Дмитрий Соловьев – о спортивной карьере, телешоу и Ольге Бузовой

Большой спорт декабрь 2020 (142)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Платон Шиликов
Олимпийский чемпион Сочи-2014 в командных соревнованиях танцевальных дуэтов Дмитрий Соловьев прекратил выступления во многом вынужденно: его партнерша Екатерина Боброва решила не продолжать карьеру. Сейчас фигурист является участником телешоу «Ледниковый период», где соревнуется в паре с Ольгой Бузовой. В интервью «Большому спорту» Дмитрий порассуждал о перспективах возобновления карьеры, поделился впечатлениями о тренировках и выступлениях с Бузовой, а также рассказал о своих неспортивных увлечениях.

Вы завершили карьеру…

Я официально об этом еще не объявлял. Было несколько порывов возобновить выступления, в частности в паре с Еленой Ильиных. Но не все зависит от желаний, есть и обстоятельства, которые влияют на ситуацию.

У Ильиных завязался роман с Сергеем Полуниным, и она отдала предпочтение личной жизни, родила ребенка. Сейчас в связи с пандемией COVID-19 сложностей для спортсменов очень много. Неизвестно, что будет с международными этапами Гран-при, сообщения между многими странами нет. Неясна ситуация с чемпионатами Европы и мира, Олимпийскими играми. Возвращаться в профессиональный спорт – это отказываться от многого. Я готов, но хочу понимать перспективы. Серьезной мотивацией может послужить только потенциальная возможность завоевать медаль Игр, если не увижу ее, придется официально объявить о завершении карьеры. 

Рассматривали других потенциальных партнерш для выступлений?

Мы с Ильиных катались в шоу, провели много времени вместе и с первой тренировки почувствовали синхронизацию. Предлагали разные варианты, но у меня, как у состоявшегося спортсмена, есть цель не понижать планку. Если возвращаться, то не прокачивать другую партнершу, а сразу претендовать на результат. Ставить программы, нарабатывать новые элементы. Времени объективно мало, я все же не молодой спортсмен.

31 год для танцев на льду – много?

Это рубеж, за которым все сложнее. Копятся травмы, от этого никуда не деться. Мало времени на то, чтобы учиться, скатываться, завоевывать авторитет.

На чемпионате Европы 2020 года Виктория Синицына и Никита Кацалапов смогли обыграть Габриэлу Пападакис и Гийома Сизерона. Это случайность или знак предстоящего заката монреальской школы в танцах на льду? 

Никита с Викой выступили объективно сильнее и увереннее. Когда люди «голодные» и хотят победить, это видно. А многолетние чемпионы «зажались» и не были столь раскрепощены и настроены на победу. Я бы не говорил о «закате» – впереди серьезная конкуренция. Для французов серебряная медаль – это поражение, оно их мотивирует. Многое зависит от совместимости спортсмена и тренера, попадания в музыку, образов. Кто-то постоянно пробует новое, другие занимают свою нишу и работают в ней. Постановки французов каждый может трактовать по-своему. Для кого-то это отношения между мужчиной и женщиной, для других – энергия, возникающая из сплетения двоих, третьи видят свое. 

Российская школа Александра Жулина сформировалась давно, там суперкоманда, где каждый отвечает за свое направление. Хореогра­фия – Сергей Петухов, образы, движения, поддержки, подкрутки – Дмитрий Ионов. Петр Дурнев отвечает за технические моменты – додержал/недодержал поддержку, ребра в дорожках, твизлы. Сам Жулин, помимо общего руководства, выступает в роли психолога, заряжает спортсменов уверенностью. В 2014 году я попал в мюнхенскую клинику после операции на колене и удивился, насколько узкая там специализация у врачей. Один – по менискам, второй – по связкам, третий – по сухожилиям… Это очень правильный подход для целенаправленной работы на результат. Школу танцев Александра Жулина могу сравнить с этой клиникой в плане четкого разделения обязанностей.

Когда вы говорили о возможном возвращении в спорт, чувствовали, что для вас есть место в сборной России?

Мы были готовы бороться за попадание в команду. Пары Виктория Синицына / Никита Кацалапов и Александра Степанова / Иван Букин сильны, но меня конкуренция подстегивает. 

Во многих видах завершение карьеры автоматически означает резкое снижение уровня доходов, что спортсменами воспринимается болезненно. Какова ситуация в фигурном катании, где есть коммерческие шоу?

Фигуристам в этом плане действительно повезло. Есть шоу Ильи Авербуха, Татьяны Навки, Евгения Плющенко, эти люди делают качественный продукт. Важно оставаться в любимом деле и при этом неплохо зарабатывать. Для успешного выступления в спектаклях надо зарекомендовать себя как универсального фигуриста – не просто выполнять элементы, но и проявлять актерские навыки, примерять образы, менять настроение. Это довольно интересная работа. Я провожу анализ своих выступлений, иногда кривляюсь перед зеркалом, чтобы понять, как это выглядит. Сейчас у меня новый вызов – «Ледниковый период». Раньше я с партнершей мог исполнять много элементов, теперь пробую себя в роли тренера, учу человека, который раньше никогда не катался. Приходится быть и психологом – настраивать на выступления, эфиры. У нас нет возможности сделать несколько дублей, дается одна попытка. У моей партнерши Ольги Бузовой бывает разное психологическое состояние. Иногда надо подбодрить, а порой выступить более жестко: «Соберись! Чего ты вся трясешься?» Не могу сказать, что я в «Ледниковом периоде» только ради заработка. Я действительно получаю удовольствие от процесса.

Ольга Бузова – высокая девушка. Как спортсмен вы расстроились, когда узнали, что предстоит выступать с ней?

Бывают невысокие девушки, с которыми невозможно сделать ни одну поддержку. Рост Ольги я воспринимаю как вызов: смогу ли научить ее, сможем ли выполнять поддержки. Рад, что все получается.

Было ли принципиально задержаться в «Ледниковом периоде» дольше Екатерины Бобровой?

Даже не задумывался над этим. Когда ставишь скромные цели – выиграть у конкретного человека, двигаешься маленькими шагами, а если пытаешься добиться максимума, прогресс идет быстрее. Конечно, я смотрю за выступле­ниями других пар, подсматриваю какие-то элементы. Думаю, что можно перефразировать и сделать по-своему. Считаю более важным получать удовольствие от «Ледникового периода», а не от гонки за первым местом. 

Какой паре легче в «Ледниковом периоде»: с мужчиной или девушкой – профессиональным спортсменом?

Сначала я думал, что легче, когда спортсмен – мужчина. У нас больше сил, можем выполнять поддержки. Сейчас же мнение изменилось: некоторые ребята раньше занимались хоккеем, другие просто хорошо атлетически сложены, улавливают движения и могут сделать поддержки. Например, Дмитрий Сычев, который периодически играет в хоккей. Конечно, хоккейные и фигурные коньковые лезвия различаются, но у него получается хорошо. Скажу, что все на равных. Мы стараемся удивить судей и зрителей не только поддержками и другими шаблонными элементами, но и придумать что-то свое. Подводя итог, скажу так: поначалу легче парам, где спортсмен – мужчина, но со временем разница нивелируется. 

Вы готовите номер для судей или в первую очередь для себя?

Выслушивая критику, пытаемся угодить жюри. В то же время хотим сделать что-то интересное всем. В профессиональном спорте оцениваются отдельные элементы по огромному своду правил. Человеку, не связанному с фигурным катанием, и года не хватит на то, чтобы все их выучить. В «Ледниковом периоде» оценка более субъективная, из серии «нравится – не нравится». Одному не нравится музыка, второму – костюм, третьему – образ, а четвертый вообще не понял, что произошло. Поэтому попытка угодить всем бессмысленна, работаем в первую очередь для себя.

Вы ставили программы Сергею Воронову. В паре с Ольгой Бузовой тоже пробуете себя в роли постановщика?

У Ильи Авербуха очень загруженный график. Он является основным постановщиком программ участников. Помогают Илье Максим Ставиский, Албена Денкова, хореограф Елена Масленникова. В какой-то степени и я: знаю, на что способна Ольга, чему я ее научил. Исходя из этого могу предложить Авербуху варианты. 

Тот факт, что ваша партнерша – самый медийный персонаж «Ледникового периода», помогает или мешает?

Не гонюсь за славой. Приятно, что мы быстро нашли контакт и работаем легко. Бывают совершенно неизвестные люди, но такие змеи, что от общения с ними хочется застрелиться. С Ольгой легко и просто. У меня часто спрашивают: «Небось Бузова с короной, сложная в общении?» Это совершенно не так. Конечно, в процессе подготовки номеров мы можем повысить голос, но не друг на друга, а на ситуацию в целом. Легкость общения в процессе работы – залог продуктивности и успеха. 

Если бы аналоги «Ледникового периода» были в других видах спорта, в каком хотели бы попробовать себя в роли звезды?

Где угодно – футбол, хоккей, теннис… Интересно пробовать новое. Например, прыжки с шестом. Думаю, такое шоу пользовалось бы популярностью.

В интервью нашему журналу перед Олимпийскими играми в Сочи вы говорили: «Люблю погонять на машине, покататься на сноуборде, слетать в другую страну, сходить в театр…» Изменились ли ваши интересы?

В последнее время в моей жизни много футбола. Играть мне интереснее, чем болеть. Несколько лет назад начал увлекаться фотографией, монтированием и редактированием видео. Подписан в социальных сетях на ряд профессионалов в этом деле. Это какой-то другой мир, в который очень интересно окунуться. Хочется, чтобы открыли границы и можно было бы куда-то слетать, поснимать. Я даже на отдыхе максимум два дня провожу на пляже, затем начинаю ездить. Даже не по достопримечательностям, а просто в поисках интересных локаций, впечатлений. Сноубордом по-прежнему увлекаюсь, а к автомобилям интерес угас. Машина привлекает в первую очередь как способ путешествия, она дает возможность увидеть малопосещаемые места, не привязываться к экскурсиям. В театр хожу, но стал и просто гулять по Москве. Я коренной москвич, но все еще открываю для себя город во время прогулок по центру.

Как человек, много путешествующий, куда посоветовали бы поехать в первую очередь?

Очень нравится Япония, она мне ближе, чем Китай. Хотя в Шанхае есть что-то японское, он совершенно другой по духу, чем Пекин. При возможности надо побывать в Токио, Нью-Йорке. На Бали очень много красивых мест, если путешествовать на машине. Интересен Таиланд, в целом Азия. Некоторые говорят, что она однообразная, но, если не сидеть на месте, можно увидеть много необычного.

На вашей странице в Instagram много фото с Ольгой Бузовой. Это пункт контракта с «Ледниковым периодом», чтобы подогреть интерес и зрители домысливали о ваших отношениях?

Когда начинаются такие разговоры, я разворачиваюсь и ухожу. Никаких пунктов насчет социальных сетей в контракте нет. Моя жизнь сейчас наполнена в первую очередь «Ледниковым периодом», ничего другого просто не успеваю фотографировать. Ольга Бузова постоянно снимает сторис, она к этому привыкла. Я же этим не занимаюсь, уделяю больше внимания льду. За его пределами стараюсь отложить телефон, прогуляться, почитать книгу, посмотреть кино. 

Чем планируете заниматься после «Ледникового периода»?

Готов пробовать все. До пандемии думал насчет бизнеса, но сейчас рад, что ни во что не вложился. Вижу, как люди теряют капиталы, это больно. У меня немало предложений по мастер-классам от людей, которые увидели меня именно в «Ледниковом периоде». Они раньше не занимались фигурным катанием, но хотят попробовать. Интересно выступить в роли постановщика программ, стараюсь во все внести креатив, придумать что-то новое. 

Пандемия коронавируса сказалась на вашем отношении к жизни?

Я и раньше говорил, что нет ничего дороже здоровья, так что только убедился в своей правоте. Во время самоизоляции занимался спортом, читал. Мы жили за городом у родителей моей девушки Ани, помогал по дому. Было в кайф покрасить летний домик, постричь траву. Это помогало отвлечься от мыслей о том, сколько еще пробудем в таком заточении. Главное – не сидеть на месте, даже в период самоизоляции надо двигаться, что-то открывать для себя.