Увидеть Бахрейн и победить: 6 часов из жизни чемпионата WEC

Большой спорт №12 (98)
Текст: Андрей Супранович
2015-й в России можно назвать годом гонщика. Даниил Квят покорил подиум в «Формуле-1» в 21-летнем возрасте, а престижнейший чемпионат по гонкам на выносливость FIA WEC вообще прошел под знаком российских пилотов – наши первенствовали сразу в двух категориях, попутно отметившись на подиуме «24 часов Ле-Мана». «Большому спорту» довелось понаблюдать за тем, как команда G-Drive Racing праздновала викторию на заключительном старте сезона в Бахрейне.

Роман Русинов нервно мерил шагами боксы. С начала гонки «6 часов Бахрейна» прошло лишь полчаса, а гоночный инженер автомобиля под номером 26 уже отдал команду на смену пилота – Сэм Берд, начавший этап, готовился передать эстафету. За хаотичными перемещениями из угла в угол Роман прятал все усиливающееся волнение, которое ощущалось даже сквозь забрало шлема, скрывавшего лицо. Всего пять с половиной часов отделяли российского пилота от первого серьезного и весьма долгожданного титула в карьере.

Под знаменем G‑Drive Racing Роман Русинов проводил уже третий сезон кряду. Несмотря на то что болид и партнеры менялись, россиянин и команда неизменно претендовали на победу в чемпионате по гонкам на выносливость. В 2013 году титул был упущен во французском Ле-Мане, где место на подиуме у G‑Drive Racing отобрали не в честном бою, а уже после гонки, дисквалифицировав по техническим причинам. Очков за 24‑часовой марафон в итоге не хватило для общей победы, ходя в остальных гонках Русиновым, Майком Конвеем и Джоном Мартином было одержано четыре виктории. По итогам всего турнира WEC гонщики G‑Drive Racing остались третьими.

Те же четыре победы были на счету команды, в которой после сезона‑2014 двух англоговорящих пилотов сменили французы Оливье Пла и Жюльен Каналь. Русинов и Ко вновь не смогли набрать очков на Ле-Мане, но общий триумф все равно был возможен, но в дело вмешался обидный сход в финальной гонке в Бразилии. Конкуренты из SMP Racing также имели технические проблемы, но сумели выпустить машину на трассу, что и принесло им титул.

Результаты предыдущих сезонов не могли не отра­зиться на стратегии команды, которая в этой гонке решила осторожничать. Впрочем, это не касалось второго болида (за G‑Drive в этом году выступали уже два коллектива). Латиноамериканское трио Якаман–Гонсалес–Дерани почти во всех гонках сезона занимало третье место, и уже перед началом этапа ребята знали, что эта самая третья строчка по итогам чемпионата им обеспечена. Немудрено, что на правой половине боксов царили безмятежность и спокойствие, в боксах постоянно находились родственники пилотов, которые широко улыбались и шутили. Слева от них, за невидимой границей, разделяющей боксы пополам, обстановка была напряженнее.

А вот с трибун трассы Сахир также тянуло безмятежностью. Это во время гонки «Формулы‑1», которая проходит в апреле, все места заняты, в сувенирные магазины и закусочные выстраиваются очереди, а суровые секьюрити дотошно проверяют билеты и аккредитацию, чтобы никто из посторонних не попал в мир длинноногих красавиц и быстрых машин. На WEC все иначе. На мою аккредитацию за два дня никто так и не пожелал взглянуть, а на воскресные тесты вообще можно было пробраться в боксы любой из команд, будучи никем не замеченным. Люди занимали только центральную трибуну, да и то лишь наполовину и в основном во время старта – когда Бахрейн утонул в сумерках, и без того нестройные ряды болельщиков поредели. Отдельно стоящая у десятого медленного поворота трибуна и вовсе оказалась пустой – можно было часами сидеть в одиночестве, смотреть на проносящиеся в свете прожекторов болиды и думать о чем-то своем.

Роман Русинов думал только о победе. Минут 15 назад он вылез из своего автомобиля под номером 26 и передал вахту Жюльену Каналю только четвертым, чем явно был недоволен. На резонный вопрос о причинах отставания от главных соперников из KCMG он лишь дернул бровью, вздохнул и политкорректно рассказал о стратегии команды: «Не рискую, еду аккуратно, нам нужно просто финишировать. Бережем резину, теряем время при обгоне круговых, выжидая удобный поворот». Но было видно, что Роман, славящийся своим перфекционизмом, отнюдь не рад ехать в облегченном режиме. А вот Каналь, прямо перед сменой спокойно прозябавший в боксах, явно не испытывал по этому поводу никаких угрызений совести.

Пока G-Drive Racing, которых действительно устраивало даже пятое место в гонке, действовали с оглядкой, KCMG, мечтающие о чемпионстве, гнали во весь опор. Закрались сомнения, что при таком темпе гонконгцам хватит ресурса шин на все шесть часов. В это же время борьба кипела и в других классах, хотя сражения проходили в уважительной форме – за всю гонку не случилось ни одного схода. Со стороны вообще казалось, что пилоты спокойно рулят, считая часы до окончания сезона. Этому явно был рад Марк Уэббер, который на старости лет получил-таки реальную возможность стать чемпионом мира в классе LMP1, для чего ему и его Porsche требовалось всего-то добраться до финиша не последним – запас прочности после пяти побед кряду был велик. Этому могли помешать проблемы с электрической гибридной установкой, из-за которой уже после первого часа гонки машина под номером 17 откатилась на пятое место. Упавший флаг подхватило другое трио из Porsche, отбивая атаки конкурентов из Audi. Куда спокойнее чувствовала себя русская команда SMP Racing, мирно катившая к победе в классе LMGTE Am.

Мимо меня проносится что-то огромное и черное – я едва успел отпрянуть, почувствовав дохнувший от тележки жар. Это разогретые в специальной установке шины спешат к позиции пит-стопа. К счастью для механиков G‑Drive Racing, гонка проходит спокойно и без технических неполадок – самым сложным заданием оказывается смена резины, которой руководит огромный мужик в униформе Dunlop. За руль вновь садится Роман Русинов, и на этот раз он будет ехать куда агрессивнее: KCMG выдохлись, и похоже, что стратегия G‑Drive Racing дает плоды. Видно, что команда явно хочет не просто победить в чемпионате, но и оказаться на подиуме в последней гонке сезона. Несмотря на непрекращающийся гул моторов, кажется, что слышно, как скрипят зубами на мостике, увидев очередной агрессивный обгон Романа.

Вторая половина гонки проходила в сумерках – тестирование системы освещения, которую готовят к ночным заездам «Формулы‑1» в 2016 году, прошло успешно, хотя и не везде на трассе было светло как днем. Трудно поверить, но вместе с тьмой на землю опустился и холод – если выйти из боксов, подальше от моторов и разгоряченных шин, и пройтись по освещенной пальмами, обвешанными гирляндами, аллее, то можно и замерзнуть. +20 °C – такой морозный, почти зимний вечер предлагал малочисленным посетителям трассы Сахир. Падение температуры означало, что теперь шины начнут вести себя немного иначе, и это «иначе» явно оказалось на руку обоим болидам российской команды. Закрывать гонку в автомобиле под номером 26 отправился Сэм Берд.

За полчаса до финиша в боксах G-Drive царило оживление. В них набились болельщики, девушки пилотов, все российские журналисты, добравшиеся до острова, операторы с камерами и другие сочувствующие. Не обошлось, конечно, и без руководителя проекта Александра Крылова, который появился в боксах в состоянии эйфории. Как Крылов, так и Русинов давно заждались победы и с трудом сдерживали рвавшиеся наружу эмоции. № 26 с Бердом за рулем рвался к первому месту в гонке, да и оживший к концу гонки № 28 активно атаковал, поставив задачу пробиться на подиум вместе с без 20 минут чемпионами. И напрасно боявшийся сглаза Роман Русинов старался урезонить всех присутствующих, которые на радостях начали показывать на пальцах викторию еще до финиша. Эмоции рвались наружу, все улыбались, Берд финишировал во всеобщем ликовании, а «28-й» на последнем круге ворвалися в тройку.

Если бы «6 часов Бахрейна» не венчали сезон, то гонка не запомнилась бы ничем. Минимум обгонов, ни одного схода, скучающий safety-car в боксах. Для того чтобы собрать нужную по хронометражу нарезку highlights, телевизионщикам пришлось активно задействовать slow-mo и искать на трибунах фотогеничных детей. Главное, чего гонщики, инженеры, механики и преданные фанаты WEC ждали все шесть часов и, если быть честными, весь сезон, произошло после гонки. Над подиумом взлетал счастливый Марк Уэббер, залив коллегам за шиворот шампанского, широко улыбался во все 32 зуба Роман Русинов, сдержанно радовались ребята из SMP Racing, покорившие сезон на Ferrari, прощался с автоспортом легендарный Алекс Вюрц. Похлопав победителям, группы людей в униформе растеклись по боксам – собирать скарб к отправке домой. Сезон WEC закончен – да здравствует новый сезон!

После того как стаканы с победными напитками были опустошены, а Роман Русинов наконец получил все причитающиеся поздравления, я все же рискнул задать вопрос, который не выходил из головы с момента старта гонки: что же все-таки лучше – выиграть «24 часа Ле-Мана», но проиграть чемпионат или, как в этом году, взять чемпионство, но уступить во Франции? Роман надолго задумался, после чего просил: «А можно и то и другое? Нет? Тогда пусть я буду чемпионом».

Результаты «6 часов Бахрейна»

LMP1
1. Porsche № 18 (Ромен Дюма,
Нил Яни, Марк Либ)
2. Audi № 7 (Марсель Фасслер,
Андре Лоттерер, Бенуа Трелуйе)
3. Toyota № 2 (Алекс Вурц,
Стефан Сарразен, Майк Конвей)

LMP2
1. G-Drive Racing № 26 (Роман Русинов, Жюльен Каналь, Сэм Берд)
2. KCMG № 47 (Мэттью Хоусон,
Ричард Брэди, Ник Тэнди)
3. G-Drive Racing № 26 (Густаво Якаман, Рикардо Гонсалес, Пипо Дерани)

Партнеры журнала: