Александр Крылов – о принципах, на которых строится работа ХК «Авангард»

Большой спорт № июнь 2021 (145)
Текст: Дмитрий Маслов
В 2021 году «Авангард» сенсационно стал обладателем Кубка Гагарина. Поздравляя команду с успехом, публикуем монолог председателя совета директоров ХК «Авангард» Александра Крылова из изданной в конце 2019 года редакцией нашего журнала «Большой книги российского спорта и спортивной индустрии». Один из самых эффективных спортивных менеджеров России рассказывает о вынужденном переезде клуба из Омска в Балашиху и о принципах своей работы.


Первые шаги в «Авангарде»

Базисные вещи везде едины, но какое-то время на понимание специфики, конечно, необходимо. Я играл в хоккей на любительском уровне, интересовался им, поэтому нельзя сказать, что пришел в «Авангард» из ниоткуда. Общие представления о том, как устроен хоккейный клуб, у меня были. Когда возглавил проект G-Drive Racing, пришлось дольше разбираться в автогонках, поскольку раньше ничего в них не понимал. 
В «Авангарде» в первую очередь поставил перед собой задачу выстроить стратегию развития клуба, которой у него не было. Что мы хотим видеть через три года, через пять, через десять? Ответив на эти вопросы, разработали план. Сердцевина стратегии – развитие клуба за счет собственных воспитанников. Для этого нужна хорошая школа – большая воронка, через которую пройдет как можно больше детей. Самые талантливые из них будут обучаться в академии клуба. Соответственно, нужен сильный бренд, чтобы люди знали, что такое «Авангард». Это достигается благодаря хорошим результатам и маркетингу. Часть стратегии мы реализовали, открыв академию в Омске и ее филиал в Балашихе. 

Переезд клуба в Балашиху
Логистика стала проще – летать на матчи из Москвы гораздо легче и дешевле, чем из Омска. В Балашихе небольшая арендная плата, в Омске содержание ледового дворца обходилось бы клубу даже дороже. 
В плане выручки от продажи билетов мы, безусловно, потеряли, но в то же время приобрели новую лояльную аудиторию. Так что при всех очевидных минусах и трагичности ситуации в плане развития бренда и вывода его на федеральный уровень в вынужденном переезде можно найти и положительные моменты. Хотя мы, безусловно, с нетерпением ждем возвращения команды в Омск, так как «Авангард» должен играть дома.

Академия «Авангард»
Академия была создана на базе спортивной школы, в которой был сильный тренерский костяк. Она открылась в ноябре 2019 года. При проектировании мы учитывали наши представления о количестве детей, о том, чем они должны заниматься, и специфику региона. В общей сложности там будут тренироваться около 600 детей, 160 из них смогут жить при академии. Две ледовые площадки, вся инфраструктура для питания и обучения – то, что нужно для комфортной жизни и качественных тренировок. Дети будут набираться в регионе от Урала до Дальнего Востока. Для ребят из европейской части страны у нас есть филиал в Балашихе, который планируется сохранить после возвращения клуба в Омск. Таким образом, наша программа будет иметь федеральный статус. Академия «Авангард» должна стать точкой притяжения всех молодых талантов и в Сибири, и в Западном регионе. 

Арена
Ставим задачу начать сезон-2022/2023 на новой арене. Строительство будет вестись в рамках государственно-частного партнерства. На долю клуба придется примерно 50% затрат. Стратегия развития КХЛ предполагает, что домашняя арена должна вмещать не менее 12 тыс. зрителей, такие параметры мы и заложили. В Омске хоккей любят, поэтому в теории могли бы построить и 20-тысячник, но нет финансовых возможностей. Еще одна причина того, что остановились на 12 тыс.: дворец большей вместимости предполагает и увеличенный размер общей территории, а новая арена строится на месте старой.

Драфт в КХЛ
По большому счету, существуют две спортивные системы – американская и европейская. Первая основана на драфтах, вторая – на трансферах. Россия застряла посередине. В хоккее трансферов практически не существует, есть обмены. Драфт убивает мотивацию развивать собственные академии. Если бы у нас была система детско-юношеского спорта наподобие американской, которая выпускает игроков независимо от клубов, можно было бы оставить драфт. Условный «Локомотив» имеет хорошую школу, дающую много игроков высокого уровня. Получается, что они будут просто так уходить из клуба через драфт. Согласитесь, это неправильно. Так же и мы выстраиваем систему, основанную на собственных воспитанниках, а у нас их будут просто забирать.
Конкуренцию в Лиге убивает не отсутствие драфта, а колоссальная разница в бюджетах клубов. Если у одного условно 100 рублей, а у второго – 10, никакой драфт не поможет, команды с большим бюджетом все равно скупят топ-игроков. Ключ к увеличению конкуренции – в жестком потолке зарплат. 

Самоокупаемость клуба 
Основная статья доходов – трансферная политика, продажа игроков. За это отвечает сам клуб, и мы готовы развивать академию. Вторая – продажа билетов. 12 тыс. зрителей – это не 20, но тоже неплохо. Третье – отчисления КХЛ. В частности, за телеправа. Это очень серьезная история, но на стоимость телеправ клуб влияет только косвенно. На мерчандайзинге в хоккее много не заработаешь. 
Считаю, что сумму, которую клуб тратит на зарплаты игроков, он может зарабатывать самостоятельно. В КХЛ есть команды, которым это удается. Но здесь важен контекст, когда мы говорим про бюджет. Что такое бюджет клуба? Что туда относить? Есть и другие статьи расходов – академия, дворец. Если сложить все реальные затраты, то получится очень большая сумма, которую окупить очень сложно. Однако с той же академией тоже не все однозначно: да, мы тратимся на нее, вкладываем в игроков, которые впоследствии пробиваются в основную команду. Таким образом снижается финансовая нагрузка на контракты игроков второго-четвертого звеньев. Достаточно докупить несколько звезд – и получим готовую команду.
Ситуации с ледовыми аренами тоже разные. К примеру, СКА арендует дворец в Санкт-Петербурге, и эта арена востребована. Поэтому город не пойдет на уступки в вопросе снижения ставки. Именно из-за значительных затрат на аренду СКА планирует строить свой дворец. Другой клуб уже имеет его и таких затрат не несет. Арена в Омске будет принадлежать «Авангарду».
У КХЛ есть закрытые категории по спонсорству, но в целом Лига открыта, идет навстречу клубам. Бизнес-блок КХЛ заинтересован в том, чтобы клубы зарабатывали. У нас Лига прибыльна и с маркетинговой точки зрения успешна. Убыточны сами клубы. Все думают, как ситуацию исправить. 

Лимит на легионеров
Я против любого лимита и за жесткий потолок зарплат. Мне нравится подход английской премьер-лиги, где нет лимита, но для получения разрешения на работу иностранец должен соответствовать жестким критериям. Если мы хотим повышать уровень КХЛ, в ней должны играть лучшие. Ни для кого не секрет, что у нас есть хоккеисты, которые выступают в третьем-четвертом звеньях и зарабатывают 40–50 млн рублей в год. Фактически только за паспорт. Менеджер одного из клубов ВХЛ уверял меня, что ее средний уровень поднялся, и еще неизвестно, как закончится серия матчей лучших клубов этой лиги и худших КХЛ. А зарплаты несопоставимы. 
Самая богатая лига в Европе швейцарская, там средний уровень зарплат хоккеистов примерно на 70% меньше, чем у нас. Затем идет Германия, где самый большой годовой доход хоккеиста – около 300 тыс. евро. Думаю, в случае отмены лимита на легионеров в КХЛ средний уровень зарплат упал бы до уровня швейцарского. В России были времена, когда топ-игроки зарабатывали по 5 млн долларов за сезон. Сейчас – не больше двух, а в Швейцарии самые высокооплачиваемые получают полтора миллиона. 

Расширение КХЛ на Запад
Рассуждать можно о чем угодно, но давайте оперировать фактами. КХЛ прибыльна, а клубы убыточны. Поэтому все клубы Лиги – не бизнес-проект, в том числе и иностранные. Кто и почему их там создал, не знаю. Если бы в этом была экономическая составляющая и владельцы клубов получали доход, стояла бы очередь из желающих вступить в КХЛ. Поэтому наша задача – добиться того, чтобы и клубы были прибыльными. Тогда мы сможем говорить, что это не элемент политики или реализация личных амбиций, а бизнес-проект, в котором выгодно участвовать. 

Трансферная политика «Авангарда» 
За нее отвечает генеральный менеджер, я курирую основные положения: верхнюю планку бюджета и переходы ключевых игроков. С некоторыми хоккеистами 
я встречался лично, искал аргументы для перехода в «Авангард». Эти трансферы были непростыми в плане даже не цены, а самой возможности получить игрока. Пришлось убеждать хоккеистов в том, что именно наш клуб идеален с точки зрения продолжения карьеры. 
После истории с Никитой Щербаком я предложил действенный инструмент хеджирования рисков: создан специальный комитет, который готовит аналитическую информацию, на основании которой генеральный менеджер принимает решения. Щербак не подошел «Авангарду» не потому, что он плохой хоккеист. Просто не все материалы о нем были изучены и наложены на действующую в клубе игровую модель. Нужно учитывать комплекс факторов, в том числе не хоккейных, а не только статистические показатели. 

Боб Хартли 
Конечно, я бы хотел сделать так, чтобы Боб тренировал «Авангард» после возвращения в Омск. Хартли фанатично предан хоккею, я больше не знаю ни одного другого такого человека. Ему все равно где жить: в Омске, Монреале или Балашихе, все время проводит на хоккейной площадке. 
В клубе есть полное ощущение субкультуры Хартли: в отношении к тренировкам, процессу восстановления, питанию, вниманию к деталям. Простейший пример: именно при Бобе было введено правило, согласно которому баулы с экипировкой должны быть на борту до того, как команда приехала к самолету после выездного матча. Хартли ценит каждую минуту, которую можно потратить на восстановление. Если ты ждешь вылета из-за погрузки багажа, значит, меньше восстанавливаешься. 
В то же время главный тренер не лезет ни в какие нехоккейные истории. Не жалуется на календарь или другие факторы: работает с тем, что есть. Боб считает, что наша Лига очень сильная, и ему нравится здесь тренировать. 
Мы работаем над тем, чтобы кто-то из тех, кто сейчас помогает Хартли, в дальнейшем мог стать его преемником. 

«Игровой интеллект»
Идея родилась у ребят с опытом развития цифровых продуктов в периметре компании «Газпром нефть». Ребята поделились ею со мной. В тот момент на слуху была история с Александром Кокориным и Павлом Мамаевым, которая показала, что потребность в такой программе есть. 
Мы организовали пилотный проект в «Авангарде», хоккеисты проявили заинтересованность в подобного вида услугах. Я присутствовал на презентации некоторых кейсов, видел живой интерес к околохоккейному направлению. Спортсмены – люди с серьезными деньгами, вокруг которых крутятся сомнительные личности. Мы привлекаем проверенных специалистов из Газпромбанка, которые разъясняют возможные варианты вложения свободных средств, чтобы их не потерять. Хоккеистам рассказывают о конкретных кейсах, которые можно реализовать. Учат выбирать правильный инструмент для инвестирования и не полагаться на мнение родственников, «друзей» и подозрительных финансовых консультантов. У ценных бумаг одна доходность, у недвижимости – другая, у собственного бизнеса – третья, и она зависит от сферы, в которой предполагается действовать. Хоккеистов учат взвешивать все риски перед тем, как принять решение. 

Перспективы 
В первую очередь хочу гордиться тем, что у клуба сильная академия, в которой все хотят учиться и играть. Это залог успеха. В Омске есть запрос на хоккей, и его нужно максимально использовать. Неважно, сколько кубков Гагарина будет у «Авангарда». Трофей – хорошая история, но если под ним ничего нет, на следующий год можно просто не попасть в плей-офф. Ровная, стабильная, качественная игра важнее, чем одноразовый всплеск за счет финансовых вливаний или удачно сложившихся обстоятельств.