Русь экстремальная: взгляд фотографа Алексея Шабанова

Большой спорт №1-2 (119)
Фото: Алексей Шабанов / photomolotov.com
Один из лучших экстремальных фотографов России Алексей Шабанов демонстрирует читателям «Большого спорта» свои лучшие кадры.


Крылатское, 2015 год
Кадр уже побывал в галерее фотовыставки Vertmir Extreme Photo в 2016 году. Мы с Артемом Гаращенко задумали снимать кайтбординг в городе. Снимок сделан ночью в районе Крылатского. Надеюсь, в этом году нам удастся снять еще несколько кадров для продолжения этой серии.


New Star Camp, 2015 год
Я работал для одного сноубордического бренда и фотографировал райдеров этой компании. В разгар съемки краем уха услышал, что на одной из площадок парка начинается зрелищное мероприятие по забросу баскетбольного мяча в корзину. Фишка состояла в том, что это нужно было сделать на сноуборде.

И вот я стартую с самого верха и бегу туда – прямо к началу финальных попыток. Оглядевшись, понял, что на всех точках сидят фотографы. Но время шло: я нагло влез в самое пекло – вытянул руку вверх и снимал не глядя, с помощью объектива fish-eye. Мне удалось передать всю атмосферу мероприятия одним кадром.


Ледовый спидвей, 2015 год
Живя в Тольятти, я работал для титулованного клуба «Мега-Лада». На стадионе этой команды проходят чемпионаты России, Европы и мира. В течение четырех лет я фотографировал эту специфическую дисциплину. Но однажды, когда мне уже надоело делать стандартные кадры, решил пофантазировать.

На фотографии 18 лучших ледовых гонщиков планеты. Для реализации кадра я поднялся на трибуну и воспользовался своим штативом Manfrotto. После того, как закрепил камеру и снял каждого гонщика со своей уникальной траекторией, я был уверен в идеальном результате при дальнейшей обработке.

Конечно, в реальности вы никогда не увидите такого количества участников на одной трассе. Ведь по правилам в заезде принимают участие максимум четыре гонщика. Однако даже при таком раскладе иногда происходят страшные контакты, люди получают серьезные травмы, а некоторых вообще увозят на скорой помощи. Причин много – наглые и бесстрашные соперники, разбитый лед, отбойники, да и вообще эти мотоциклы не оснащены тормозами. Более того, каждое колесо оборудовано специальными шипами длиной 28 мм, благодаря которым спортсмены контролируют мотоцикл на льду.


ЗИЛ, 2015 год
Узнав, что легендарный для столицы объект находится под угрозой сноса, начал думать над дисциплиной, которую я мог бы там снять без дополнительных заморочек. Выбор пал на flatland. Но главной проблемой было проникновение на территорию стройки с велосипедом. После разведки и наблюдений мы отправились на локацию рано утром в выходной день. Расчет оправдался: мы могли снимать свои идеи в течение целого дня без лишних глаз. Нашли актовый зал и нарушили многолетнюю тишину. Недавно я проезжал мимо этого места. Сейчас уже нет даже намека на былую мощь этого предприятия, только современные коробки для жилья…


Самара, 2014 год
Такие кадры делаются в весьма опасных условиях. Во-первых, моя камера была в дешевом аквабоксе, можно сказать, использовал обычный пакет. Во-вторых, я находился на «ватрушке», которая была привязана к катеру, и я пребывал в постоянном движении. Бывало, что меня таскало туда-сюда, как на аттракционе. В-третьих (и, пожалуй, это стало самым опасным), между мной и катером находился атлет – Миша Трифонов, который делал трюки с одной волны на другую. Чтобы снимать такие кадры, надо доверить свое здоровье атлету на все 100%. Я много снимал с Мишей, так что в его способностях у меня сомнений не было.
Этот кадр вошел в подборку для конкурса Russian Wake Awards, по итогам которого я был назван «Фотографом года».


Заброшенный карьер в Калужской области, 2014 год
Я работал на мероприятии «Буйные есть?», серии мотогонок в дисциплине Hard Enduro, которая проходила в заброшенном Калужском карьере. Одно из самых сложных препятствий в том месте – почти вертикальная стенка, на которую могли заезжать лишь единицы. После кадров на длиннофокусную оптику я решил подобраться поближе к спортсменам. И надо же – это случилось сразу, как только я занял позицию. Райдеру не удалось удержать мотоцикл – и он полетел в мою сторону. Не знаю как, но на автомате я умудрился отпрыгнуть назад с зажатой кнопкой спуска. Очень испугался, потому что этот кусок металла долетел почти до меня.
Ведущий мероприятия через микрофон спросил, все ли у меня в порядке. Конечно, я сказал: «Все отлично!» Но в голове переживал этот момент снова и снова. Дальше решил перейти обратно на телеобъектив.


Никола-Ленивец, 2017 год
Заключительный кадр серии «Танцы с велосипедом». Эта идея пришла ко мне летом 2016-го. Дисциплиной был выбран Flatland, так как он самый безопасный для арт-объектов уникального парка «Никола Ленивец».
Изюминка этих фотографий – мультиэкспозиция двух кадров в реальном времени. То есть мы фотографируем трюк и дополняем его портретом или какой-то деталью локации/велосипеда.


Ярополец, 2016 год
Кадр был сделан во время сьемок фильма Никиты Мартьянова Way Out. Это первое кино об уличном катании на вейкборде в России. Водоем находится под Яропольцом в Московской области. Наблюдая за происходящим, увидел, как Сергей Тараканов плывет к берегу. Кадр сделан на объектив Tilt-shift, который интересно подчеркнул поверхность реки.


BMX на строящемся Третьем пересадочном контуре (ТПК), 2017 год
Идея съемки возникла спонтанно – я просто наткнулся на фотографии этого места в интернете. Сразу решил написать автору снимков. И повезло: он не только рассказал про ТПК, но и помог с организацией фотосессии. Съездили на разведку, и я сразу понял, что по этим туннелям можно кататься на велосипеде. В герои съемки был выбран Ирек Ризаев, чемпион России по BMX. Через пару дней он прилетел в Москву: мы под видом рабочих спустились в недостроенные пути метрополитена и осуществили задуманное. Это мой лучший проект по скорости его реализации. Почаще бы так!

Партнеры журнала: