Наталья Ищенко и Светлана Ромашина – о новом президенте, полетах через океан и окончании карьеры

Большой спорт №7-8 (104)
Главный редактор: Алексей Немов / Текст: Андрей Супранович / Фото: Платон Шиликов
Даже если олимпийская сборная России, согнувшаяся под гнетом допинговых скандалов, окажется на Играх в Рио-де-Жанейро в самом конце медального зачета, на две золотые награды мы все равно должны рассчитывать. В синхронном плавании россиянкам уже который год нет равных, а Светлана Ромашина и Наталья Ищенко, хоть старательно и рассказывают о возросшей конкуренции, по-прежнему являются главными фаворитками и надеются положить в свою личную копилку по четвертому и пятому золоту. О том, как они готовятся к Олимпиаде и что ждет синхронное плавание в будущем, фавориты Рио-2016 рассказали в интервью «Большому спорту».

Досье / Наталья Ищенко

- Родилась 8 апреля 1986 года в Смоленске
- Трехкратная олимпийская чемпионка (2008, 2012)
- 19-кратная чемпионка мира
- Замужем за Сергеем Аникиным, серебряным призером чемпионата Европы по прыжкам в воду
- Объем легких – около 6,5 л, может задерживать дыхание на 3,5 минуты

Досье / Светлана Ромашина

- Родилась 21 сентября 1989 года в Москве
- Трехкратная олимпийская чемпионка (2008, 2012)
- 18-кратная чемпионка мира
- Замужем за адвокатом Николаем Захаровым, заядлым яхтсменом
- Может задерживать дыхание на 4,5 минуты

Света, в интервью «Большому спорту» пятилетней давности вы прямым текстом говорили: после Лондона надо завязывать с синхронным плаванием. Но прошло пять лет, и вы готовитесь отправиться на свои третьи Игры. Не надоело?
Светлана Ромашина (С. Р.): Надоедает, конечно, и временами хочется закончить. Порой сложно найти мотивацию, но, с другой стороны, я понимаю, что мы сильнейшие в мире, и есть возможность вновь выиграть Олимпиаду, то почему бы нет? Тем более что я не говорила прямо, что завершаю карьеру, мне необходимо было просто подумать и понять, остались ли силы. Да и сейчас нас не надо провожать заранее, съездим в Рио – будет видно.

Наташа, вам было сложнее – вы решили вернуться после рождения ребенка. Спортсменки часто уходят в декретный отпуск и не возвращаются из него.
Наталья Ищенко (Н. И.): Мне кажется, у меня, наоборот, какая-то перезагрузка произошла. Дело в том, что я хотела еще поучаствовать в Играх.

За время, прошедшее с прошлой Олимпиады, Света успела выйти замуж, а Наташа – стать мамой. Неужели мужья не стали отговаривать от продолжения карьеры?
Н. И.: Естественно, муж поддерживает меня, ведь если бы он был против, я бы не вернулась. Сергей – сам спортсмен, и он понимал, что у меня есть и желание, и силы выступать дальше.
С. Р.: Да, без поддержки мужа было бы очень сложно. Периодически, конечно, он говорит, что ему жить не с моими медалями, а со мной. Это, видимо, чтобы приструнить мой дерзкий характер.

Вам не кажется, что ваши победы уже всем надоели, а отсутствие интриги уменьшает интерес к виду?
С. Р.: Да, это так. Но мы привыкли. Нас всегда хотели свергнуть. Что ж, пусть пробуют. Мы же не должны специально поддаваться? А конкуренция есть, и она неслабая. Возьмите тех же китаянок. Да, у нас субъективный вид спорта, но если мы будем на три головы выше, никто не сможет нас засудить.

Китайцы известны тем, что появлялись на ваших тренировках, а затем воровали у вас элементы.
С. Р.: Да, раньше такое случалось, но теперь они к нам не лезут, работают закрыто, по своей системе. На самом деле нам незачем скрывать свою тренировочную систему, большинство стран уже на нее перешли. Чем больше тренируешься, тем лучше результат. Этого я, кстати, желаю нашим футболистам.

Меня очень повеселило, что в прошлом году Свету признали лучшей синхронисткой мира по версии FINA, а Наташу в то же время – лучшей в России. Как так вышло?
С. Р.: Да, я тоже обратила внимание, как прикольно получилось. Смешная ситуация. Вижу в этом только плюс, значит, нас наконец-то стали различать.
Н. И.: Видимо, у всех разные предпочтения. У Давыдовой и Ермаковой так несколько раз было. Но нам не до того, на самом деле. Узнали, порадовались и продолжаем работать дальше. От этого ведь ничего не меняется, денег ведь за это не платят.

Кстати, по поводу денег. Ожидали, что заявление вашего тренера Татьяны Данченко об уменьшении призовых на чемпионате мира возымеет успех и вам вернут недостающие суммы?
Н. И.: Нет, цели привлечь внимание никто перед собой не ставил, это был просто крик души тренера. Мне как спортсменке очень болезненно слышать, как Татьяна Евгеньевна рыдает в трубку, говоря о том, как мало мы получили. Такие ситуации тяжело воспринимаются теми, кто понимает, каким трудом даются наши медали. Наверное, со стороны все оценивается иначе.
С. Р.: Да, сначала скандал раздулся, а потом уже мы с Наташей обратились к Виталию Леонтьевичу Мутко, обсудили с ним как финансовую, так и моральную сторону проблемы. Так, например, нас никто не встретил в аэропорту в Москве, когда мы прилетели из Казани с медалями. Такого никогда не было, очень обидно. А это показатель того, что ты никому не нужен. Не говоря уже о том, что любой девушке, да и вообще спортсмену, приятно хоть какое-то внимание. Впрочем, тот разговор с Мутко почти ничего не поменял. Кроме, наверное, президента федерации, который сам подал в отставку.

Предыдущим президентом Николаем Шутовым все были недовольны. Что изменилось с приходом Алексея Власенко?
Н. И.: Пока рано говорить о кардинальных изменениях, но надежда на них есть. Хотелось бы, чтобы нас слышали.
С. Р.: И навещали почаще. Предыдущего президента мало кто даже знал в лицо. Надеюсь, Алексей Викторович будет ближе к спортсменам, захочет участвовать в диалоге. С нашей стороны, мы готовы ему помогать, подсказывать.

Чтобы повысить интерес к синхронному плаванию, FINA выдумала мужские соревнования и даже микст. Как вы к этому относитесь?
С. Р.: Я против этих нововведений. У нас женский вид спорта, построенный на красоте, грации и пластике. А вот бокс, например, чисто мужской вид. Тем не менее с уважением отношусь к нашим спортсменам. Саша Мальцев, наверное, долго терпел неодобрительные взгляды из-за того, что занимается синхронным плаванием, но прошел через это и выиграл чемпионат мира.
Н. И.: А я не против. Мужчины привлекли дополнительное внимание. Мужское синхронное плавание имеет право на жизнь, другое дело, что все быстро произошло. И мало мужчин, которые способны выступать на мировом уровне. Есть, по сути, всего три пары. Да и правила надо менять, ведь они написаны под женские дуэты. В будущем, не исключено, вообще не останется женских пар, будут только смешанные.

Мальцев стал чемпионом мира вместе с Дариной Валитовой, а чемпионом Европы – уже с Михаэлой Каланчой. Почему он сменил партнершу?
С. Р.: Не ищите подвоха. Просто Дарине дали сосредоточиться на подготовке к Олимпиаде. С Михаэлой у Саши тоже прекрасно
получается.

На Олимпиаде вы выступите также и в группе, хотя не тренировались и не выступали в ней три года. Как происходит процесс встраивания вас в коллектив?
Н. И.: Мы заехали на базу «Озеро Круглое» и там тренировали группу. Перед Олимпиадой у нас одна из тренировок полностью
групповая.

Не было желания отказаться от группы из-за высокой нагрузки?
С. Р.: Нет, это ведь олимпийская медаль. Да и если лидеры команды не встают в группу, это довольно странно. У нас так не принято. Да, мы, конечно, не «верхние» девочки, которые выполняют сложные элементы, требующие длительных тренировок. У них специальная акробатическая подготовка.

На тренировках много проводите времени вне воды?
Н. И.: Достаточно. Есть и общефизическая подготовка, и классическая хореография – как в вашей фотосессии. Проходим так называемые сухие занятия – все, что делаем в воде, повторяем просто руками.
С. Р.: Например, отрабатываем градусы положения рук перед зеркалом, чтобы мышцы запоминали и в воде работали уже «на память». Слушаем музыку нашей программы, чтобы загрузить в головы ритм. Нас среди ночи подними – мы должны прохлопать ритм с точностью до секунды и сказать, на какой счет делается определенное движение.

Как ваши тренировки в начале года отличаются от тренировок перед Олимпиадой?
С. Р.: В феврале–марте мы больше работали над «физикой», а затем уже сделали упор на программы – ведь все должно было быть готово к майскому чемпионату Европы. К нему же тренировали соло, которого не будет на Олимпиаде, так что сейчас не тратим на это время. Но все равно очень заняты. В 08:00 – прыжок в бассейн, и до 12:30 у нас тренировка дуэта на воде, потом еще час в тренажерном зале. Затем обед и массаж, после чего вечерняя тренировка, где работаем с группой.

Получается, на Олимпиаде мы увидим те же программы, что и на чемпионате Европы?
Н. И.: Да, так специально делается, чтобы обкатать их в боевых условиях, посмотреть, как они понравятся публике и судьям. Правки вносить можно, но глобально программы те же.


Когда вы собираетесь отправиться в Бразилию?
Н. И.: Соревнования начинаются 15 августа, но мы полетим уже 30 июля. Сначала будем тренироваться и акклиматизироваться в городе Жуан-Песоа на севере страны. В Рио переедем за три–четыре дня до турнира, так что будет время на то, чтобы опробовать воду соревновательного бассейна.

Для вас имеет значение, какая именно вода в бассейне?
С. Р.: Да, конечно, точно так же, как для хоккеистов качество льда. Например, в бассейне, где мы тренируемся в начале сезона, она «тяжелая», плотная, в ней приходится прикладывать больше усилий для движений. На базе «Озеро Круглое» вода полегче. Также важна температура. Нам в холодной легче. Еще обращаем внимание на прозрачность и пузырики.

Планируете ли сходить куда-то в Рио?
Н. И.: Мы всегда выступаем в конце Олимпиады, так что на какие-то соревнования обычно не получается попасть, зато всегда идем на закрытие. До старта стараемся даже лишний раз с дивана не вставать, чтобы силы экономить. Все ступеньки обходим стороной. После того, как выступим, может, куда-то и успеем
выбраться.
С. Р.: Что до достопримечательностей, то увидим только олимпийскую деревню и бассейн. В Лондоне после соревнований кто-то пошел гулять по городу, а мы с Наташей лежали и просто отдыхали. Сил не имелось вообще, ни физических, ни моральных. Да и в Бразилии были уже раз десять.

Летаете через океан в бизнес-классе?
С. Р.:  Если бы! В экономе. Но мы уже привыкли. Главное – получить место у прохода, чтобы можно было вытянуть ноги. И воду мы в полете стараемся не пить – опять-таки чтобы ноги не опухали.

Считается, что в синхронном плавании невозможно получить травму. Это так?
С. Р.: Если получаешь пяткой в нос – это считается за травму? У нас ведь ценится совместная работа – чем ближе друг к другу, тем лучше. Плюс все движения быстрые, резкие, так что случайно ударить партнершу вполне реально. А в группе акробатка может упасть кому-нибудь на голову.
Н. И.: Были инциденты на соревнованиях. Однажды одной девчонке сломали нос на первом движении, и никто ничего не заметил, программа прошла гладко. Зажим ее выручил, задержал кровь.
С. Р.: Как и в любом спорте, у нас страдают колени, плечи, спина. Ведь мы много тренируемся.

Вы часто рассказываете, как утомительно долго делать прически для выступлений. Не думали о том, что проще постричься коротко?
С. Р.: Лично я всегда жалею, когда остригаю длинные волосы, и сразу начинаю их вновь отращивать. Это беда каждой девушки. Я сейчас хочу покрасить кончики волос в розовый, но никак не решусь.
Н. И.: В Казани, кстати, у нас были визажисты, что существенно упростило процесс. После разминки ведь руки дрожат, а тебе нужно стрелки рисовать. С визажистом же все спокойно и хорошо.

Женская часть редакции просила задать вопрос о коже. Что вы делаете, чтобы она не портилась от длительного контакта с водой?
С. Р.: Никаких загадок нет. Да, кожа и волосы портятся от хлорки, но у меня вроде все в порядке. Но два раза в день мы мажемся кремом, иначе засохнешь так, что не уснешь.

Света, в своем Instagram вы выложили фото Майкла Джордана и поздравили его с днем рождения, отметив, что мечтаете пожать ему руку. Почему именно Майкл?
С. Р.: Да, нетипично для пловчихи. Мой старший брат занимался баскетболом и постоянно смотрел матчи NBA. Делая уроки, я также пристрастилась к просмотру. Мы сходили с ума по Джордану, гонялись за его кроссовками, когда они только вышли, весь дом был завешан плакатами. Когда стала постарше, прочитала его биографию и начала восхищаться им еще больше. Еще я пожала бы руку Михаэлю Шумахеру, дай бог ему здоровья.

Вам часто пишут в соцсетях?
С. Р.: Да. И, к сожалению, на них очень мало времени. Я пыталась вести Twitter, но забросила. Во «ВКонтакте» пишут много маленьких девочек, которые просят помощи и совета, но я же не могу раздавать виртуальные мастер-классы! С разными просьбами обращаются, конечно, часто просят материальной помощи. Во «ВКонтакте» я уже почти не захожу. Ленту друзей читаю в Facebook.

Олимпийская чемпионка в синхронном плавании Анжелика Тиманина еще во время своих выступлений была признана самой светской спортсменкой в России. Как вы относитесь к этому?
С. Р.: Если ты пиаришься и это никак не вредит спортивной карьере, то делай это сколько хочешь. Но если у тебя не получается совмещать, то надо выбирать: спорт или светская жизнь. Если ты себя позиционируешь как медийную личность, то будь ею.

Раньше вы вместе проводили отпуска. Сейчас не получается?
С. Р.: Да, случалось, но теперь у каждой своя личная жизнь, это абсолютно нормально. При этом мы все равно много времени проводим вместе.
Н. И.: Что касается отпуска, то теперь нам его диктует ребенок. У нас пляжный отдых, у Светки – более активный.
С. Р.: Да, мы пока разъезжаем по регатам. В основном в конце сезона. Там я отдыхаю скорее головой, так как на регатах приходится немало нагружаться физически. Раньше к воде относилась не очень хорошо – прямо тошнило, но теперь поняла, что и от нее можно получать удовольствие. Только мышцы болят – на яхте задействованы совсем не те, что в бассейне. Все тело после болит, но зато получаешь нестандартную нагрузку.

Партнеры журнала: