Екатерина Макарова – о Мыскиной, любви к танцам и необходимости играть в осознанный теннис

Владимир Морозов

19-я ракетка мира Екатерина Макарова пришла в теннис по совету друзей своей семьи. Они же подарили шестилетней девочке-левше первый инвентарь. Через десять лет Катя уже дебютировала в квалификации Кубка Кремля, а в 2010-м завоевала первый одиночный титул WTA в карьере. За восемь лет Макаровой удалось пробиться в двадцатку лучших теннисисток планеты и выдать серию из восьми побед кряду, не смущаясь громких имен по другую сторону корта. О планах побеждать и дальше Екатерина рассказала в интервью «Большому спорту».

Вы всегда лестно отзываетесь о тренерском штабе. Кто вам помогает сейчас?
Мой основной тренер – Евгения Манюкова. В прошлом году начала помогать Анастасия Мыскина: в случае необходимости она заменяет Евгению Александровну, выезжая на турниры вместе со мной. Так, в прошлом сезоне Настя посетила три турнира, а в этом присутствовала на каждом моем матче в Австралии. Она находит время, консультирует. Я очень довольна своей командой: где-то советуясь, они прекрасно дополняют друг друга, стараются донести до меня единственно правильную мысль, которая затем очень помогает на корте. Я совершила небольшой скачок вперед во многом благодаря им.

Вы сотрудничаете с Евгенией Манюковой уже шесть лет. Как вы упоминали, именно она довела вашу игру до нынешнего уровня. Не возникает ощущения, что это предел?
Я так не считаю. Евгения Александровна – очень умный и грамотный специалист. Во время подготовительного сезона она проводит анализ, и каждый раз мы начинаем работать над чем-то новым. Думаю, она не зря пригласила Настю, возможно, почувствовала – свежий взгляд со стороны может помочь. Те же Федерер и Надаль всю жизнь работают с одним тренером. Они успешно продвигаются вверх, поэтому, надеюсь, и я смогу добиться большего.

Самый дельный совет, который дала вам Манюкова?
Наверное, всегда бить по мячу с мыслью. Я должна знать, что я хочу сделать в конкретную минуту на корте.

За один год вы совершили рывок более чем на 20 позиций в рейтинге WTA, превратившись в одну из самых опасных и непредсказуемых теннисисток. Мне кажется, вы можете пойти значительно дальше, но оставлять парный разряд не хотите. Может, стоит все-таки иначе расставить приоритеты?
Согласна, пара отнимает много сил. Я это почувствовала, играя пару накануне четвертьфинального матча Australian Open против Маши Шараповой. Однозначно буду играть ее меньше, но оставить турниры Большого шлема пока не могу. Все-таки пара придает мне какую-то часть уверенности.

Говорят, что мы, «мандражистки», показываем неровный теннис: ведем 5:2, подаем на матч, а потом завязывается борьба, где нередко сдают нервы. Мужчины играют свободнее, легче, красивее. Тем не менее в женском туре есть много девчонок, не отличающихся большим запасом сил, но способных за счет тактики обыгрывать почти любого соперника

На недавнем Открытом чемпионате США вы добились победы в миксте с бразильцем Бруно Соаресом. Расскажите, как начиналось ваше сотрудничество.
Я играла с ним на Roland Garros и Wimbledon в 2011 году. Хотела продолжить и в прошлом сезоне, но место заняла австралийка, игравшая вместе с ним на турнирах Большого шлема. Ради интереса подошла к нему в преддверии US Open: он подтвердил, что играет по-прежнему с другой, и тогда я передала его слова Евгении Александровне, которая очень любит этот разряд, периодически заставляя меня в нем немного поиграть. Не могу сказать, что получаю огромное удовольствие, играя микст, – совсем нет. Но как-то я произнесла: «Буду играть только с Бруно». А раз он уже договорился, то без шансов. А тут на мою тренировку прибегает его тренер и говорит: «У тебя одна минута на размышления: Бруно не попадает с австралийкой, будешь ли ты с ним играть?» Я посмотрела на Манюкову, думаю: раз пообещала – записывайте! Все произошло за считаные минуты. Евгения Александровна тут же сказала: «Вы выиграете». А с чего мы выиграем, если только записались? «Выиграете сто процентов!» – добавила она. Неожиданно, но так и вышло.

Резонный вопрос: почему из множества других теннисистов вы остановились именно на кандидатуре Соареса? Вы продолжите совместные выступления?
Для меня важен комфорт, легкость в общении: партнер не должен напрягать, грузить. Я поиграла со многими, а Бруно оказался именно таким, да еще и веселым парнем. Играть в миксте лишь бы с кем я не хочу – а с ним приятно, поэтому я была готова. Мы договаривались играть в Сиднее в этом году, но я поняла, что выступать одновременно в трех разрядах будет тяжело.

Каким результатом в нынешнем сезоне вы будете удовлетворены?
Я была бы рада удержаться в двадцатке сильнейших, продвинувшись вперед еще чуть-чуть. Хочется показывать хороший и красивый теннис. Если будет ладиться игра – придут победы, соответственно, буду подниматься в рейтинге.

В конце 2012 года Шамиль Тарпищев, рассуждая о деградации в российском мужском теннисе, заявил: «Такими темпами через два-три года у нас и с женщинами будет подобная ситуация». Вы как один из лидеров сборной можете обрисовать эту ситуацию изнутри?
Ситуация действительно понемногу движется в этом направлении. Казахстан перекупает наших девочек: Ксения Первак и Юлия Путинцева уже играют за эту страну. В России есть молодые и талантливые, неплохо выступающие для своего возраста: это Гаспарян, Гаврилова, Хромачева. Им надо помогать, привлекая зрителей на матчи, особенно детей. Раньше Кубок Кремля собирал полные трибуны, а сегодня надо опять заинтересовывать болельщиков: пусть ходят, смотрят, идут заниматься. У нас еще вырастут таланты и чемпионы.

Я была бы рада удержаться в двадцатке сильнейших, продвинувшись вперед еще чуть-чуть. Хочется показывать хороший и красивый теннис. Если будет ладиться игра – придут победы, соответственно, буду подниматься в рейтинге

А вам предлагали выступать за Казахстан?
Слава богу, нет. И я бы никогда не уехала.

Многие упрекают женский теннис в меньшей зрелищности, нежели мужской. У вас другое мнение?
Иногда говорят, что мы, «мандражистки», показываем неровный теннис: ведем 5:2, подаем на матч, а потом завязывается борьба, где нередко сдают нервы. Мужчины играют свободнее, легче, красивее. Они настоящие атлеты, их физическая готовность позволяет бегать несколько часов по пять сетов, выдавая при этом нереальные розыгрыши. Конечно, для публики такой теннис намного зрелищнее. Тем не менее в женском туре есть много девчонок, не отличающихся большим запасом сил, но способных за счет тактики обыгрывать почти любого соперника.

Вы по-прежнему восхищаетесь игрой Роджера Федерера?
Как бы он ни играл, где бы ни проигрывал, он все равно мне очень нравится. Федерер – легендарный теннисист, я счастлива выступать в одно время с ним. В женском теннисе моим кумиром остается Настя Мыскина.

В каком городе самая специфическая публика?
Для меня она хорошая везде. Я не могу выбрать город или страну, где на матчи ходит своеобразный зритель. Мне везде комфортно, пока нигде не освистывали.

Ваша коллега Вера Душевина всерьез увлекается живописью и даже устраивает благотворительные выставки своих картин. К чему испытываете пристрастие вы?
Я очень люблю танцевать. В свободное время даже занимаюсь hip-hop и ladies dance со знакомой. Это какая-то девчачья пластика, но мне действительно интересно. Если бы не теннис, в глубине души я, наверное, хотела бы стать профессиональной танцовщицей.

Ваш график позволяет находить время на личную жизнь?
Свободного времени, конечно, недостаточно. Для девушки, которая без конца летает по миру, приезжает в Москву на считаные недели, иметь какие-то отношения действительно непросто. Но сейчас в моей жизни все хорошо.

Досье / Екатерина Макарова
• Родилась 7 июня 1988 года в Москве
• Победительница US Open – 2012 в миксте
• Победительница четырех турниров WTA (1 – в одиночном разряде)
• Наивысшая позиция в личном рейтинге WTA – 19
• Победительница Универсиады 2009 года в парном разряде
• Обладательница Кубка Федерации 2008 года в составе сборной России

Партнеры журнала: