Анна Чакветадзе – о невыгодности олимпийского теннисного турнира, собственной школе и феномене Серены Уильямс

Большой спорт №10 (106)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Платон Шиликов
В 2008 году она отобралась на Олимпиаду, но отказалась выступить, сославшись на плохую форму. Заменившая Анну Чакветадзе Вера Звонарева завоевала в Пекине бронзовую медаль, а сама Анна так и не выступила на Играх: в 2012 году спортсменка завершила карьеру. За соревнованиями в Рио-де-Жанейро бывшая пятая ракетка мира, а ныне телекомментатор и владелица собственной теннисной школы наблюдала по телевизору. И очень обрадовалась золотой медали Елены Весниной и Екатерины Макаровой, с которыми вместе выступала за сборную России. С вопроса об успехе бывших партнерш по команде и началось наше интервью.

Вас удивила золотая медаль наших девушек в парных соревнованиях Рио‑2016?
Нет, до начала турнира я говорила, что они фавориты. Наши девушки были настроены на победу. В то же время в Рио-де-Жанейро выступали и менее мотивированные теннисисты. По лицам было видно их отношение: проиграли – ну и ладно.

Мне казалось, что основные претенденты на золотую медаль – сестры Уильямс…
Фаворитов несколько, в том числе и американки. Но они находились явно не в лучшей форме. Только Винус завоевала медаль – серебряную в миксте. Выступление за сборную, будь то на Кубке Федерации или на Олимпийских играх, – это особые эмоции. Кто-то может справиться с волнением, а кто-то чувствует себя скованно. Думаю, подобное произошло и с сестрами. По первому кругу было видно, что обе не в оптимальном состоянии.

Может ли теннисист целенаправленно подвести себя к Играм в лучшей форме?
Наш вид спорта особенный – каждую неделю проходят турниры. Это не легкая атлетика, где в году два-три серьезных старта. В теннисе вершина – турниры «Большого шлема», где люди борются за рейтинговые очки, призовые и спонсорские контракты. Некоторые спортсмены отказались от выступления на Играх в Рио. Отсутствие призовых они еще могли пережить, но очки для многих критически важны: именно возможность заработать их обусловила выбор в пользу более мелких коммерческих турниров. Ведь если, допустим, уступишь на Играх в четвертьфинале, получается, что съездил зря: до медали не добрался, нервы и эмоции потратил, а рейтинговые очки потерял. Не будем забывать и о стартующем в конце августа US Open: подготовка к нему влияет на личный календарь. Для топ-теннисистов, уже побеждавших на турнирах «Большого шлема», Олимпийские игры – это возможность выиграть дополнительный престижный титул, они не отказываются. Но спортсмены второго эшелона вынуждены анализировать варианты.

Покрытие на олимпийском теннисном турнире и US Open идентично. Можно ли рассматривать Рио‑2016 как своеобразную репетицию соревнований в Нью-Йорке? Например, ждать победы от Моники Пуиг?
В Пуиг я не верю. На турнире «Большого шлема» ее в финал не пропустят. Победа пуэрториканки будет страшным сном для всей первой десятки мирового рейтинга. На Олимпиаде сенсация более вероятна, чем на US Open.

Как вы в целом оцениваете прошедший олимпийский теннисный турнир?
Это особое соревнование, когда люди болеют не за конкретных спортсменов, а за свою страну. Я смотрела трансляции матчей не только по теннису, но и по другим видам спорта. Россиянам пришлось бороться не просто с соперником, но и с обстоятельствами. Считаю, выступили достойно.

В 2008 году вы квалифицировались на Олимпийские игры в Пекине, но отказались выступить на них. Сейчас жалеете о своем решении?
История не терпит сослагательного наклонения. Наверное, это был бы интересный опыт. Однако я находилась не в лучшей форме и подумала, что лучше не ехать. Учитывая тот факт, что россиянки заняли все три призовых места в личном турнире, мой отказ был правильным решением. Возможно, я бы помешала команде добиться тройного успеха.

Вы завершили карьеру в 2012 году. За прошедший с тех пор период женский теннис изменился?
На первых ролях те же люди – одни падают в рейтинге, другие поднимаются. И только Серена Уильямс по-прежнему на вершине, она уникальная спортсменка. Возможно, теннис становится более силовым, но этой тенденции больше четырех лет. В то же время Агнешка Радванска не обладает выдающимися физическими возможностями, но по-прежнему конкурентоспособна.

В конце августа Серена Уильямс, скорее всего, потеряет первую строчку в рейтинге WTA. Это знак того, что ее время уходит?
Может, ей это и не понравится. Любое место, кроме первого, для Серены – поражение. Но у нее огромное преимущество в скорости и подаче, поэтому не считаю, что Уильямс сдает позиции. В нынешнем сезоне ей не хватает мотивации. Насколько понимаю, главный стимул для Серены сейчас – стать лучшей теннисисткой современности, обогнать Штеффи Граф, а для этого нужен еще один титул на турнире «Большого шлема». Не знаю, кто еще из действующих теннисисток в перспективе сможет завоевать 23 титула.

Таковых нет даже среди юниорок?
Потенциал имеется у многих, однако в течение долгих лет находить мотивацию удается единицам. Даже Жюстин Энен восхищалась способностью американки постоянно ставить перед собой новые цели. Ежедневные тренировки – это очень серьезная работа. Лично мне будет интересно посмотреть, что станет с Сереной после того, как она выиграет еще один титул «Большого шлема». Сможет ли она продолжать «толкать» себя вперед или все же остановится? Сейчас она прет как каток.

В прошлом году вы открыли собственную теннисную школу. Есть ли проблемы с мотивацией у тех, кто ее посещает?
Наша школа рассчитана на всех – не только на желающих стать профессиональными спортсменами. Человек должен получать удовольствие от того, чем он занимается. Не хочу никого заставлять работать из-под палки. Ребенку надо идти на тренировку с удовольствием. Каждому свое, не всякий способен вырасти в первую ракетку мира. В то же время я вижу нескольких талантливых ребят в возрасте 12–14 лет. Считаю, что в этот возрастной период нет задачи во что бы то ни стало добиваться успехов в соревнованиях. Гораздо важнее ставить правильную технику, прогрессировать.

Вы заявляли, что хотите провести конкурс, по результатам которого отобрать ребят для занятий в своей школе на бесплатной основе. Кто-то приглянулся?
У меня был ученик, занимавшийся бесплатно. Но, откровенно говоря, он немного разочаровал. Поначалу были блеск в глазах и огромное желание, затем они куда-то ушли. Считаю, что нет смысла заставлять человека делать что-то, ключевым фактором является собственное желание.

В Москве можно воспитать теннисиста высокого уровня или в какой-то момент придется уезжать?
Я сама тренировалась здесь до 16‑летнего возраста. И даже став профессиональной спортсменкой, базировалась в Москве. Недели две тратила на тренировки, отрабатывала какие-то моменты, после чего летела на турнир. Так что при желании все возможно.

В 2014 году в России резко изменился курс иностранной валюты. Как это отразилось на перспективах детского тенниса?
Ситуация однозначно ухудшилась, работать стало сложнее. Подорожало оборудование, а платежеспособность людей упала. Я хотела открыть теннисную школу еще в бытность профессиональной спортсменкой и рада, что удалось осуществить задуманное. В нынешнем году тоже будем осуществлять набор. Больше всего мне нравится работать с совсем маленькими детьми, берем с четырех лет.

Сколько стоят занятия в вашей школе?
Цены средние по Москве, в зависимости от количества занятий в неделю от 12 до 18 тысяч рублей в месяц.

Насколько мне известно, вы разработали собственную методику тренировок. В чем ее основные особенности?
Для меня главные задачи при обучении ребенка – заинтересовать его и поставить технику. Мне самой постоянно исправляли удар справа и подачу, мучилась с этими движениями в течение всей карьеры. Уверена, что в детстве ставку надо делать на технику и координацию. Силовые упражнения в восемь-десять лет не нужны, от них мышцы становятся слишком жесткими. Считаю, что заниматься с «железом» теннисистам нельзя до тех пор, пока они не вырастут. Практика показывает, что травмы теннисисты в основном получают в тренажерных залах, на корте повреждения случаются редко. В то же время надо укреплять спину, ноги. Я знаю много упражнений, формирующих мышцы. При этом подчеркну важность индивидуального подхода, одному необходимо добавить в скорости, другому – силы ног…

Федерация тенниса России сотрудничает с вашей школой?
Нет, не имеет к ней абсолютно никакого отношения.

Как вы в целом оцениваете ситуацию в отечественном теннисе? Если судить по выступлениям в Кубке Дэвиса и в Кубке Федерации, положение плачевное.
Как же плачевное, если мы завоевали золотую олимпийскую медаль? Если говорить о Кубке Федерации, то в поединке с белорусками проиграли матчи, в которых должны были побеждать. Причинами неудачи стали стечение обстоятельств и ошибки руководства команды. В то же время я рада, что в сборной появилась Дарья Касаткина, восходящая звезда. Мне очень нравятся ее стиль игры, характер. Я впервые увидела Дашу в Аргентине, когда она располагалась в рейтинге WTA в районе 500‑го места. Мы немного потренировались вместе, и стало понятно, что по потенциалу это как минимум спортсменка первой мировой десятки. Конечно, хотелось бы, чтобы в России было несколько теннисисток подобного уровня. Мы понимаем, что нельзя постоянно быть на вершине, спорт цикличен. Пик прошел, сейчас идет небольшой спад, но я уверена, что через пять-десять лет последует новый взлет. Для этого нужно работать с молодежью, вкладывать в нее. Еще одно условие – популярность спорта. В 2007 году, когда четыре россиянки входили в первую десятку рейтинга WTA, теннис был на пике в стране. Чем больше детей занимается спортом, тем шире выбор у тренера, тем вероятнее отыскать талант.

Сейчас место тенниса занял хоккей…
И дзюдо. Для нашего же вида спорта будет хорошо, если ситуация останется такой, как сейчас. Тенденции увеличения интереса к теннису в России лично я, к сожалению, не вижу.

Партнеры журнала: