Ненад Крстич: Подарок от NBA

Андрей Супранович
Центровой ЦСКА – о локауте, Казлаускасе и войне в Косове

Локаут, который потряс NBA в прошлом году, привел в Россию семерых мастеров из лучшей баскетбольной лиги планеты. Однако после окончания забастовки в ПБЛ остались лишь двое – россиянин Андрей Кириленко и серб Ненад Крстич. Обоих дальновидно ангажировал московский ЦСКА. Двойное усиление вполне может оказаться сверхудачным: в конце зимы армейцы продолжают оставаться фаворитами трех турниров. Об адаптации к Лиге ВТБ, Евролиге, ПБЛ и тренировкам Казлаускаса, а также о твиттеромании и будущем в NBA «Большому спорту» рассказывает звездный новичок ЦСКА Ненад Крстич.

Контракт с ЦСКА вы заключили еще до начала локаута. Не верили, что без него обойдется? Что стало ключевым при выборе нового витка карьеры?

Да, все указывало на то, что локаут состоится и будет довольно продолжительным. Понимал, что надо взвесить все за и против и выбрать лучшее для продолжения карьеры. При этом не хотелось ошибиться, как в 2008 году, когда я подписал контракт с «Триумфом». Соглашение с ЦСКА сразу показалось мне отличным решением, ведь оно подкупало конкретикой и предоставляло шанс стать одним из лидеров команды, претендующей на титулы во всех соревнованиях. Имея на руках такое предложение, было глупо дожидаться окончания локаута.

Следили за ситуацией за океаном? Как оцениваете результат переговоров?

Конечно, не мог оставаться в стороне, ежедневно следил за всем по Интернету. Когда появилась новость об окончании локаута, очень обрадовался, ведь забастовка вредила обеим сторонам: и игрокам, и болельщикам. В новый коллективный договор пока не вчитывался, но он выглядит достаточно справедливым.

За локаутом можно было следить, читая твиты игроков NBA. А вы следуете моде?

У меня есть Twitter – @krle12, правда, он почти не интересует журналистов. Пишу в него редко и в основном на сербском. Завел аккаунт от скуки и общаюсь с друзьями. Также пользуюсь Foursquare.

Большинство игроков из NBA включали в свои контракты пункт, позволяющий в любое время вернуться за океан после окончания контракта. Почему вы не настояли на такой опции?

Желание заключить полноценный контракт было обоюдным. Мне претит не доводить начатое до конца, уход из клуба в середине сезона считаю ошибкой. Такие перемены не идут на пользу ни игроку, ни команде. ЦСКА всегда ставит перед собой максимальные задачи, и руководство специально искало центрового, готового провести в команде минимум год. Очевидно, что уход системо­образующего игрока в разгар сезона разрушает командную «химию» и отрицательно сказывается на результатах.

В вашем двухлетнем контракте есть пункт, согласно которому вы можете вернуться в NBA после этого сезона, заплатив миллион долларов. Собираетесь ли воспользоваться данной опцией?

Подумаю о такой возможности после завершения всех турниров, сейчас же не время размышлять на этот счет. Нам удается неплохой сезон, и все мысли направлены на завоевание трех титулов. Итоговые результаты вполне могут повлиять на мое окончательное решение.

ЦСКА играет в Евролиге, Лиге ВТБ и в ПБЛ. Тяжело ли выступать сразу в трех соревнованиях?

Поначалу было немного трудно, но потом втянулся, почувствовал ритм. Две игры в неделю – вполне неплохой календарь. Сложновато перестраиваться, ведь стили игры и арбитраж в тех же ПБЛ и Евролиге различаются, но в итоге это даже становится интересным, не дает заскучать.

Насколько известно, переехав в Россию в этот раз, вы вряд ли выиграли в деньгах. Значит ли, что финансовый аспект не был решающим?

Да, оклады примерно сопоставимы. При рассмотрении вариантов ориентировался в первую очередь на конкурентоспособность команды, поставленные перед ней задачи и мой возможный лидерский статус. Армейцы подошли по всем параметрам.

ЦСКА – не первый российский клуб в вашей карьере. Вы уже упомянули, что переход в «Триумф» был ошибкой…

Как раз то решение основывалось на финансовой составляющей контракта, предложение из Люберец подкупило внушительной суммой в графе «оклад». В 2008 году у меня закончилось соглашение с New Jersey, предложенный новый договор от Nets не устра­ивал, и я решился на переезд в Россию. Состав «Триумфа» был неплохим, но в коллективе не хватало единства, командная игра не ладилась. К тому же совсем не нравилось, как меня использовал тренер. А потом пришел кризис, деньги у клуба закончились, и я уехал. К счастью, быстро подоспело предложение от Oklahoma.

Как вам далась реадаптация к европейскому стилю баскетбола?

Безболезненно. Я быстро ко всему приспосабливаюсь, к тому же игры за национальную сборную не давали забыть о Европе. Мне нравится, что в ЦСКА несколько лидеров, которые могут отлично заменять друг друга. В NBA же каждый клуб имеет одного-двух звездных баскетболистов, и все схемы строятся вокруг них. Я был таким в New Jersey. Также мне импонирует накал страстей в Евролиге, где каждый матч очень важен, тогда как в Америке пара поражений подряд абсолютно некритичны.

Кто помогал вам адаптироваться?

Все понемногу, но больше всего Теодосич. Он мой соотечественник и давний друг, с ним можно пообщаться на сербском. Часто проводим время вместе, даже когда даю интервью, он терпеливо меня ждет, чтобы поужинать вместе. Остальные игроки ЦСКА – тоже замечательные ребята. Их английский не так хорош, как мой, но они довольно сносно изъясняются, стараются шутить. Никогда раньше не общался с Кириленко – в NBA как-то не доводилось. Здесь наверстали упущенное, и оказалось, что он отличный парень.

Практически в каждом туре Евролиги MVP становятся «выходцы» из NBA. Уровень европейского баскетбола настолько низок?

Он, безусловно, ниже, ведь NBA – лучшая лига в мире. Хотя есть несколько клубов, которые могли бы претендовать на место в плей-офф NBA. ЦСКА? Без сомнения. Также Barcelona и еще три-четыре команды.

Что насчет тренерского состава? Насколько тренировки и установки Казлаускаса вам близки?

Мне нравится наш тренер, он профессионал. Очевидно, что опыта ему не занимать, ведь Казлаускас работал и с национальными сборными, и с европейскими топ-командами. Отсюда и психология победителя, без которой у нас не было бы шансов. Работка у него тяжелая – не каждый сможет умело распорядиться когортой добротных игроков и с умом распределить между ними лидерскую ношу. Но Йонасу это удается.

Можете сравнить Казлаускаса со Скоттом Бруксом, коучем Oklahoma City?

Понимаю, к чему вы клоните. Мы со Скоттом довольно неплохо работали вместе, да и сейчас его команда на ходу. Но сравнивать его с Йонасом бессмысленно, у них мало общего. Брукс значительно моложе Казлаускаса, и он практикует совершенно иной подход к баскетболистам. Скотт старается быть для игроков другом, тогда как литовский специалист держится на расстоянии. Они оба отличные тренеры, но абсолютно разные.

Нынешний сезон удается вашим бывшим партнерам из Thunder. Готовы поставить на них в борьбе за чемпионские перстни?

У ребят из Оклахомы отличные шансы, у них есть все для победы. В прошлом году они играли в финале конференции и не стали слабее в этом сезоне. Главное – добраться до решающей стадии, а там уже может случиться все что угодно. На их стороне молодость и один из лучших игроков мира Кевин Дюрант в связке с Расселом Уэстбруком. С другой стороны, укороченный сезон на руку более возрастным коллективам, так что мой Boston тоже может побороться за перстни.

Год назад Boston Celtics получил вас и Джеффа Грина как раз с целью омоложения довольно возрастного ростера. Но в этом сезоне команда осталась без обоих исполнителей. Не чувствуете, что подвели команду?

Больше всего в этой ситуации я переживаю за Джеффа – он хороший человек и спортсмен, но из-за проблем с сердцем остался вне игры. Что до Celtics, то никто на меня не держит зла. В США на первом месте – деньги, бизнес, в вопросе переходов и трейдов нет места эмоциям. Все делают так, как считают нужным. Я выбрал ЦСКА, потому что мне здесь доверяют, и нет причин оглядываться назад. Желаю Boston только удачи, игра в этой команде многое мне дала – не каждому удается поиграть бок о бок с такими мастерами, как Шакил и Джермейн О’Нилы, Пол Пирс и Рей Аллен.

Поначалу вы были не очень рады вашему трейду в Boston из Oklahoma, где вы выступали довольно успешно…

Да, потому что это был мой первый и пока последний трейд, и ощущения остались довольно странные. Я как раз собирал вещи, чтобы отправиться на выездной матч в Сан-Антонио, когда мне позвонили и сказали лететь в Бостон. Пару дней испытывал сложности, но достаточно быстро адаптировался.

Мне претит не доводить начатое до конца, уход из клуба в середине сезона считаю ошибкой. Такие перемены не идут на пользу ни игроку, ни команде. ЦСКА всегда ставит перед собой максимальные задачи, и руководство специально искало центрового, готового провести в команде минимум год. Очевидно, что уход системообразующего баскетболиста в разгар сезона разрушает командную «химию» и отрицательно сказывается на результатах

В одном из интервью вы отмечали, что Москва – ваш второй любимый город. Вам действительно нравятся мегаполисы?

Ну, со «вторым» слегка преувеличили. Если быть честным, ваш город не очень подходит для жизни с семьей – в основном из-за пробок и холода. В остальном же мне здесь нравится: рестораны, клубы, исторические памятники – все на уровне. Люблю гулять в районе Красной площади, заходить в ГУМ, где есть отличное кафе. Еще мне нравится «Ботик Петра» – это такой рыбный ресторан сербской кухни.

Семья сейчас живет с вами?

Да, им здесь тоже нравится. Повторюсь, в Москве довольно неплохо, лишь холод мешает. Постоянно переживаю за дочку: дети так легко простужаются.

Согласно тому же интервью, на первое место поставили Белград. А как же родное Кралево?

Белград подходит мне больше, чем любой другой. Он не огромный, но и не маленький, там есть все для нормальной жизни. К тому же это столица моей родины. Кралево же навсегда останется в моем сердце, но жить там я не хочу, только иногда приезжать. Странно, что в том разговоре я не отметил Нью-Йорк – он мне тоже очень нравится. Я прожил там замечательные четыре года.

В России играет ваш земляк – уроженец Кралева Александар Лукович из «Зенита». Знакомы с ним?

К сожалению, пока не довелось. В юности я рано уехал из Кралева в «Партизан» и не успел завести много знакомств. Но видел пару игр «Зенита». Вообще очень люблю футбол, хотя и нечасто нахожу время на просмотр. Но за новостями слежу и всегда в курсе событий.

В конце января сборная Сербии стала вице-чемпионом Европы по гандболу. Следили за событиями?

Да, это большой успех для всей страны. Такой результат стал сюрпризом, ведь в гандболе мы давно не добивались никаких успехов. Рад, что наконец смогли выйти на мировой уровень. Смотрел почти все трансляции, болел за соотечественников. Думаю, значительную роль в успехе сыграли фанаты. В Белграде всегда сумасшедшая поддержка. До сих пор считаю, что у родного «Партизана» лучшие фаны в Европе.

Вам было всего 15 лет, когда началась Косовская война. Как она коснулась лично вас?

Мой отец ушел на войну, а мы с мамой, сестрой, бабушкой и дедушкой уехали за город в дачный домик. Не могу сказать, что было очень страшно, так как в нашем районе не велись боевые действия. Правда, канонаду мы слышали, а однажды бомба упала примерно в километре от нас. Звук был очень громкий, казалось, что все произошло прямо во дворе нашего дома. Хотя это единичный случай, воспоминания остались не из лучших. Эти события – позор для всей Европы. Многие люди погибли и умирают до сих пор от болезней, спровоцированных войной. И никто не понес за это ответственности. Когда я думаю об этом, то просто схожу с ума.

Не могу не вспомнить знаменитый матч Сербия – Греция, в котором вы ввязались в драку и бросили стул в одного из соперников. Если исключить тот эпизод, вы кажетесь довольно спокойным и уравновешенным игроком, не бунтарем. Что же произошло?

Такое случилось всего однажды. Знаете, один сербский актер убил двух человек. Это была самозащита, и он стремился рассказать людям всю правду, даже написал книгу, в которой объяснил, что и почему произошло. Я прочитал ее и увидел в ней себя. К счастью, я никого не убил. Поймите, в такие моменты гнев застилает глаза, ты не контролируешь себя и способен на не самые лучшие поступки. Чаще всего я спокоен, но если вывести меня из себя, то мало не покажется.

В итоге вы отсидели в тюрьме всего одну ночь. О чем думали в тот момент?

Действительно, не спалось, но все мысли были не о том, что со мной будет, а о жене, которая должна была вот-вот родить. Очень не хотел, чтобы она узнала о произошедшем и начала за меня переживать. Обошлось, я рассказал Тане обо всем много позже, и она все поняла. Так и должно быть, ведь жена – мой лучший друг.

Партнеры журнала: