Нападающий сборной Бразилии Халк – о приходе Виллаш-Боаша, вылете «Анжи» и мечте о победе на мундиале

Большой спорт №6 (83)
Текст: Андрей Супранович Фото: Юрий Филиппов
Самый высокооплачиваемый футболист чемпионата России редко дает интервью. Халк, чье настоящее имя Живанилду Виейра де Соуза знают лишь немногие, уже десять лет играет вдали от родины, но так и не подружился с иностранной речью и общается с прессой только через переводчика. Зато языком футбола бразилец владеет в совершенстве, демонстрируя на российских полях мастерство топ-класса. О том, как ему живется в Петербурге, своей роли в клубе и сборной и планах на грядущий чемпионат мира нападающий «Зенита» рассказал «Большому спорту».

Досье

  • Родился 25 июля 1986 года в Кампина-Гранди, Бразилия
  • Выступает за «Зенит» (Санкт-Петербург) под № 7
  • За питерский клуб провел 42 матча, забил 23 гола
  • За сборную Бразилии провел 32 матча, забил 8 голов
  • Женат, двое сыновей – Тьяго и Иан

В заключительной части сезона у «Зенита» сменился тренер, и команда сразу начала побеждать. Приход Виллаш-­Боаша совпал с подъемом команды или это не случайность?
Не забывайте, что еще при Спаллетти мы шли на первом месте. Пусть потом наступил некоторый спад, но базу нам заложил именно Лучано. То, что серия побед совпала с приходом Виллаш-Боаша, тоже не удивительно – почти всегда смена наставника улучшает атмосферу и повышает мотивацию. Андре очень хороший тренер, с ним легко работать, так что все это произошло и с «Зенитом».

Правда ли, что с вами консультировались насчет кандидатуры португальца?
Нет, никто не спрашивал у меня совета. Я считаю, что это не очень хорошая идея, ведь не дело игроков выбирать себе тренера. В клубе есть люди, которые принимают подобные решения. Так что Андре позвали не из-за меня, а из-за профессиональных достоинств.

Вы работали под началом португальского наставника еще в Porto. Что изменилось с тех пор?
Не сказал бы, что я заметил изменения. Главное осталось – манера Андре всегда быть на поле вместе с игроками. Во время матчей он постоянно разговаривает, подсказывает футболистам, подстегивает нас. Виллаш-Боаш также хороший мотиватор и за пределами газона – он всегда найдет время для личной беседы.

Можете ли назвать Андре лучшим тренером в вашей карьере?
У меня было много наставников, я бы не хотел выделять кого-то одного. С каждым я дружил и находился в хороших отношениях. Пусть лучше за тренеров говорят их достижения.

Весной в команде оказалось несколько новых лиц, в том числе и Саломон Рондон. Как вам играется с венесуэльцем? Как изменился «Зенит» с уходом Широкова?
Состав меняется каждое трансферное окно – таковы футбольные реалии. Наше дело – помогать новичкам с адаптацией да и сами­м привыкать к стилю игры новичков. С Рондоном никаких проблем не возникло. Класс венесуэльца таков, что Саломон безболезненно влился в наш состав, с ним легко. Что же касается Широкова, то с его уходом игра немного изменилась, ведь Роман – отличный спортсмен со своим стилем.

Победив «Анжи» в апреле, вы фактически отправили дагестанцев в ФНЛ. Рады, что не придется больше летать в Махачкалу?
Мне безразлично, куда летать, чтобы играть в футбол. Мое дело – выходить на поле и побеждать.

Специалисты считают, что в российском чемпионате звездные легионеры начинают деградировать. Как вы себя мотивируете, чтобы даже в «Зените» оставаться одним из лучших футболис­тов мира?
Я просто не снижаю требований к себе, где бы ни находился и с кем бы ни выходил на поле: в чемпионате России, Лиге чемпионов или в сборной Бразилии. Что же касается остальных футболистов, то они не деградируют, просто не играют в полную силу. Проблема в головах, а не в потере класса. «Зенита» такие проблемы не коснулись – мы играем в Лиге чемпионов, которая отлично мотивирует.

Вы боролись за первое место в списке бомбардиров чемпионата с Сейду Думбия и Артемом Дзюбой. Что вас объединяет?
У нас разная манера игры, поэтому я бы не стал проводить параллели между нами. Могу сказать, что они отличные спортсмены, раз боролись за этот титул. Для меня же он не важен – главное, чтобы «Зенит» выиграл золото.

Пополняя свой бомбардирский счет, вы часто подходите к точке. Как вам удалось пережить момент с тремя подряд промахами с пенальти?
Да, это уникальный случай, со мной раньше такого не случалось. Но я люблю повторять, что не промахивается тот, кто не бьет. Главное – не опускать руки. Старался исправить ситуацию, ведь я один из штатных пенальтистов «Зенита» и должен выполнять свою работу.

В одном из интервью вы говорили, что «Золотой мяч» должен достаться Криштиану Роналду, что и произошло. Почему португалец более достоин титула, чем Франк Рибери?
Француз также заслужил победу, учитывая достижения Bayern Munich. Но с точки зрения индивидуальных качеств Криштиану все же сильнее, он провел изумительный год, пусть и остался без командных наград. Все же «Золотой мяч» вручают лучшему футболисту, а не лидеру лучшего клуба.

Любой футболист мечтает выиграть Лигу чемпионов. Понятно, что «Зенит» пока далек от этой цели. Как вы миритесь с этим фактом?
Да, нам еще сложно победить в Лиге чемпионов, но к этому нужно стремиться! Все, от игроков до руководителей, должны хотеть выиграть этот титул. Мы самый сильный клуб России, но пока слабее Real, Bayern, Borussia, так что и состав усилить не помешает.

Несколько лет назад «Зенит» был базовым клубом для сборной России, а теперь почти все лидеры – иностранцы. Не думаете ли вы, что это вредит команде?
Не нужно смотреть в паспорт игроку, загляните ему в душу. Футболист должен быть настоящим мужчиной, с характером, отдавать всего себя на поле. Тогда никто и не вспомнит, в какой сборной он играет.

Через несколько недель начнется чемпионат мира. Есть ли какое-то особое волнение от того, что он пройдет на вашей родине?
Да, волнение ощущается. Мундиаль остановит жизнь не только в Бразилии, но и во всем мире. Это огромная ответственность – выступать перед своей публикой. Надеюсь, мы ее не разочаруем.

Понятно, что в родных стенах Бразилию устроит только победа. Какие цели ставите лично перед собой?
Личные амбиции отодвинуты в сторону: есть только команда, и мы – одно целое. Наша большая семья будет бороться за то, чтобы стать лучшей, и каждый ее член отдаст себя без остатка, забыв об индивидуализме. Только так мы сможем победить.

В сборной вы играете иную роль, нежели в клубе, и не являетесь ярко выраженным лидером. Легко ли перестраиваетесь?
Ключевое различие в том, что в чемпионате России соперники уделяют мне повышенное внимание, играют персонально. В сборной все иначе: наша атакующая линия очень грозная, и противникам сложно определить самое опасное звено. Без пристального надзора мне и моим партнерам играется легче.

Один из ваших партнеров по атаке – Неймар. Мне кажется, его роль в мировом футболе преувеличена. Как вы считаете, он способен претендовать на «Золотой мяч» в ближайшем будущем?
У Неймара еще есть возможности выиграть столько же титулов, сколько Месси или Роналду. У парня все впереди. Таланта, чтобы стать лучшим, Неймару хватает. Он очень любим в Бразилии, болельщики в нем души не чают, а отзывы в прессе в основном положительные. Давайте дождемся мундиаля и посмотрим, как Неймар себя проявит.

Вспомните Олимпиаду. Тяжело переживали поражение в финале от Мексики? Не было желания посетить Игры в Сочи?
Олимпиада не считается топ-турниром для футболистов, но мне и моим партнерам по команде очень хотелось победить. Это несправедливо – наша сборная выиграла очень много титулов, но на Олимпиаде постоянно оставалась без золота! Не удалось снять проклятие и в Лондоне. Что касается Сочи, то поехать туда мне не позволила занятость в клубе. Но такое желание было, ведь я мало знаком с зимними видами спорта. Хотелось бы разобраться в нюансах и узнать правила прямо на месте, но сборы «Зенита» не оставляли мне выбора.

Часто ли скучаете по родине? Бывает, что ностальгия ломает бразильцам карьеры…
Конечно, скучаю по Бразилии, по семье, но уже привык быть вдали от дома. Наверное, из-за того, что я так рано уехал за границу, мне проще, чем другим моим землякам. Легко адаптируюсь к новым местам.

Слышал, что у вас большая семья.
Да, у меня шесть сестер. Когда приезжаю на побывку в Бразилию, стараюсь уделять им и родителям все свое время.

Пару слов о начале вашей карьеры. Какой клуб считаете родным?
Я тренировался в São Paulo и даже уезжал на год в Португалию, но мне пришлось вернуться. В профессиональном футболе я дебютировал за Vitoria из Салвадора, так что именно эта команда для меня родная.

Затем на вашем пути был довольно длительный отрезок в Японии. Как вам удалось интегрироваться в местную культуру? Что считаете самым интересным, а что – самым сложным?
Я уехал в Японию в 18 лет, и перед отъездом и мне, и моим родителям было немного не по себе. Но все оказалось не так сложно, как ожидалось, меня очень поддержал мой агент, да и в клубе было много бразильцев, которые охотно предлагали помощь. Проводить время с соотечественниками было интересно. Но и с японцами не скучно, у нас подобралась отличная компания! А самые большие сложности вызывала 12‑часовая разница с Бразилией, поначалу я часто засыпал днем, даже на командных собраниях.

На мундиаль приедет много болельщиков из России. Что вы посоветуете им?
Сложно что-то советовать, ведь Бразилия очень большая страна. Надеюсь, всем повезет с погодой и россияне смогут ознакомиться с красотами моей страны. То же касается и ресторанов – в каждом штате своя кухня, поэтому нужно пробовать и выбирать, что вам по душе.

Вашей семье комфортно в Санкт-Петербурге?
Я много времени прожил в Петербурге, успел хорошо познакомиться с городом. Здесь здорово, мы очень довольны условиями.

В последние годы популярной стала серия фильмов «Мстители», одним из главных персонажей которых является Халк. Вы и ваши дети любите эти картины?
Моя семья с удовольствием смотрит эти фильмы, дети постоянно играют, представляя себя то Халком, то Железным Человеком. Как они решают, кто будет Халком? Ребята просто меняются ролями.

Халк – это ваше детское прозвище, а вы уже взрослый, состоявшийся футболист. Не думали, что пора заказывать футболку с именем Живанилду?
Уже поздно что-то менять, я слишком привык к своей кличке. Только учительница звала меня полным именем, а одноклассники называли Халком, да и мои родители с удовольствием приняли это прозвище. Из уважения к ним хотел бы сохранить свой псевдоним.

Вы приехали на интервью на клубном автомобиле Audi Q7. Как складываются ваши отношения с машинами?
Я не большой фанат автомобилей. У меня нет особых предпочтений, главное, чтобы авто было комфортное. За руль сажусь нечасто, в основном передвигаюсь с водителем.

Партнеры журнала: