом думаю: что я делаю, доктор наук! Зачем на это подписываюсь? У меня дома ребенок, жена».

Вы упомянули о внимании руководства клуба к фанатам. Читая СМИ, создалось впечатление, будто между сторонами есть конфликт.
Всякое случалось. Вспоминаю, как в 2006‑м руководство обещало забрать двух парней после игры в Томске. Те сдали билеты, деньги пропили. А потом им сказали: «Извините, забрать вас не можем». Ребята кое-как добирались обратно на электричках. Без денег и без еды.

Исполнительный директор Анатолий Бездняк – единственный человек, который радеет за нас, на нем весь «Луч» держится. Всегда нам помогал. Причем никогда не просил ничего взамен. Даже простых просьб не ругаться матом от него не услышишь.

В 2009 году вы оригинально подготовились к дерби со СКА – раскрасили одну из трибун так, что за километр было видно огромную надпись – ОУЖС. Что вам было за это?
Ничего. Знаю, что за день до матча надпись свели ацетоном, после чего в центре города стояла жуткая вонь. А проблемы начались позже – когда во время одной из следующих игр мы запалили армейскую шашку. Поле заволокло дымом, матч остановили, а на следующий день чуть ли не главный полицейский города лишился поста. Год-два нас прессовали, потом все успокоилось.

Как ультрас «Луча» отнеслись к появлению хоккейного клуба во Владивостоке?
По бюджету «Адмирал» обходится как московский ЦСКА. Мы ради интереса подсчитали: годовой зарплаты Энвера Лисина, бывшего капитана команды, хватило бы для вывода «Луча» из зоны Урал-Поволжье в ФНЛ. Без каких-либо проблем. Но у «Луча» все урезали. Ходят слухи, что денег нет, а команду могут расформировать. Пока ясно одно – властям не до футбола.

Раз уж зашла речь о деньгах. Сколько у вас в кармане?
Около тысячи.

А было?
21 день назад я стартовал с 10 тыся­чами плюс разменял 100 долларов – по 10 на каждый день в Азербайджане и Грузии. Но это еще много: я жил и на 1,5 доллара.

Как?
Слушай, у меня нет больших денег, но есть время. Поэтому я передвигаюсь автостопом. Если не тратиться на жилье и транспорт, мне вполне хватает.

Люди прочитают это интервью, и кто-нибудь спросит, зачем вам это нужно. Действительно, зачем?
Если есть шанс прожить интересную жизнь, зачем его упускать? Во мне объединилось все то, что я люблю: путешествия, новые знакомства, угар и футбол.

21 день на выезде – ерунда для автостопщика?
Мой рекорд – 50 дней. Люблю вспоминать, как сидел дома и общался с приятелем из Саранска. Он писал, что очень хочет поехать на выезд. Вспоминал, как однажды приехал на Дальний Восток без рюкзака, в одних сланцах. У него не было паспорта, а в кармане лежало пять сотен рублей. Я подумал: а что меня останавливает? В тот же день сходил в порт, 15 часов грузил минтай в холодильник. До сих пор его ненавижу! Заработал 2200 рублей, махнул на все рукой и поехал в Ингушетию. Добирался 20 дней, сменил 60 автомобилей.

Впечатляет.
Сказал маме, что уехал на Байкал. Потратил 250 рублей, оттуда поймал фуру.

Где вы питались?
Ну, я подстроился. Раз в день кормили дальнобойщики. В 19 лет я занимался спортом, был очень большой – под 100 килограммов. Бицепс – 43 сантиметра, джинсы 54 размера. Когда приехал в Ингушетию, где, как известно, ходить в шортах нельзя, пытался натянуть джинсы. Гляжу – а они как мешок. Даже ремень не спасал.

Сколько сбросили?
20 килограммов.

Дальнобойщики – что за люди?
Обычные мужики: курят, пьют, матерятся. Самый любопытный водитель попался в Челябинской области. Родновер, всю дорогу рассказывал про лже-рептилоидов. Уверял, что его племянник освоил буквицу и выигрывает школьные олимпиады. Я не выдержал, попросил остановить фуру. Вышел, ловлю первую тачку, открываю дверь, а мужик сразу выдает цитату из Библии. Я аж матюгнулся. «Да ты не бойся, я не религиозный». Следующие два дня мы слушали аудиоверсию православной энциклопедии. Без мата, курева и алкоголя.

В 2013‑м вы пробили интересный выезд в Тюмень. Через Китай и Казахстан.
Я уже не мог оставаться в России. Нуждался в движухе. Открыл карту: Владивосток находится на одной широте с Сочи. Какая разница, где уходить мне на север? В Казахстане или в Приморье? Оформил китайскую визу и погнал. Проехал лишние 1500 километров, зато получил массу впечатлений.

Как вы общались, не зная китайского?
Объясниться могу. А вообще XXI век на дворе: скачивай google-translate и выбирай китайскую раскладку. Меня понимали, особенно в пограничных городах, где все хорошо знают русский. На всякий случай я подготовил бумажку, где для водителей было расписано, кто я и что мне нужно. Удивило, что в Китае бедные люди предпочитают не связываться с иностранцами. В основном тормозили машины премиум-класса. В гости с ночевкой не раз зазывали, но мне больше нравится в палатке на свежем воздухе.

С проблемами сталкивались?
В Пекине нереальная духота. В день надо выпивать четыре-пять литров воды, пару раз менять футболки. Анонимный интернет недоступен, а покупать местную сим-карту очень дорого. С бесплатным Wi-Fi большая проблема. Как-то вечером я уселся на пекинском Арбате, хотел поймать сеть. Вдруг появляются две китаянки, одна из которых хорошо говорила по-русски. «Ищу хостел, девчонки». – «Ок, мы поможем. Но сейчас пойдем выпьем. Ты что будешь?» – «То, что и все». В итоге я один глушил пиво, остальные предпочли сок. «Ты все же попробуй сочок, он вкусный». Я из уважения выпил, сказал комплимент и отошел в туалет. Там я почувствовал, что мой член неистово стоит. Никогда в жизни так не стоял.

Что подсыпали?
Не знаю. Вернулся: «Девчонки, покажите мне Мао Цзэдуна!» – я хотел прогуляться. Посмотрев мавзолей, они предложили тусоваться дальше. А я потратил уже кучу денег – 500 юаней только за пару бутылок. Сделал намек, а они отказались. И зачем вхолостую поили? Опустив голову, расстроенный, шел по Арбату. И вдруг появилась она. «Сколько?» – «800». – «Да ты что! Сотня». – «Куда пойдем?» Я показал адрес хостела, она отказалась. «Пошли вон туда», – и указала на подворотню, которая напоминала картинку из американского фильма. Два небоскреба и запах булочек, бегущая крыса и мусорные баки, за которыми тупик. Мы пошли. Началось. Во время процесса опустил голову: смотрю, а она тащит деньги из моей сумки. Я схватил ее за руку, начал заламывать. Она подняла шум. Откуда ни возьмись, прибегают трое китайцев. Один начал толкать. Я понял, что дело плохо. Достал перцовый баллон, пшикнул в лицо каждому и ретировался.

Великолепно.
Это еще ерунда. Однажды фанат «Спартака» устроил вояж по Южной Америке. То ли в Венесуэле, то ли  в Эквадоре он гулял по центру столицы. Средь бела дня к нему подошли бандиты и приставили к голове ствол. Забрали все, в том числе паспорт. Парень не растерялся. Устроился в супермаркет, где за один день сделал карьеру от грузчика до кассира. Через месяц вернулся домой.

Как вы покидали Пекин?
Духота не давала мне уснуть. Решил ловить тачку: первыми остановились паломники из Гонконга. Они увезли меня куда-то в горы, накормили и вписали в буддийский монастырь, которому 1600 лет. Далее путь лежал через Казахстан, где меня хорошо приняли ультрас «Кайрата». Караганда, Ишим – я и туда съездил перед матчем в Тюмени.

На игру добрались только вы?
Такое случилось во второй раз. Еще и «Луч» победил. Обычно после свистка игроки хлопают в центре поля и уныло бредут в раздевалку. А тут в полном составе подошли к сектору делить радость со мной.

За «Луч» кто-либо пробивал «золото»?
Да нет, конечно. Но есть пара девочек из Москвы, которые в 2007‑м посетили все выездные матчи команды.

«Золото» – ваша мечта?
Чтобы пробить «золото» в ФНЛ при нынешних условиях, когда лига отменила двойники, нужно порядка 500 тысяч рублей. С билетами, проживанием и отсутствием свободного времени. Но мне это не интересно. Самое лучшее в выезде – это дорога, а сам футбол – это повод для путешествия.

Ваши ближайшие планы.
Хотелось бы сгонять куда-нибудь в Сибирь через Монголию. Проехать до Улан-Батора, затем по Чуйскому тракту через Алтай. Планирую еще раз в Калининград: через Японию (Токио), Лос-Анджелес (может быть, Сиэтл или Ванкувер) и Лиссабон.

Ух!
Если брать самый длинный маршрут, общий километраж пути только по суше выйдет на 1500 меньше, чем я бы добирался через Россию.

У вас есть выезды за национальную сборную?
К сожалению, нет. Как правило, Россия играет в одно время с «Лучом». Мне хочется съездить, но возникает мысль: сборную есть кому поддержать, а «Луч» – нет. Будет ноль. Что за дела? Приходится ехать за клуб.

Одному?
Так проще. Да и не хочет никто. Обычно говорят: «О, возьми с собой!» А когда приходит время, все куда-то сливаются. Но я не расстраиваюсь. Главное – относиться ко всему как к приключению. Любая череда событий ведет к хорошим последствиям. Даже если ты ждешь три часа тачку под проливным дождем где-то в глуши. Это значит, что ты ждешь скоростной Land Cruiser и чувака, который тебя накормит и увезет далеко.

Партнеры журнала: