Александр Крылов – о работе с Романом Русиновым, FIA WEC, «Формуле-1» и успешности реалити-шоу «Гонщики»

Большой спорт №1-2 (89)
Текст: Андрей Супранович
Три года назад российская команда G-Drive Racing, с пилотом Романом Русиновым, впервые вышла на старт FIA WEC – чемпионата мира по гонкам на выносливость. Заняв третье место в классе LMP2 во втором сезоне, в 2014-м G-Drive Racing нацеливалась только на победу, но роковое стечение обстоятельств не позволило Русинову и Ко подняться выше второй ступени пьедестала. О причинах превращения золота в серебро, планах на следующий год и цели победить в чемпионате мира по гонкам на выносливость в интервью «Большому спорту» рассказал директор по региональным продажам «Газпром нефти», руководитель проекта G-Drive Racing Александр Крылов.

Досье

- Родился 17 марта 1971 года в Ленинграде
- В 1992 году окончил ЛМУ ММФ, в 2004-м – юридический факультет СПбГУ, в 2007-м – МИРБИС (МВА), в 2014-м – Стокгольмскую школу экономики (МВА)
- Директор по региональным продажам «Газпром нефти»
- Руководитель проекта G-Drive Racing

Как возникла идея создать собственную команду для поддержки бренда G‑Drive?
Когда мы выводили на рынок топливо G-Drive, то рассчитывали, что нашими основными клиентами станут энергичные молодые люди, которые живут активно, быстро, в стиле drive. Понятно, что и площадка для продвижения продукта должна была быть соответствующей. Мы выбрали автоспорт. Изначально рассмат­ривали «Формулу-1», но, разобравшись в деталях участия, вскоре отказались от идеи. Берни Экклстоун, известный своими особенностями ведения бизнеса, не мог предложить ничего, кроме наклеек на болиды, и никакой совместной активности не планировалось. Потому мы обратили взгляд в сторону спортивных прототипов и конкретно гонки «24 часа Ле-Мана». В то время как мы договаривались с организаторами о том, что «Газпром нефть» хотела бы тестировать свое топливо на суточном марафоне, на горизонте появился пилот Роман Русинов со своими идеями по российской команде в чемпионате мира по гонкам на выносливость – и они совпадали с нашими. Так было решено создать G-Drive Racing и выиграть с ней «24 часа Ле-Мана».
 
С какими сложностями столкнулись?
Стоит отметить, что в России до «Газпром нефти» никто так активно не продвигал свои продукты через автоспорт. Да, некоторые компании становились спонсорами команд, но до создания собственной дело никогда не доходило. Так что, можно сказать, мы были первооткрывателями. Важно было найти хорошую техническую поддержку, людей, способных собрать и сопровождать гоночный болид. Привлекли мы и маркетологов, которые не только занимались дополнительными спонсорами, чтобы бюджет команды сходился, но и формировали платформы коммуникаций. В общем, каждый в этом проекте делает свою работу, а «Газпром нефть» осуществляет менеджмент.

Кто занимается подбором пилотов?
За состав отвечает Роман, он сам является пилотом и определяет, с кем подписать контракт. Он же отвечает и за спортивный результат. Русинов – большой профессионал, и в мировом автоспорте не первый год, так что он как никто знает возможности пилотов, ориентируется в важных нюансах, необходимых для принятия решения по кандидатам. К тому же гонки на выносливость – довольно специфический вид, где пилотам приходится неоднократно сменять друг друга во время многочасовых заездов. Таким образом, необходимо учитывать не только уровень мастерства, но и рост, комплекцию гонщиков, чтобы не терять времени на пересадках.
 
Вы не высказывали пожелания по составу команды, например включить больше российских пилотов? Ведь немного странно, что за российскую команду выступают два француза – Оливье Пла и Жюльен Каналь.
Для нас в первую очередь важен спортивный результат, ведь он позволяет успешно продвигать продукт. И для нас важно лицо этого продукта, которым является Роман. Ни Пла, ни Каналь в таком качестве не выступают, у них есть свои спонсоры. Мы не стараемся продвигать именно французов, раньше у нас были и британец, и австралиец. Да, мы могли бы посадить трех российских пилотов, но, повторюсь, для нас важен результат, а выбор способов его достижения – прерогатива Русинова.
 
В следующем сезоне состав пилотов претерпит изменения?
Еще рано об этом говорить, мы в данный момент решаем, на какой машине войдем в новый сезон. Что могу сказать точно, так это то, что Роман Русинов останется лицом G‑Drive. Чем так хорош Роман? Он нам нравится своим европейским взглядом на вещи, ведь ему довелось много жить во Франции, где как раз проходило становление его автоспортивной карьеры. Русинов знает, как себя вести, что говорить, как общаться с коллегами. Для нас, русских менеджеров, не имевших опыта общения с западным автоспортом на момент принятия решения о запуске проекта, такой пилот был настоящей находкой. Можно сказать, контракт с Романом позволил нам существенно сократить время на адаптацию в мире автоспорта.
 
Тогда давайте поговорим о завершившемся сезоне. Как быстро вы смирились с шокирующим поражением на последнем этапе в Бразилии?
Лично я не смирился, а когда смирюсь, результат все равно не улучшится. Конечно, автогонки – вещь непредсказуемая, но, наверное, и без ошибок не обошлось. Постараемся все п­роанализировать, чтобы в следующем году наконец выиграть золото.
 
В новом году ожидаете большей конкуренции в классе? Ведь в завершившемся сезоне борьба шла лишь между тремя машинами.
Надо понимать, что весь чемпионат мира  FIA WEC, пожалуй,  менее интересен, чем одна гонка, входящая в него. Речь, разумеется, о «24 часах Ле-Мана». В этом марафоне в классе LMP2 участвовало почти 20 машин! Поэтому главной целью была и остается победа. Но выиграть 24-часо­вую гонку, не участвуя в чемпионате, очень сложно. Остальные этапы – как тренировки, они держат в тонусе. На тестах не получишь такого опыта, как на соревнованиях. Конечно, можно после «24 часов» заканчивать сезон, но это уже не вяжется с нашей стратегией по продвижению топлива. Да и получать обратную связь от пилотов и инженеров, тестируя G-Drive при критических нагрузках, нам все так же необходимо. Как видите, мы решаем разнообразные задачи.
 
В чемпионате вы уступили другой российской команде. Вы контактируете с конкурентами?
Я не скажу, что мы дружим, но у нас хорошие рабочие отношения. Общаемся, обмениваемся опытом. Считаю, что наши совместные усилия и достижения привлекут в автоспорт больше российских ребят.
 
Что скажете о регламенте чемпионата? Команда G-Drive уступила в общем зачете, выиграв четыре гонки, тогда как ваш конкурент из SMP Racing ни разу не финишировал первым. К тому же в последней гонке в Бразилии, узнав о вашем сходе, команда соперников много времени провела в боксах, сберегая машину.
Не стоит рассуждать, честно выиграл кто-то или нет. Регламент для всех один, и эта команда старалась победить, опираясь на условия, прописанные в своде правил. Все вопросы такого рода следует адресовать к организаторам, это их прерогатива – поддерживать соревновательный дух в чемпионате, чтобы и зрителям, и командам было интересно. Впрочем, стоило нам финишировать хотя бы в одной из трех гонок, которые мы закончили досрочно, и наш с вами разговор проходил бы в более позитивном ключе.
 
Как много денег уходит на участие в FIA WEC? Почему эти вливания вы считаете оправданными?
Финансирование должно быть достаточным для формирования успешной команды, выбора надежного партнера, оптимальной техники и подходящих пилотов. По результатам должен быть обеспечен желаемый «выхлоп»: в нашем случае это показатели команды на треках и уровень продаж брендированного топлива «Газпром нефти». Сейчас, когда команда занимает лидирующие позиции, а показатели продаж топлива G-Drive многократно превзошли наши ожидания, я могу с уверенностью сказать, что мы сделали правильный выбор. Не стоит забывать, в первую очередь мы бизнесмены, и проекты должны приносить прибыль. Если мы говорим о топливе G-Drive, у него, как и у любого товара, есть добавленная стоимость. Часть этих средств мы должны тратить на рекламу, на продвижение и развитие бренда. Честно говоря, гонки в маркетинговом бюджете занимают не более 20%.
 
Означает ли это, что тяжелая экономическая ситуация и падение цены на нефть не скажутся на финансировании проекта в 2015 году?
Я бы не зарекался, ведь рынок в России будет изменяться, и доход от проекта изменится вместе с ним. А от дохода зависит количество средств, которые мы себе сможем позволить потратить.
 
Если все будет хорошо, какие цели поставите перед собой на сезон?
Как я говорил, наша цель – победа в Ле-Мане. Это 50% успеха в сезоне. Такова система начисления очков – если победишь в этом марафоне, в остальных заездах можно ехать почти без рисков.
 
Сколько времени лично вы тратите на участие в проекте?
Не слишком много, поверьте. В основном я отвечаю за продажи нефтепродуктов, занимаюсь большим количеством вопросов, связанных с этим бизнесом. Хотя, бесспорно, автогонки – мой любимый проект. В этом году из восьми этапов я был на трех – в Ле-Мане, Спа и Сильверстоуне. Год назад был и на всех дальних этапах, но в этом году не хватило времени.
 
За другими автогонками следите?
Слежу, конечно, по мере возможности. Стараюсь переключаться, посмотреть свежим взглядом. Как мне «Формула-1»? В этом сезоне – скорее не понравилась. Болиды звучат иначе, выглядят иначе. На G-Drive show этим летом мы приво­зили в Россию чемпионский болид Red Bull образца 2013 года. Когда он выехал на улицу, это был восторг. Даже если не смотреть, а слушать – понятно, что это F1. Сейчас болиды – это что-то иное. Видно, что Экклстоун слишком увлекся изменениями, и они, вероятно, бьют по кошельку команд. Небогатые «конюшни» не могут каждый год заново строить машину. Не уверен, что сейчас «Формула» на верном пути.
 
Что такое G‑Drive Show?
Автомобильное шоу с участием лучших российских гонщиков, в том числе, конечно, и Романа Русинова. Шоу прошло летом в четырех городах-миллионниках – Новосибирске, Екатеринбурге, Челябинске и Нижнем Новгороде. В этих городах уже есть большой спрос на наши продукты, и мы дополнительно стимулируем его, организуя настоящий автоспортивный праздник. Могу сказать, что узнаваемость бренда G-Drive выросла в разы, особенно за Уралом. Там G-Drive уже топливный бренд номер один, хотя еще пару лет назад о нем никто не знал. Мы в разы перевыполняем план. Разумеется, акционеры очень довольны.
 
Еще один ваш проект – реалити-шоу «Гонщики».
Его идею подали нам зрители G-Drive Show. В рамках программы мы организовали заезды на картодроме, скорее для развлечения гостей шоу. Людям понравилось, но многие сожалели о том, что не могли посоревноваться друг с другом. Мы учли их мнение и приняли решение провести турнир. Однако не знали на тот момент, какой именно приз придумать для победителей. Параллельно с этими размышлениями раздумывали о создании интересного ТВ-проекта. Соединив две идеи, мы решили сделать реалити-шоу. Его участниками должны были стать наши клиенты, которые как раз проходили отбор на турнирах G-Drive Show. Как только мы сделали анонс, интерес к участию вырос в тысячи раз, и это не преувеличение. Такого количества заявок мы действительно не ожидали.
 
Довольны тем, как все получилось?
Да, очень, хоть я и не большой любитель реалити-шоу, и сам формат был мне чужд. Приходилось даже заставлять себя этим заниматься на первых этапах. Но у ребят все получилось на высшем уровне, подобрались отличные участники. А какой вышел финал! Кто мог подумать, что победитель шоу поедет на легендарный Нюрбургринг, сядет с Романом в одну машину и выиграет гонку? Более чем уверен, что будет новый сезон, он станет еще интереснее, длиннее, да и отборы участников окажутся куда масштабнее.

Партнеры журнала: