Татьяна Навка: «Мой дом – моя крепость. Очень люблю, когда собирается вся наша большая семья»

Большой спорт №12 (108)
Текст: Алексей Немов / Фото: Платон Шиликов / Продюсер: Дарья Катрич
Обложечное интервью главного редактора «Большого спорта» Алексея Немова с одной из самых ярких фигуристок России и мира Татьяной Навкой состоялось в тренировочном комплексе ЦСКА, во время короткого перерыва между репетициями нового шоу «Ледниковый период». Во время дружеской беседы олимпийских чемпионов выяснилось, как Татьяне на протяжении 10 лет удается занимать призовые места, выступая с людьми, у которых минимальный опыт в катании на коньках, и зачем она открыла детскую школу талантов.

Досье

- Родилась 13 апреля 1975 года в Днепропетровске, СССР
- Олимпийская чемпионка 2006 года в танцах на льду в паре с Романом Костомаровым
- Трехкратная чемпионка России (2003, 2004, 2006)
- Трехкратная чемпионка Европы (2004–2006)
- Двукратная чемпионка мира (2004, 2005)
- Заслуженный мастер спорта России
- Основатель детской школы талантов «Я»

Мы долго шли к этому интервью, прежде всего потому, что каждый ваш день расписан по минутам: дела, тренировки, опять дела. Как удается при этом так хорошо выглядеть?
Мною движет любовь. Любовь ко всему, что я делаю и что меня окружает. Что такое жизнь? Движение во всем: в работе, спорте, семейных отношениях. Мне дано это качество, я не могу сидеть сложа руки. Кого ни вспомни по женской линии – от мамы до бабушек и прабабушек – все всю жизнь трудились.

Кем работает мама?
Она всю жизнь была связана с гостиничным бизнесом. Прошла путь от работника ЖКХ до директора гостиницы на Украине. Примерно семь лет назад в нашем доме в Москве случился переворот. Жильцы были очень недовольны деятельностью управляющей компании. Начался бунт, всех пригласили на собрание. Я тоже пришла, что делаю крайне редко. И тогда выяснилось: нужен председатель. Я выдвинула кандидатуру своей мамы. С тех пор наш дом – один из образцовых в городе.

Что сегодня наполняет вашу жизнь вне катка?
Семья и дети. Каждую минуту стараюсь провести с ними, особенно с двухлетней дочерью, которая дает мне нескончаемый заряд энергии. А вообще, мой дом – моя крепость. Очень люблю, когда в воскресенье собирается вся наша большая семья. Все ждут этого дня с большим нетерпением. Мы садимся за стол, обедаем, болтаем, смеемся, зажигаем камин и смотрим фильмы. Так приятно, что для каждого члена семьи это становится традицией, и даже для маленькой Нади. Я хочу, чтобы эта традиция переходила от поколения к поколению. Помню, раньше в нашей 70‑метровой квартире собиралось до 40 человек. Было весело, мама пекла разные вкусности.

А вы сами готовите?
Конечно, у меня есть фирменные блюда. Борщ, например. Вот недавно к маминому дню рождения испекли по ее же рецепту торт «Наполеон». Но в целом времени на готовку не так много.

В октябре вы открыли собственную школу талантов «Я». Когда и почему к вам пришла эта идея?
Однажды мне позвонила подруга и мой партнер по проекту Светлана: «Таня, давай откроем детскую школу!» Первая реакция: зачем мне это надо? Но сейчас я мать маленькой девочки и помешана на теме раннего раскрытия способностей ребенка. Мне стало это безумно интересно, и вот решилась стать руководителем школы.
Мы принимаем детишек с трех лет. Возможности пока не позволяют работать с более ранним возрастом, хотя я считаю, что с ними надо заниматься с пеленок. В будущем, когда мы откроем филиалы, у нас появятся и полугодовалые. Развитие ребенка с первых дней его жизни – это действительно важно. Мы думаем: вот исполнится чаду пять-шесть лет, пойдет в школу и начнет заниматься. Нет: то, что мы закладываем в детей до трех-пяти лет, потом будет как фундамент будущей личности – счастливой, самодостаточной и гармоничной. Мы раскрываем в детях талант.

Какие направления представлены в школе?
Самые разные: вокал, которым занимается моя старшая дочь, театр, танец, балет, хип-хоп, рисование, лепка и так далее. Мы не просто так выбрали базой «Vegas Крокус Сити»: там есть возможность объединить школу с работой на льду. Мы не делаем из ребят чемпионов или великих актеров для Голливуда. Мы помогаем родителям сделать жизнь детей разнообразной, чтобы они смогли потом найти свое призвание.

Многие известные спортсмены делают карьеру на государственной службе. Достаточно вспомнить олимпийского чемпиона по фехтованию Павла Колобкова, ставшего министром спорта. Не возникало ли у вас желания пойти по этой стезе?
Да, предлагали – еще в тот период, когда это было модно. Даже мама уговаривала: «Таня, попробуй! Посмотри, все же идут в депутаты». Но я не захотела. И жизнь показала, что сделала правильный выбор. А в политике я себя пока не вижу.

Вы уже 10 лет участвуете в ледовых шоу. Но меня удивляет не цифра: ежегодно вы занимаете призовые места, выступая с людьми, у которых минимальный опыт в катании на коньках. Объясните мне, гимнасту, как это у вас получается?
Секрет успеха «Ледникового периода» в том, что все мы – спортсмены и чемпионы. Мы не можем просто выйти и выступить, без искорки. Мы все хотим быть первыми, лучшими. У меня глаза горят, и я заставляю стремиться к этому наших партнеров. Мы все смотрим на катание и оценки других, так возникает конкуренция. Мы все понимаем, что это очередное шоу – далеко не Олимпиада. Оно пройдет, и все забудется. Но я все равно выхожу на лед и должна быть лучшей. Это заложено во мне с детства.

По каким критериям вы выбираете себе партнера накануне старта очередного сезона?
У меня нет такой возможности. Это Илья Авербух все так ловко и хитро обставляет. Кто достается, с тем и приходится работать.

Сколько часов в неделю вы тренируетесь с вашим нынешним партнером Андреем Бурковским?
Немного. У Андрея очень много работы в театре, он готовится к премьере. Обычно тренируемся два часа после десяти вечера. Этого мало. Нужно хотя бы три-четыре часа.

По телевизору мы видим лишь итоговый результат – трехминутный спектакль. А что остается за кадром?
Смотрите: у нас есть шесть дней на подготовку, за это время нужно придумать номер, поставить его, накатать… Это очень тяжело.

Поговорим о фигурном катании. После вашей с Романом Костомаровым победы на Олимпийских играх в Турине россияне не завоевывали золотых медалей в соревнованиях танцевальных пар. Этот вид программы можно назвать самым слабым в нашей команде в последние годы. Как думаете, в чем причина?
Первыми олимпийскими чемпионами в танцах на льду стали Александр Горшков и Людмила Пахомова. Советский Союз доминировал с 1976 года. Уже в тот период, когда я начинала, стали менять правила под англо-канадскую систему. Зачем? Победы русских всем надоели. У североамериканцев другая техника – более поверхностная, в отличие от нашей – задави конек в лед. Многое поменялось: дети, которые только-только начинали карьеру, работали в новом направлении с первых тренировок. В конце концов мы стали играть роль догоняющих.

Какой из двух недавно образованных дуэтов вас впечатляет – Ильиных/Жиганшин или Синицына/Кацалапов?
Мне очень нравится Кацалапов как фигурист. Надеюсь, его молодая партнерша прибавит. Если говорить в целом, то русские танцы отстают от мировой элиты. Как уже сказала, сейчас хороши канадцы и североамери­канцы. У Италии чумовая пара, думаю, они будут следующими олимпийскими чемпионами.

России в танцах медаль не светит?
В лучшем случае – бронза. Это будет очень хороший результат. Саша Жулин тренирует прекрасную пару – Дмитрия Соловьева и Екатерину Боброву. Однако все будет зависеть от сложности их программ и настроения.

Не могу не спросить про судейство. Все-таки фигурное катание – субъективный вид спорта.
Сегодня придумывают много всего – сложные элементы, очки, баллы. Там сидит американская мафия.

Как бороться? Сложностью программы и четкостью исполнения?
Я всегда себе говорила, что надо быть на голову выше всех. Тогда никто ничего не сможет сделать. Как бы ни хотели. Считаю, у нас с Ромой Костомаровым получилось. Но как только мы давали маленькую слабину, судьи тут же цеплялись. Приходилось вновь скакать от конкурентов семимильными шагами.

Еще один, очень серьезный вопрос. В фигурном катании нередки отношения и даже браки между партнерами. Как, по-вашему, это помогает или мешает спорту?
Мое мнение: лучше без отношений. Так проще. Вообще, все индивидуально. Многие женятся, но после спорта любовь заканчивается – вместе остаются единицы. Пока катаетесь, держит цель, результат. Снимая коньки, понимаешь: оказывается, люди по-разному видят, слышат и чувствуют. Уже нет стержня.

Партнеры журнала: