Иван Малахов и Анна Орлова – о стагнации в российском фрирайде и постоянных новых впечатлениях, которые дарит внетрассовое катание

Большой спорт №1-2 (89)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Евгений Пахоль, Андрей Британишский
24 января во французском Шамони стартует Swatch Freeride World Tour by The North Face – соревнования по внетрассовому катанию, в которых принимают участие сильнейшие горнолыжники и сноубордисты планеты. В числе избранных и россиянин Иван Малахов, получивший wild card от организаторов. Вместе со своей подругой Анной Орловой он посетил редакцию «Б­ольшого спорта». Горнолыжник и сноубордистка рассказали о своем пути во фрирайд и открыли некоторые профессиональные секреты.

Досье / Анна Орлова

- Родилась 26 марта 1990 года в Красноярске
- Многократная победительница международных и российских соревнований по фрирайду
- Вице-чемпион Швейцарии по фрирайду 2014 (Swiss Freeride Series)
- Участница Freeride World Qualifier с 2011 года

Досье / Иван Малахов

- Родился 12 января 1980 года в Смоленске
- Занял 5-е место в мировом рейтинге Freeride World Qualifier 2014
- Чемпион Швейцарии по фрирайду 2014 (Swiss Freeride Series)
- Участник Swatch Freeride World Tour by The North Face

Начало

Иван Малахов:  Я вырос в Смоленске, городе на высоком берегу Днепра, у нас много небольших горок. Был горнолыжный клуб, в котором занимались около 50 человек. Затем появился я, и облик горы несколько изменился: появились трамплины. Сейчас прыгают многие, но первым в городе трюки придумывал я. Не тренировался в секциях, а катался самостоятельно. При этом многие участники Freeride World Tour начинали с других видов. К примеру, Орельен Дюкро занимался прыжками на лыжах с трамплина, другой участник мирового фрирайд-тура в Сочи‑2014 соревновался в слоупстайле.

Анна Орлова: О финансах или славе я не задумывалась. Просто шла на горку и каталась, получала удовольствие. Все, кто рос в горах, так или иначе представляют, как «катать фрирайд». В нашем виде постоянно новые впечатления, виды, горы – это вам не вешки объезжать.

И. М.: Аня поначалу не была фрирайдером, а прыгала с трамплина и ездила по перилам. А мне больше всего нравилось съезжать с горы, делал это каждый день. В Смоленске нет горки или оврага, где бы я не проехал. Впервые принял участие в соревнованиях в 2005 году и сразу пробился в финал, а свой второй официальный старт выиграл. К тому моменту я катался в больших горах всего несколько раз. Считается, что фрирайдеру нужен хороший тренер, но мой пример доказывает обратное. Финансирование найти очень сложно, и достаточный бюджет, чтобы полностью проехать отборочный турнир к мировому туру – Freeride World Qualifier, – появился у меня лишь два года назад. Когда у тебя есть деньги лишь на одну поездку за границу в сезоне, кардинально изменить ситуацию сложно.

Сезон
И. М.: Первые три этапа мирового тура состоятся во Франции, Австрии и Андорре, где мы уже были. Затем, если все сложится удачно, нужно лететь в США, на Аляску. Туда попадет только половина участников. Надеюсь оказаться в их числе, ставлю задачу попасть в призовую тройку как минимум на одном этапе. Моя задача – получить призовые, они мне нужны.

А. О.: Я буду выступать во Freeride World Qualifier. Чтобы пробиться в основной мировой тур, надо занять общее первое место, а для этого буквально на каждом этапе необходимо быть в первой тройке. Задача непростая. Из-за ограничения по дням пребывания в шенгенской зоне вынуждена пропустить апрельские этапы, в то время как у австрийских конкуренток подобных проблем нет.

Финансы
А. О.: Во Freeride World Qualifier взнос на один старт составляет 100 евро, еще нужно заплатить за жилье. Иногда бесплатно дают ски-пассы. Когда спорт­смен пробивается в основной Freeride World Tour, он уже не платит, а зарабатывает. Но поездки на соревнования – в любом случае за собственный счет.

И. М.: Мы занимаемся этим не из-за денег. Максимальные призовые во Freeride World Qualifier – 1500 евро, а во Freeride World Tour – 12 тысяч долларов. Но если не будешь показывать результаты, ничего не заработаешь. Сложно собрать бюджет, нет хороших спонсоров. Лично мне фактически любой лыжный бренд может дать снаряжение, однако получить собственно финансирование сложнее. Большинство моих спонсорских договоров заключены в рублях, так что кризис сказывается. К счастью, меня взяли в международную команду Head, так что часть финансирования получаю из Австрии. Но сумма небольшая.

Россия
А. О.: В России стагнация фрирайда как соревновательной дисциплины, однако количество катающихся постоянно увеличивается. Когда я начинала, были состязания в Кировске, Шерегеше, Красной Поляне. Сейчас ничего подобного нет, организовывать контесты – занятие неблагодарное.

И. М.: В этом году представители Freeride World Tour приезжали в Красную Поляну, однако не смогли договориться о проведении там этапа. Курорт должен быть заинтересован взять на себя значительную долю расходов. Мест, где есть и необходимая инфраструктура, и условия для зрителей, мало не только в России, но и во всем мире. Приэльбрусье не подходит по причине сложностей с обеспечением безопасности, а в Шерегеше нет необходимых для мирового тура склонов.

Риск
А. О.: В случае максимальной лавино-опасности на склон не идем, но от несчастных случаев никто не застрахован. Иван попадал в лавину, ломал ногу. У меня тоже есть подобный опыт, благо повредила только доску. Кстати, это видео очень популярно в интернете.

И. М.: Чтобы сэкономить деньги, ездим на соревнования на машине, так что мы уже в группе риска. У нас случались небольшие инциденты как по дороге, так и в горах. Однажды я ехал по склону на лыжах, а на меня сверху кто-то спустил лавину. Обошлось.

Советы
А. О.: Фрирайдом надо заниматься в том случае, если хорошо катаетесь на сноуборде или лыжах, это не для новичков.

И. М.: В Шерегеше есть школа фрирайда, где начинающие съезжают по лесу, это практически безопасно. Там нет лавин, но нужно быть осторожным. В 2014 году зафиксирован смертельный случай: человек упал в яму. Можно получить травму, упасть под дерево – и тебя никто не найдет. Впрочем, если соблюдать технику безопасности, то риск есть только в больших горах со значительными перепадами высот. Как правило, то, что можно увидеть из подъемника, – не фрирайд. Хорошие места скрыты от взгляда обывателя.

Партнеры журнала: