Кто и как строит новый «Анжи»

Большой спорт №6 (93)
Текст: Владимир Морозов
Корреспондент «Большого спорта» съездил в Махачкалу, где свой заключительный домашний матч в ФНЛ проводил местный «Анжи», спустя год завоевавший путевку в сильнейшую лигу страны.

До начала игры с «Шинником» оставалось 2,5 часа. Я не спешил. Ибо Расул, пожилой охранник гостиницы, от нечего делать разузнал о моих планах и предложил поехать с ним. Дед показался вполне адекватным – и я согласился. Вышел во двор, уселся в его «жигули» и приготовился к отправлению.

«Зачем ремень пристегнул?» – озадачил первым делом водитель. И попросил ремень тут же убрать. «В России за такое штрафуют», – напомнил я. «А у нас останавливают, – парировал дед. – Менты думают, что в машине чужой».

Мы гнали вдоль побережья Каспийского моря. Я засмотрелся на неспокойную воду. «Сюда бы в июле», – подумалось. Расул поймал направление моего взгляда и улыбнулся. «Всю жизнь у меня три увлечения: женщины, футбол и рыбалка. Веришь, нет: уже лет 20 не выезжал из Дагестана. А когда выезжал, сделал ребенка. Дочку. Через пару недель собираюсь увидеться. Там, у нее».

Где «там, у нее», Расул не уточнил, а сразу перевел разговор на рыбную ловлю. «Обожаю. Откроешь багажник – там удочки, снасти. Лещи – с локоть идут!» – «Лещи?» – переспросил я. «Наши, морские». – «И на что такие клюют?» – «На червя. И бычки у нас будь здоров».

Наконец речь зашла о футболе. Расул оживился: «Я чего так рано поехал – попросили люди из клуба, хотят взять интервью. Я за “Анжи” с 1991 года, не пропустил ни одного домашнего матча. В нашем отеле иногда проживает Арсен Акаев, помощник тренера. Постоянно дарит билеты. Как не ходить?»

«А стадион ты наш видел?» – не без гордости поинтересовался Расул. Прежде «Анжи-Арена» называлась «Хазар», две трибуны которого возвели в 2003 году. Спустя девять лет владелец «Анжи» Сулейман Керимов дал старт реконструкции. Вышло красиво, но план на все сто не сработал. «Обманули его, – объясняет Расул. – Сделали неправильно крышу. Хозяин ругался: “Давайте сносить”. Не хотел иметь проблем с UEFA».

Другой недостаток – мертвая зона на центральной трибуне. Билеты туда не продают – видно только две трети арены. Зато большой плюс стадиона – это гостиница, три этажа которой выходят прямо на поле.

«Об этом с мужиками шутили, – вспомнил Расул. – Ну, представь. Как здорово приласкать девушку в номере, накинуть халат, взять бокал пива и через минуту выйти к трибуне смотреть за игрой. Надо, надо попробовать…» – все не унимался дедок.

Всемогущий Transfermarkt
Через 20 минут я проник в тот самый отель. Вошел в просторный, богато отделанный холл. Кругом мрамор, колонны, кадки с пальмами. Огромная «плазма» показывала футбол. По левую сторону расставлены несколько столиков, за одним из которых сидел Нарвик Сирхаев. Мы договорились об интервью.

«Вы спортивный директор “Анжи”. Это значит, что тренировать больше не будете?» – задал я первый вопрос. «Не хочу зарекаться, – ответил Сирхаев. – Скажу по секрету, что желание по-прежнему есть».

Сирхаев три года возглавлял «Локомотив‑2», но ушел по своей воле – отказаться от работы в «Анжи» он не мог. Сейчас чемпион России 2002 года отвечает за качество подобранных футболистов: осуществляет трансферы, курирует работу двух селекционеров, ведет переговоры с агентами, клубами.

Первым делом интересуюсь, как «Анжи» определяет для себя, сколько готов заплатить за нужного футболиста. «Есть сайт Transfermarkt, где указана примерная стоимость, – отвечает Сирхаев. – Детали обсуждаем во время переговоров».

Затронули и тему валюты. Вы наверняка удивитесь, но «Анжи» стал первым из российских клубов, кто перешел на оплату контрактов и премиальных в рублях.
«Как отреагировали футболисты? Нормально, – держит удар собеседник. – Возникли определенные сложности, но все было улажено. Спасибо игрокам, они вошли в положение». Затем я перенес его в молодость.

«Когда вы находились на пике карьеры, у футболистов были другие условия, зарплаты. Обиды нет?» – «Нет, конечно, – смеется Сирхаев. – Времена были другие. А если сопоставить уровень зарплат с уровнем жизни, то на то и выходит. Чего обижаться? Ради бога, я только рад, что у них есть возможность заработать. Но будь добр – отрабатывай».

Патроны «Кубани»
«Когда речь заходит о выборе тренера, к вам прислушиваются?» – интересуюсь. «Совета могут спросить». – «Леонид Кучук, Дженнаро Гаттузо и Валерий Карпин. Кого из них вы предложите руководству и почему?» – «Вопрос задан не очень корректно. Почему именно эти кандидатуры?» – «Буду честен: о первых двух говорят в СМИ. Карпин – потому что многим так хочется». – «Ни одного из кандидатов близко не знаю. А сказать, чья фамилия мне больше нравится, будет неправильно».

«Хорошо, – сказал я, предложив сменить тему. – Есть мнение, что “Анжи” сотрудничает с селекционной службой “Кубани”. Это правда?» – «Об этом мне неизвестно», – заявил спортивный директор.

Странно. Очень странно.
До матча в Махачкале автор этих строк побывал в Астрахани, где состоялся финал Кубка России. Играли «Локомотив» и «Кубань». Во время звучания футбольного марша весьма известная персона, приближенная к руководству южан, обратила внимание на ложу для почетных гостей. Там расположились Ольга Смородская и Сергей Чебан, Фабио Капелло и Николай Толстых.

«Эти меня не интересуют, – раздражительно произнесла весьма известная персона. – Посмотри, кто сидит рядом. Это Вениамин Кондратьев, временно исполняющий обязанности губернатора Краснодарского края. Он все и решает. Проиграем сегодня – “Кубани” кранты».

И проиграли. Интересно, что многие отметили скорость, с которой Кондратьев покинул территорию стадиона «Центральный», так и не заглянув в раздевалку «Кубани». Хотя она была прямо под лестницей для почетных гостей.

Через неделю «Кубань» почти одновременно согласились покинуть трое футболистов основы: защитник Тони Шуньич, полузащитник Шарль Каборе и вратарь Александр Беленов. В следующем году мы наверняка увидим их в форме «Анжи».

Керимов как Галицкий
Сергей Галицкий писал в своем Twitter, что иногда просматривает в интернете игроков для своего клуба. «Его находка, – напоминаю Сирхаеву, – уругваец Маурисио Перейра. Бывало, чтобы Сулейман Керимов приходил к вам и говорил: “Вот этот крутой. Хочу его видеть в команде”?» Ответ поразил: «Разве перед интервью вас не предупредили, что вопросы о хозяине клуба задавать нельзя?» – «Нет, – оторопев, сказал я. – Почему?» – «Ну вот я и говорю».

«Да, бывает и у него тоже, – наконец произнес собеседник. – Подойдет, скажет “просмотри”, выражая таким образом свою точку зрения».
Мы переглянулись. И я продолжил.

«Можете объяснить, почему хозяин “Анжи” сменил курс развития?» – «Не могу». – «Не можете или не хотите?» – «И то и другое. Деталей не знаю. Поэтому». – «По вашим ощущениям, отношение владельца клуба к футболу изменилось?» – «Он не потерял интереса. Это точно. Потому что на сегодняшний день команда живет, обеспечена всем необходимым и решила задачу выхода в премьер-лигу».

«Значит ли это, что у “Анжи” будут громкие трансферы?» – «Рановато вопрос», – ответил Сирхаев. Встал, поправил пиджак и отправился следить за игрой.

Женщины, футбол и рыбалка
Мы ехали вдоль побережья Каспийского моря. На этот раз в аэропорт. После ночной смены и вчерашнего матча («Шинник» не позволил выиграть «Анжи» – 1:1) Расул был не в духе.

«Тагирбеков, Агаларов, Гаджибеков, деды, которые до сих пор играют в “Анжи”, – их пора убирать. Понимаю: хотят, чтобы команду представляли свои, дагестанцы. Но пора смотреть объективно – не тянут».

Расул перевел дух.

«Бывает старое дерево. Когда оно начинает давать плохой урожай, его надо срезать и посадить новое». «Все у вас будет», – хотел поддержать я. Но дед Расул будто не слышал. Остановил свои «жигули» и, желая удачи, советовал приезжать на следующий год: «Вам, москвичам, только кажется, что здесь нечем заняться».
Я засмеялся: «Женщины, футбол и рыбалка?»

Расул ухмыльнулся, став таким же веселым, каким его видел вчера: «Насчет женщин – не знаю, а вот футбол и рыбалка – пожалуй, всегда».

Партнеры журнала: